Новости дня

21 апреля, суббота





20 апреля, пятница






























19 апреля, четверг










Попасть в кино Гурченко помог неизвестный муж

0

Всю жизнь Людмила Марковна скрывала своего первого мужа! Считается, что им был Борис Андроникашвили. Но оказывается, в ранней молодости Людмила Марковна успела побывать замужем еще за одним человеком, благодаря которому началась ее актерская карьера… Так получилось, что за несколько дней до смерти актрисы "Только звезды" пообщались с подругой ее юности и узнали неизвестные факты из жизни великолепной Люси.

Как известно, за спиной Людмилы Марковны не было влиятельных родителей, которые бы обеспечили ей путь в большое кино. Она родилась в Харькове в семье работников культуры, и когда отец ушел на фронт, семья буквально голодала. Ради того, чтобы прокормиться, маленькой Люсе приходилось даже воровать еду. Потом она описала свое страшное детство в автобиографической книге «Аплодисменты». Артисткой Гурченко хотела быть всегда и с детства легко запоминала песенки из кинофильмов, даже на других языках. Осенью 1944 года Гурченко успешно закончила музыкальную школу, а вот в средней дотянула еле-еле: ни математики, ни химии, ни физики она не знала… В общем, было понятно: с таким багажом знаний ей можно идти только в артистки. И в 1953 году Гурченко подалась в Москву. Людмилу взяли во ВГИК на курс Сергея Герасимова и Тамары Макаровой… В своей книге Гурченко пишет, что пришла на экзамены, словно деревенская девочка, с баяном. Была неловка, смешна и смотрелась среди одногруппников белой вороной. Но однокурсница Гурченко, актриса Зинаида Кириенко (сыгравшая Наталью в легендарном фильме «Тихий Дон»), говорит, что Гурченко не понимали по иной причине…

– Мы с Людмилой учились на одном курсе ВГИКа, с первого по последний, – вспоминает Зинаида Михайловна. – Нам обеим повезло, я уже снялась в «Тихом Доне», а она – в «Карнавальной ночи», и у обоих фильмов был большой успех. Она уже студенткой, наверное, чувствовала свою судьбу, постоянно «была в образе». У нее ведь отец был баянистом, а мать – директором дома культуры. И этот артистизм, желание выделиться, видимо, были у нее с детства. И потом, она владела многими музыкальными инструментами. Бывает, сядем, студенты, в перерыве между занятиями, она сыграет на пианино, а мы потанцуем… Это был ее плюс. Сергей Аполлинариевич Герасимов нам говорил, что сколько ни изучай систему Станиславского, но это все же только основы. Научить этой системе невозможно – с этим надо родиться. И у Гурченко этот артистизм был от рождения.

До сих пор неизвестно, как никому не известная студентка Люда Гурченко получила главную роль в фильме Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь». Но с этого началась ее большая слава. Известно, что Рязанов не хотел брать Гурченко в свою картину. У него уже был неудачный опыт с молодой актрисой, которую начали снимать в роли Леночки, а та провалила роль. Поэтому он был не уверен, справится ли очередная студентка.
«А главное, – вспоминал Рязанов, – почему она была такая страшненькая?»

Кто же заставил Эльдара Александровича взять именно эту кандидатуру? Может быть, новые связи студентки Гурченко в кино? Откуда связи? Оказывается, они были… Первым супругом актрисы был весьма влиятельный человек…

– Гурченко сначала вышла замуж за Васю Ордынского, – огорошила нас Зинаида Кириенко. – Был такой режиссер-фронтовик, он был на тринадцать лет ее старше. Она нигде о нем не говорила! Вася уже был в возрасте и к моменту их знакомства считался влиятельной персоной в кино. Через этого Ордынского она и попала в «Карнавальную ночь».

Василий Сергеевич Ордынский – не последнее имя в советском кино. Он снял такие известные фильмы, как «Сверстницы», «Первая любовь», «Хождение по мукам»… В 1953 году Ордынскому было всего тридцать лет, а за плечами были уже фронт и несколько фильмов. Гурченко же было всего семнадцать, и она, не раздумывая, выскочила за Ордынского замуж. И тут же получила роль в кино!

– Насчет ее человеческих качеств… Мы просто настолько разные, как небо и земля, – продолжает рассказ Зинаида Кириенко. – Причем кто из нас небо, а кто земля – это судить не мне. При поступлении в институт мы с ней сразу подружились. Я жила почти в центре Москвы, у тети. Людмила же пристроилась в общежитии. Но мы с ней неделями жили у моей тети. Вместе готовились к экзаменам... А время было трудное, голодное. Но для моей подруги Люси никто ничего не жалел. Был такой казус... Люся очень любила сладкое, особенно пирожные. А я в этот период вообще не могла сладкое есть, не принимала сахар. Помню, Люся затащит меня в ресторан «Прага» в отдел пирожных и возьмет их много-много... А я мучаюсь, даже старалась не смотреть, как она их ест...

Брак с Василием Ордынским продлился буквально год. Как только Люся Гурченко снялась в «Карнавальной ночи» и стала знаменитой, она по случайному или неслучайному совпадению ушла от мужа. И вышла замуж за сценариста Бориса Андроникашвили.

– Там на сценарном у нас учился этот грузин, Борис Андроникашвили, и тут я узнаю, что, оказывается, Людмила вышла за него замуж! – возмущается Кириенко. – Но, конечно, не это меня оттолкнуло от нее, а много других вещей. Просто Люся была человеком с характером, который поймет не каждый. Она любила смелые шутки, все время рисовалась. И в присутствии парней могла пошутить над девчонкой... И мы на этой почве разошлись. Потому что, если я дружу с человеком, я открываю ему душу. А вот это «второе дно» в ней меня не устраивало… Как только она вышла замуж и решила проблему с жильем, я перестала быть ей нужна, и она просто забыла обо мне.

По словам подруги юности Гурченко, она и к своей дочери Маше никогда не питала любви. Маленькая девочка ей всегда мешала… Последние десять лет знаменитая мать не общалась с Машей и не давала ей ни копейки на содержание своих внучки и правнуков.

– Ну о чем говорить, если она даже не помогла своей единственной дочери, когда у той погиб сын (внук Гурченко скончался от передозировки наркотиков. – Ред.), – недоумевает Зинаида Михайловна. – Более того, судилась с ней из-за несчастной однокомнатной квартиры! Ведь сколько пережила ее дочь Маша, словами не передать! У мамы было столько мужей, и каждый раз она привыкала к новому отчиму... Но к сожалению, их отношения не сложились с самого начала...

Теперь понятно, почему те, кто знал Гурченко с юности, не удивляются, что у нее «сложный» характер. И так было всегда. Возможно, уже в молодости, поступив в институт, она искала людей, которые помогли бы ей обустроиться, пробиться в кино… Какая уж тут дружба! Как бы то ни было, а достижение в виде звездной роли в «Карнавальной ночи» вышло Людмиле Гурченко боком. Слава у студентки ВГИКа, сыгравшей Леночку, была действительно потрясающая. В институт мешками приходили письма от почитателей таланта, признания в любви… Но, по воспоминаниям самой Людмилы Марковны, это вызвало лишь зависть и ненависть у сверстников и работников института. Кроме того, юной Людмиле элементарно не хватало денег. Ведь гонорар за участие в фильме был небольшим, а за многочисленные выступления перед рабочими фабрик и заводов, в сельских клубах зачастую и вовсе ничего не платили. Говорили: ты ведь советская девушка, комсомолка, как ты можешь требовать гонорар? И Гурченко не требовала. И с горечью читала письма многочисленных «почитателей таланта», которые, думая, что у артистки куча денег, просили на свои нужды. Но это было еще не самое страшное. Самое страшное началось потом, когда в 1958 году провалился фильм «Девушка с гитарой» и Гурченко вообще перестали приглашать в кино. Просто решили: отработанный типаж, очередная смазливая девочка ушла в прошлое, найдем других…

Артистка воспользовалась создавшейся ситуацией с толком. Как раз в этот момент она вышла замуж за Бориса Андроникашвили и родила дочь Машу. Вот только воспитывали малышку родители Гурченко, жившие в Харькове, а она моталась по кинопробам. Потом актриса все же забрала дочь в Москву, и начался их сложный жизненный период. Дочь сложно притиралась к матери, заново привыкала к ней, а мать, вся в переживаниях, каждый день звонила на «Мосфильм»: «Для меня ничего нет?» – «Нет…» И жизнь, казалось, была кончена… Браки актрисы шли один за другим – художник Борис Диодоров, певец Иосиф Кобзон… Но из-за примелькавшегося лица Гурченко не снимали почти восемь лет, считали «вторым сортом»… В итоге она впала в жестокую депрессию, о которой позже вспоминала так:

– Это конец всяким возможным силам воли, терпениям и надеждам. Вот уже почти месяц я не выходила на улицу. И только из угла в угол по комнате – туда и обратно. Как только выхожу из своей комнаты, родители бросаются в кухню. И я понимаю, что это мое хождение ими прослушивается. От этого становится совсем тошно. Я перестаю ходить. Начинаю смотреть в окно, пальцем водить по строчкам книги, слепыми глазами впиваться в умные утешительные слова великих людей. И никогда ни к кому не обращалась за помощью, только к родителям. Но сейчас, в первый раз в жизни, от их немых, беспомощных, сочувственных взглядов хочется бежать на край света. И папа такой растерянный и слабый. Это был кризис. Это был конец. Что-то должно было случиться… Начинался очередной нескончаемый день.

Гурченко снова начала сниматься только в семидесятых. Впереди были ее лучшие роли – «Любимая женщина механика Гаврилова», «Вокзал для двоих», «Любовь и голуби»… Но этот путь славы и народной любви она, несмотря на часто меняющихся мужей, прошла в одиночестве. Настоящих друзей великая Люся Гурченко нажила не так много…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания