Новости дня

02 апреля, четверг































01 апреля, среда













Диплом МГИМО и модельная внешность: у кого в России охотнее покупают яйцеклетки

04:15, 06 марта 2020
«Собеседник» №8-2020

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

В России разрешено донорство женских половых клеток. Оно востребовано супружескими парами, которые не могут иметь своих детей. Высокий спрос рождает предложение. «Собеседник» изучил рынок торговли яйцеклетками. 

Требуется модель с дипломом МГИМО 

31-летняя Дарья Ефремова из Сочи три раза становилась донором яйцеклеток и гордится этим. Для нее это и подработка, и важная миссия. 

– Изначально я работала агентом, искала суррогатных мам по стране, – рассказывает Дарья. – Ко мне обратилась женщина, которая в 23 года из-за онкологии потеряла способность иметь детей. Она просила ей помочь, я вылетела к ней в Москву. Деньги, которые она отдала мне за мои яйцеклетки, я считаю не выплатой, а компенсацией здоровья. 

С тех пор женщина работает с супружескими парами напрямую, без посредников. Всем выгодно: у Дарьи хороший гонорар, родители тоже не переплачивают за яйцеклетки. Купленные в клинике, они будут стоить дороже, а главное, заказчики видят донора. Клиники репродукции и агентства, как правило, предлагают клиентам анкету со скупыми данными донора: рост, вес, цвет глаз. Могут показать фото донора в детстве. 

– Клиники часто обманывают, продавая кота в мешке, – объясняет Дарья. – Они говорят о доноре одно, а на деле совсем другое. Я знаю историю, когда родители выяснили, что им продают яйцеклетки от немолодой женщины, которая живет в бараке, бухает и каждый месяц за 7 тысяч рублей сдает яйцеклетки, а клиника взяла с них 300 тысяч. 

По словам Дарьи, заработок донора может быть разным: от 30–40 до 600 тысяч рублей за эксклюзивные предложения. «Эксклюзив» – это девушки с модельной внешностью и дипломами ведущих вузов. Родители со средним достатком хотят, чтобы у донора было просто любое высшее образование, она была симпатичной и внешне похожа на этих людей. 

– Еще важна группа крови, потому что, когда группа крови ребенка не совпадает с группой крови ни одного из родителей, могут быть вопросы, – говорит Даша. 

Сейчас многие семьи предлагают донору 300–400 тысяч рублей, и Даша не собирается закрывать свой маленький социально ответственный бизнес. Говорит, пока они с мужем не заведут ребенка, будет помогать в этом другим. 

Сначала деньги – потом клетки 

Если набрать в поисковике «ищу донора яйцеклетки» или «стану донором ооцитов», выпадет несколько сот страниц. Как правило, это объявления от клиник репродукции или агентов, которые ищут доноров. Там, где крутятся большие деньги, всегда есть посредники. 

На странице петербургской клиники репродукции в соцсети сплошь хвалебные отзывы доноров, которые призывают других женщин делиться яйцеклетками с бесплодными парами, совершать благое дело и получать за это деньги. «Грамотные врачи», «заботливый персонал», «сделали укольчик, заснула, просто поболел живот, и все»... Их отзывы создают ощущение, что донорство яйце-клеток – это быстро и абсолютно безопасно, как почистить зубы. Но это, конечно, не так. 

Пункция – это когда яйцеклетки забирают с помощью длинной иглы, вводимой через влагалище – делается под общим наркозом, а он небезобиден для организма. Перед этим женщина проходит гормональную стимуляцию, ей назначают курс гормональных таблеток или инъекций. Это делается для стимуляции роста яйцеклеток, чтобы их получилось как можно больше. 

Global Look Press

 Марина из Кузбасса – профессиональный донор. Однажды после пункции она думала, что умрет. 

– У меня был жесткий побочный эффект, – вспоминает женщина. – Мне вкололи слишком много гормонов, произошла гиперстимуляция яичников. Я одна в отеле в чужом городе, у меня страшно вздулся живот, болело абсолютно все тело. 

Марина понимает, что донорство яйцеклеток – это риск, в том числе в долгосрочной перспективе, что зарабатывает своим здоровьем, но не готова отказаться от заработка. Она сидит в декрете, получает второе высшее образование. За все платит муж, и это для нее шанс «принести свою копеечку в дом». Раз в год на две недели она улетает для участия в донорской программе. Если родители предлагают меньше 200 тысяч рублей, она не станет с ними связываться. Договор не составляет – он не поможет.

Марину не кидали: когда родители оплачивают авиабилет до Москвы за 25 тысяч, снимают номер в отеле, платят донору суточные на еду – от 500 до 2 тысяч рублей в день, у них вряд ли возникнет желание повернуть назад. 

– Деньги беру перед пункцией, без них на операцию не иду, – говорит Марина. – У меня фикса: на сколько я с ними договорилась, столько и получу, независимо от количества забранных яйцеклеток. Когда женщина работает по договору через клинику, та платит ей в зависимости от количества яйцеклеток. 

По словам Марины, многие клиники воруют яйцеклетки – в протоколе операции указывают заниженное количество. Страдают или доноры, которые не получают деньги в полном объеме, или клиенты, которые получают не весь генетический материал. Однажды Марина по просьбе своих клиентов отправилась на операцию со спрятанным диктофоном. 

– Были подозрения, что нам врут о количестве яйцеклеток. Нам говорили, что их мало, но на УЗИ, сделанном в сторонней клинике, было видно, что мои яичники, как гроздья винограда, – рассказывает Марина. – Они, по документам, забрали 22 яйце-клетки, обычно у меня больше. Доказать родители ничего не смогли: врачи на диктофонной записи говорили тихо. Клетки скорее всего продали еще одним родителям. 

На экспорт в Китай 

В интернете попадаются интригующие объявления, в которых для донорства ищут девушек с азиатской внешностью или, наоборот, славянок со светлыми волосами, голубыми или зелеными глазами. В социальной сети я нашла объявление от гражданина Китая Wanzhe Ying 1983 года рождения. Он представлялся очень состоятельным гражданином, который ищет русскую женщину, потому что хочет, чтобы у него были красивые дети-метисы. 

Wanzhe Ying – агент, который охотится на доноров для китайцев. В этом убеждают его показные фото – шикарные, но явно не свои дом, машина – и отмеченные группы интересов: суррогатное материнство, донорство яйцеклеток и так далее. В последнее время он сделал перерыв в работе, у него сейчас другие заботы – ищет, где бы купить маски для защиты от коронавируса. 

В некоторых объявлениях такого рода девушкам и вовсе предлагают поехать в Китай и поработать донорами там – за 3500–5000 долларов. Это заброшенные «наживки» от игроков черного рынка, и вестись на них для девушек рискованно. В Китае донорство запрещено законом. 

– Там и ЭКО разрешили недавно, и делается оно в ограниченном количестве, – говорит Автандил Чоговадзе, руководитель «Репробанка». – Китайцы приезжают в наши клиники. Они часто ищут доноров среди славян, у них в моде люди с европеоидными чертами лица. Прилетают на две недели на саму операцию (подсадку эмбриона). 

«Это бизнес и ничего личного», – говорят многие доноры, которые забывают о своих клиентах тут же после получения гонорара. По закону они не могут претендовать на рожденного от них ребенка и его наследство. Только некоторые поддерживают связь с родителями и видели на фотографиях своих-чужих детей. 

– Я продаю не ребенка, а генетический материал, – говорит Марина. – Чтобы он родился, нужна сперма, нужно его выносить (это делает либо сама женщина – неспособность зачать не всегда означает неспособность выносить, – либо нанятая суррогатная мама. – Авт.). Я совершенно ничего не чувствую к этому ребенку, и ответственность за него несут его родители. 

Доноры часто говорят, что приносят счастье в дома бесплодных пар, но так бывает не всегда. Дарья общается со знакомой, которая выносила и родила по сути чужого ребенка – ее мужа и женщины-донора. 

– У нее выработалась ненависть к ребенку, – говорит Даша. – Она ушла от мужа, оставив его одного с младенцем, и говорит, что счастлива, потому что больше не видит их. Мне жаль эту семью. 

Мальчик растет без мамы, хотя одна женщина его выносила, другая передала свои гены. У любого бизнеса есть свои издержки, и в торговле яйцеклетками тоже. 

Кто может быть донором 

Здоровые женщины от 18 до 35 лет. Желательно, чтобы у донора был свой ребенок. Для клиники это показатель фертильности женщины (способности к нормальной репродукции) и здоровья ее будущего потомства. 

***

Материал вышел в издании «Собеседник» №8-2020 под заголовком «Детки из яйцеклетки»

Рубрика: Здоровье

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^