Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Главный инфекционист ФМБА РФ: Эпидемия Эбола – не чрезвычайная ситуация, а обычный случай


Alex Duval Smith/Global Look

Случаи заболевших Эбола уже есть в Испании и США. Как Россия защищается от проникновения лихорадки на свою территорию? Об этом «Собеседнику» рассказал главный инфекционист ФМБА РФ Владимир Никифоров.

— Какова наша готовность к предотвращению распространения вируса Эболы?

— У нас готовность к завозу любой инфекции постоянная, хотя это не сильно афишируется. Существуют официальные инструкции по предотвращению проникновения болезней в страну. Мы знаем о возбудителе лихорадки Эбола почти 40 лет — с 1976 года. С тех пор ничего особо не изменилось.

— В Домодедово есть самолеты, оснащенные спецоборудованием. Чем они помогут в случае столкновения с инфекцией?

— Мы просто показали их только на днях, а они есть у нас давно. Вы думаете, что Эбола для нас чрезвычайная ситуация, но это обычный случай. Эбола — не единственная наша забота. И чума, и холера, и желтая лихорадка тоже существуют. Они вместе с Эболой входят в наш список особо опасных инфекций, требующих мероприятий по санитарной охране территории РФ, и мы их отслеживаем и контролируем. Вот, скажем, никто каждый день не следит за работой пограничников — что они там делают, кого задерживают и осматривают. Но они ведь работают постоянно. Так же и мы.

— Чем можно будет защититься от такой угрозы, если она все-таки доберется до нас?

— Никакой угрозы нет! Чтобы вирус стал всеобщей проблемой, нужен «резервуар», животные, в которых вирус бы размножался и поддерживался в постоянной «боеготовности». В Африке это рукокрылые — крыланы, именно они являются «резервуаром» и распространителями Эболы. От них заражаются обезьяны, а потом охотники, которые едят крыланов или зараженных обезьян недостаточно термически обработанными — иными словами, полусырыми. От человека к человеку же вирус передается не так просто, как привыкли думать. Уж точно не воздушно-капельным путем: если зараженный на вас чихнет или кашлянет, ничего не случится.

Россия, к счастью, цивилизованная страна. Так как многодневных обрядов проводов в последний путь с целованием покойников, умерших от острой инфекционной болезни, у нас нет, и поедания непрожаренных обезьян и крыланов не наблюдается, то и эпидемия нам не грозит. Скорее возможны единичные завозные случаи заболевания, как в Америке или Испании. Но это не достигнет масштабов эпидемии.

— Но ведь недавно в Техасе медик заразился именно от пациента, а до этого аналогичный случай был в Испании...

— Эболой можно заразиться исключительно через кровь. Человек, к примеру, укололся той же иглой, какой брал кровь у больного, либо другая «авария» случилась.

Все тревоги сейчас от нагнетенной обстановки, которую нам отчего-то обеспечивают журналисты. Эта проблема коснется только единиц возможных зараженных. Их мы или вылечим, или нет. Для заболевшего лихорадкой Эбола последнее будет большой неприятностью, но однозначно угрозой для всей страны вирус не является.

— Как же предупредить вирус, если самолеты из зараженных регионов продолжают прилетать? К тому же болезнь может никак не проявляться в течение 21 дня с момента заражения.

— Конечно, у нас прилетают самолеты из стран Западной Африки. Но их совсем немного. Туристов тоже мало. Конго — это вам не курорты египетские и не Турция. Да и что туристам делать в Конго, к примеру? Каждого прилетевшего оттуда пассажира проверяют в первую очередь на предмет повышенной температуры тела. Вообще же существует специальная тест-система, которая реагирует на антитела Эболы или РНК. Диагноз тут только лабораторный.

У нас было около 20 подозрений на завоз лихорадки Эбола в нашу страну, но все они не подтвердились. Самый страшный период для нас был, когда к началу лечебного года в страну возвращались студенты из Африки. Но в итоге никто ничего «не привез».

Эпидемия в Африке началась с конца 2013 года. 10 месяцев уже прошло, но у нас пока никто не заболел. Кстати, только в одном Конго 147 миллионов жителей, так что 8–10 тысяч заболевших для региона Западной Африки не так уж и много.

— Многих волнует тот факт, что лекарства от вируса Эболы нет. Как же вы собираетесь лечить зараженных?

— Специфического лекарства против вируса Эбола нет. Нет таблетки «От Эболы», которую утром принял, а вечером уже здоров. Против многих болезней нет такого лечения. Но существуют специальные терапевтические мероприятия, общие для всех геморрагических лихорадок, которых, кроме Эбола, насчитывается еще почти полтора десятка. Цель такого лечения — нейтрализовать вызванные вирусом патологические процессы, чтобы постепенно победить и сам вирус. Это называется патогенетическая терапия.

Владимир Никифоров / fmbaros.ru

 





поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания