03:30, 01 Октября 2013 Версия для печати

Правозащитник Людмила Альперн: Толоконникова приняла единственное решение, которое поможет выжить

Надежда Толоконникова
У Надежды Толоконниковой, видимо, ситуация дошла до края. Фото Рейтер

Письмо Надежды Толоконниковой из мордовской колонии всколыхнуло не только Россию, но и мир. Узница из Pussy Riot за полгода до освобождения рассказала о нечеловеческих условиях, в которых живут и работают зэчки.

Условия такие: 17-часовой рабочий день, 3–4 часа сна, никакой гигиены, полное бесправие, избиения, непрерывные взыскания, угрозы, шантаж. Мы попросили Людмилу Альперн – правозащитника, автора множества статей по проблемам женских зон – прокомментировать документ.

– Насколько для Толоконниковой, по-вашему, опасно сейчас, за полгода до освобождения, выступать с таким письмом? Есть ли риск, что ее обвинят в клевете и отсрочат освобождение?

– Лет 9 назад я столкнулась со случаем, когда женщину, осужденную за мелкую кражу, уже в колонии осудили за клевету на администрацию, добавили срок и перевели в другую колонию. Там я с ней и пересеклась. Мы почитали ее приговор, послушали ее рассказ и поняли, что конфликт с администрацией возник на почве сопротивления. Я точно не помню, в чем конкретно состояла ситуация: она не выполняла норму или огрызнулась на грубость надзорсостава. Ее отправили в ШИЗО, где ее, маленькую и щуплую (осужденная была цыганкой), избил дюжий оперативник. Но она не смирилась, требовала прокурора, обещала неприятности. В итоге ей добавили 4 года.

В данном случае избиение невозможно, а что касается добавления срока – думаю, власть на это не пойдет: неконструктивно. Одно дело – танцы в храме, другое – заведомо неправедный лагерь. Наиболее вероятный сценарий – перевод в другую колонию.

– Что обычно понимается в колонии под осознанием, раскаянием и т.д.? Обязательно ли это выражается в сотрудничестве с администрацией или достаточно, грубо говоря, участвовать в самодеятельности?

– Скорее всего послушание. Во всем: в работе, в быту, а еще желательно сотрудничать с оперотделом, то есть стучать на других осужденных. В женских колониях – это почти норма. Это трудное послушание, ибо, если ты не умеешь отстаивать себя в пространстве лагеря, в условиях коллективной жизни, тебя затопчут. Мастерство женской лагерной жизни в том, чтобы найти золотую середину, которая позволит выживать, получать льготы с разных сторон и не утерять достоинство окончательно. Женская «доля» часто связана с приспособлением. Один начальник колонии, ныне покойный, в шутку так и обращался к зэчкам – «гражданки-приспособленки». На воле «приспособленки» отстаивают свое достоинство ножами и прочими колюще-режущими предметами.

– Что такое «мордовские зоны», на чем основана их репутация?

– Известно, что в Мордовии в советское время были политзоны. Учреждение ЖХ-385 исторически возникло в 1932-м, когда в Зубово-Полянском районе, в лесах, начали строить лагеря для врагов народа, в том числе для жен врагов народа. Тогда их было 3, как и сейчас женских колоний. Строили лагеря, а рядом – поселки для персонала. Так настроили 17 лагерей. В советское время в ЖХ-385 была политзона мужская (из известных зэков сидели Ю. Даниэль и А. Марченко) и женская (Татьяна Великанова, Ирина Ратушинская). О мордовских лагерях много написано. Я в группе коллег не раз посещала мордовские женские колонии. Наши наблюдения в 1999–2002 гг. подтверждают рассказ Толоконниковой. За это время произошли изменения, ЖХ-385 с центром в Явасе переформировано в УФСИН по Мордовии с центром в Саранске, и это хорошая новость. Но недостаточно хорошая, чтобы изменить традиции мордовских тюремщиков.

– Насколько распространена, по вашим сведениям, практика увеличения нормы и рабочего дня до 17 часов?

– Швейная фабрика в колонии устроена так: если есть заказ, то посменная работа, почти непрерывное производство. Если осужденных достаточно, может быть и три смены, а если не хватает (сейчас в основном в женских колониях перелимита нет) – только две. Шить надо быстро и качественно, так как заказы в колонию поступают через посредника на драконовских условиях, при невыполнении колония будет выплачивать неустойку.

На фабрике – изношенное оборудование и непрофессиональные швеи, конвейерное производство. Если один не успевает, отвечает бригада. Бригада – это отряд. Осужденные вместе и день, и ночь. Против отряда не попрешь, это опасно, напишешь как миленькая заявление на «переработку» (то есть сама попросишься остаться после смены). 12 часов работы – это почти норма. 16 – чересчур, но такое бывает, если заказ не «вышивается» в срок.

– К какому контингенту попала Толоконникова? Там рецидивистки или впервые судимые?

– С внедрением так называемой тюремной реформы (примерно с 2011 г.) колонии пересортировали именно по этому признаку. Так что, если она попала к «краткам», это нарушение. 14-я колония рассчитана на впервые осужденных. Могут быть искажения, если судимость уже погашена: тогда вторая формально считается первой.

– Есть ли шанс, что комиссия по правам человека рассмотрит ситуацию объективно и хоть чего-то добьется?

– Это зависит от того, кто будет в комиссии. Не сомневаюсь, что-то увидят и чего-то добьются. Возможно, это улучшит положение осужденных хотя бы на время. Вряд ли навсегда.

– Где хуже атмосфера – на мужских или женских зонах?

– Я бы не хотела сидеть в условиях кастовой гомофобной структуры мужской зоны и постоянных угроз изнасилования. В женской каст нет, гомосексуализм добровольный и положительный (с точки зрения сообщества осужденных женщин), бунтов нет. Но и права отстоять очень сложно. Правят опера, администрация.

– Какие способы связи с внешним миром разрешены и с какой регулярностью?

– Звонки, теоретически не менее 6 звонков по 15 минут в год. При технической возможности – хоть каждый день по 15 минут. Надо написать заявление на имя начальника ИК с просьбой разрешить телефонный разговор с таким-то такого-то числа по такому-то номеру и т.д. Письма, заказные и простые, – без ограничения, а в некоторых ИК есть услуга «фсин-письмо» – электронная почта через цензора. Стоит дороже, но доходит быстрее. Писать письма можно только в личное время, до одного часа в день.

Посылки – зависит от режима колонии (особый, строгий, общий) и от условий содержания человека в колонии (строгие, обычные, облегченные). Для женщин предназначены только колонии общего режима.

Что касается свиданий: строгие условия содержания – 2 краткосрочных в год до 4 часов, 2 длительных до 3 суток. Обычные условия – 6 краткосрочных свиданий в год и 4 длительных. Женщине на облегченных условиях может быть разрешено проживание за пределами ИК с семьей или детьми на арендованной или собственной жилой площади.

– Какую модель поведения вы бы сейчас посоветовали Толоконниковой?

– Если Надины силы исчерпаны – а это, похоже, именно так, – она приняла единственно верное решение, которое поможет выжить.

Смотрите фотогалерею 5 политзаключенных, условия содержания которых вызвали крупный скандал [ФОТО]

Читайте также:

Участница Pussy Riot Надежда Толоконникова объяснила, почему решила объявить голодовку

Появилась информация о том, в каком состоянии была госпитализирована в мордовской колонии Надежда Толоконникова

и другие публикации Дмитрия Быкова

и другие новости о СКАНДАЛЬНЫХ ОТКРОВЕНИЯХ НАДЕЖДЫ ТОЛОКОННИКОВОЙ О МОРДОВСКИХ КОЛОНИЯХ  

Фабрика
«Ни дня без строчки!»– под таким девизом трудятся осужденные в женских колониях. Фото PhotoXpress

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:30, 09 Декабря 2016
Глава наблюдательного совета РУСАДА Елена Исинбаева рассказала Sobesednik.ru о переговорах с ВАДА
»
17:25, 09 Декабря 2016
Правда ли жилье для молодых семей по госпрограмме дороже рыночного, разбирался Sobesednik.ru
»
17:04, 09 Декабря 2016
Алексей Немов рассказал Sobesednik.ru о своем отношении к мужской художественной гимнастике
»