Новости дня

24 июня, воскресенье

























23 июня, суббота















22 июня, пятница





Анна Чакветадзе: Шарапова с адвокатами все продумала


Мария Шарапова // Роман Денисов / Global Look Press
Мария Шарапова // Роман Денисов / Global Look Press

Позицию Федерации тенниса России в скандале вокруг Марии Шараповой Sobesednik.ru обсудил с Анной Чакветадзе.

Из всех российских спортсменов, попавшихся на мельдонии, Мария Шарапова наиболее активным образом пытается бороться за свою репутацию. Сперва она созвала экстренную пресс-конференцию, на которой честно объявила о положительном допинг-тесте, а затем опубликовала письмо в Фейсбуке, где объяснила, почему так получилось.

[:rsame:]

— Сделано это как раз для того, чтобы повлиять на чиновников, — рассказала Sobesednik.ru российская теннисистка Анна Чакветадзе. — Решение очень важное, год олимпийский. Мы уже услышали, что некоторые спонсоры не хотят продлевать контракты, хотя пока никто не отказывался и все ждут 23 марта для того, чтобы понять, что же все-таки будет дальше.

Активную очень позицию Шарапова занимает — я думаю, что это все продумано с ее адвокатом и командой, именно она действует через социальные сети и поэтому она самая первая заявила о том, что в ее крови был найден запрещенный препарат, — говорит Чакветадзе.

— Дисквалификация на 4 года — это конец карьеры?

— Вопрос о сроке дисквалификации очень принципиален. Я думаю, что для любого профессионального спортсмена четыре года — это очень долго, даже если бы ей было теоретически 17 лет. Но все равно я думаю, что ее дисквалифицируют максимум на год с учетом того, что она сотрудничает со следствием и сама признала вину. Я думаю, что из-за ее статуса не только в теннисе, но и во всем мире многие нюансы только в плюс будут идти Шараповой.

— В письме Мария говорит, что письмо о запрете на мельдоний было очень витиеватым и она не разобралась. Вы получали уведомления от ВАДА, они действительно такие?

— Все получают эти письма. Если ты что-то принимаешь, то все-таки должен их прочитать. А если ты их не читаешь, то стоит отправить заявку в ITF для рассмотрения медикаментов, которые тебе прописаны. Есть несколько вариантов решения этой сложной задачи. Конечно, она требует времени, но все-таки очень серьезные проблемы можно получить, если вдруг ты окажешься невнимательным.

Анна Чакветадзе / Роман Денисов / Global Look Press

Понятна абсолютно позиция Марии — я думаю, в любом случае вся эта огласка, которую она пытается придать этому делу, — это все продумано до мелочей ее командой, менеджерской группой. Это реакция на то, что всплывают нюансы, которые явно не нравятся Марии Шараповой. Например о том, что этот препарат был ей прописан всего на несколько недель, а не на долгий срок, — говорит Чакветадзе.

— Федерация тенниса России должна как-то включиться в этот процесс?

— Хотелось бы в такой сложный момент получать помощь и от Федерации тенниса в том числе, но пока они таких действий не предпринимают. Нельзя сказать, что они какую-то активную позицию заняли. Президент федерации [Шамиль Тарпищев] какие-то слова поддержки хотя бы высказывает, а вице-президент [Евгений Кафельников], наоборот, говорит: пусть спортсменка разбирается сама — это ее проблемы.

У нас в России Мария Шарапова самая известная, самая титулованная спортсменка, поэтому немного странны высказывания вице-президента. Наверное, у него своя позиция, у Шамиля Анвяровича [Тарпищева] — своя. Мне кажется, что в Федерации ещё не пришли к единому мнению на этот счет, — полагает теннисистка.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания