Новости дня

23 октября, понедельник


























22 октября, воскресенье


















Соавтор обращения о гомеопатии: Пусть продается – но отдельно


Профессор Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины рассказал о проблеме гомеопатии.

Меморандум о лженаучности гомеопатии, опубликованный на днях специальной комиссией РАН, стал почвой для горячих споров. Василий Власов является одним из авторов этого документа.

«О запрете там нет ни слова»

– Василий Викторович, этот меморандум – второй по счету, созданный Комиссией РАН по борьбе с лженаукой. Почему темой стала гомеопатия? И почему только сейчас, учитывая, что она существует уже больше 200 лет и почти столько же критикуется?

– Комиссия по лженауке – общественная, работает, когда у ее членов появляется такая возможность. Я уже слышал замечания, что надо было и это сделать, и о том написать. Не предъявляйте к нам такие претензии, пожалуйста, мы делаем то, что можем, в свободное время.

Почему сейчас гомеопатия? Потому что мы расценили ее как важную для общества проблему. Она успешно продвигается, гомеопатический препарат входит в двадцатку самых продаваемых в нашей стране, а представитель гомеопатического сообщества стал членом РАН. Кроме того, гомеопатия стала объектом нашей работы еще и потому, что упорно представляется наукой, ею не являясь.

– С чего многие решили, что речь идет о запрете?

– Вероятно, не читали меморандум. Там о запрете нет ни слова, только разумные и реалистичные предложения. Гомеопатия должна быть более очевидным образом, четко отделена от остальной медицинской помощи и лекарств. Это относительно безвредный товар, пусть он и дальше продается в аптеках. Но на отдельной витрине, где будет написано «Гомеопатические средства». А на упаковке каждого такого препарата должна быть информация о том, что научных доказательств его эффективности не существует.

– Что комиссия предъявляет гомеопатам в качестве претензии? Недоказанную эффективность?

– Мы вообще не обращаемся к гомеопатам, это не имеет смысла. Мы обращаемся к обществу и его институтам. Мы говорим о том, что общество должно быть защищено от обмана – в том числе против желания производителей гомеопатических средств. Но членам комиссии в голову бы не пришло говорить о запрете или преследовании гомеопатии, несмотря на то, что мы считаем ее лженаукой. В нашей стране и так много насилия и запретов. Запрещать надо то, что по-настоящему опасно. Табак же, например, продается в магазинах, хотя наносит реальный вред.

– Можно ли говорить о вреде гомеопатии или только об отсутствии эффекта?

– Прежде всего вред в том, что люди отказываются из-за этого от нормального лечения. На втором месте – расходы, которые несет потребитель. На третьем – прямая опасность, в частности отравлений. Гомеопатические препараты по-настоящему не контролируются, нельзя быть уверенными, что там действительно только вода и сахар. Примерно до 2010 года на них смотрели сквозь пальцы – большинство препаратов, которые сейчас присутствуют на рынке, тогда и были зарегистрированы.

«После – не значит вследствие»

– У сторонников гомеопатии масса аргументов, главный – «А мне помогает» – уже стал мемом...

– Этот аргумент не выдерживает никакой критики. У человека был насморк, ему дали сахарные шарики, и все прошло. Что это означает? Что насморк прошел бы и сам, как это обычно бывает. Нет научных доказательств, что гомеопатия помогает. В том числе нет их и в отношении животных и детей, которых любят приводить в пример ее сторонники. Кроме того, есть же нормальная логика: прошло после чего-то – не значит прошло вследствие чего-то.

– Тем не менее врачи в поликлиниках гомеопатию часто назначают вместе с другими лекарствами. Это личная заинтересованность, неосведомленность или что-то еще?

– Врач – такая же профессия, которой люди зарабатывают на хлеб. Врачи хотят помогать пациентам теми способами, которые у них есть, и в том числе гомеопатией. Не осуждайте их. Некоторые пациенты же страшно хотят, чтобы им дали сахарные шарики. Им хочется чем-нибудь лечиться, и они не поймут, если врач ничего не назначит.

«Не думаю, что есть такое лобби»

– Много ли было исследований гомеопатии?

– Довольно много, в том числе в СССР. Вывод один: если у гомеопатических препаратов и есть какой-то эффект, то он настолько мал, что его нельзя уверенно обнаружить.

– Тем не менее метод использовали и в советские годы, кстати, в семьях партийного начальства. Сейчас он активно применяется во Франции, Бельгии, Швейцарии. Почему?

– Родственники генсеков вряд ли могут быть для нас источником авторитетного мнения. Что касается аргументов про 200 лет успешной практики... Ну, когда-то люди считали молнию божественным явлением, а потом узнали, что это электричество. Во Франции же, насколько я знаю, популярность гомеопатии объясняется национальными традициями. Так бывает, что некоторые вещи занимают прочное место в культуре и побороть их все или быстро нет возможности. Но надо пытаться.

– На следующий день после публикации меморандума ваш соавтор Денис Рощин был уволен с работы. Некоторые СМИ назвали это местью гомеопатического лобби. Таковое существует?

– Честно говоря, трудно представить, что из-за такого пустяка руководство института (Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ. – Ред.) принимало бы подобные кадровые решения, да еще и в такой неудачный момент. Не думаю, что есть гомеопатическое лобби. Говорить о фармацевтическом лобби можно – это организованные силы с доступом во властные структуры. Но мне кажется, что поддержка гомеопатии несколько иная: прежде всего она базируется на людях, которые по каким-то причинам верят в это. Таковых, как ни странно, много.

– В том числе в медицинском сообществе. Почему в гомеопатию верят врачи?

– Это загадка. В октябре в Петербурге проходила фармакологическая конференция, и предполагалось, что на сессии гомеопатии мы просто будем рассказывать анекдоты. Но оказалось, что в аудиторию на сотню мест набилось около 200 врачей, страстных фанатов этого явления. Возможно, это объясняется поиском и верой врачей в общую объединяющую теорию. То, что им преподается в медицине, для них очевидно – медицина довольно критичная специальность, и потому альтернативная теория оказывается для них привлекательна. С обычными людьми то же самое: это увлекательно, парадоксально, кажется необъяснимым. Люди все время на что-то покупаются.

Кстати

Первый меморандум Комиссии РАН по борьбе с лженаукой вышел в мае 2016 года и был посвящен тестированию по кожным узорам пальцев рук (дерматоглифике). Члены комиссии разъяснили, что не существует никаких научных подтверждений тому, что по отпечаткам пальцев можно оценить способности человека, сделать выводы о том, какими видами спорта или профессией ему стоит заниматься. После публикации меморандума комиссия по работе с талантливой молодежью при Министерстве образования и науки РФ отказалась от планов использовать в работе дерматоглифическое тестирование.

Цифра

8 млрд рублей – столько россияне потратили в прошлом году на гомеопатические средства, купив 20 млн упаковок. (По данным DSM Group)

Российское гомеопатическое общество: Мы просим РАН о научной дискуссии

О реакции гомеопатического сообщества на публикацию меморандума Комиссии РАН по борьбе с лженаукой рассказал Владимир МИЩЕНКО, президент Российского гомеопатического общества:

– Мы обратились в президиум РАН с просьбой устроить научную дискуссию – симпозиум, конференцию, что угодно, – чтобы в ее рамках стороны могли высказать свои доводы за и против гомеопатии. Мы также обратились в Минздрав и предложили кандидатуры 18 специалистов, которые занимаются гомеопатией больше десяти лет, чтобы их ввели в комиссию, которую хотят создать по поводу меморандума. Таким образом мы сможем отстаивать свою точку зрения.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания