Новости дня

17 ноября, суббота












16 ноября, пятница

































Илья Казаков: У нас слишком завышенные ожидания от футбола


Телеведущий Илья Казаков // Андрей Струнин
Телеведущий Илья Казаков // Андрей Струнин

Программа «Истории футбола» на канале «Спорт» с комментатором ВГТРК Ильей Казаковым уже успела полюбиться зрителям.

Декабрьский цикл из 10 интервью с ключевыми футбольными фигурами имел такой успех, что от второго тайма, то есть сезона, пресс-атташе российской сборной Казакову не отвертеться.

Аршавин не дает интервью за деньги

[:same:]

– Вы потщательнее выбирайте своих героев. В первом цикле были и эксперты, и тренеры, и менеджеры, а игрок всего один.

– Зато какой – Аршавин!.. Если говорить о полноценной серии, а не комментариях, Андрей действительно единственный футболист в этом сезоне. Мы самим себе бросили вызов – хотели делать интервью с теми, кто в последнее время либо крайне редко общается с прессой, либо не общается вообще, либо говорит на несколько другие темы. Андрей не давал интервью 2,5 года.

– Аршавин, если не ошибаюсь, доверяет только одному журналисту – Борису Левину. Как удалось уговорить Андрея на съемки? Заинтересовали деньгами?

– Не думаю, что Аршавин доверяет только Левину. К Аршавину в Петербург ездил Мурад Латипов (всего у нас 4 равнозначных автора в программе). Если вы читали полную версию интервью, то сам Андрей говорит, что он полностью доверяет Мураду, тот его никогда не подводил. Вопроса о финансах вообще не было. Я никогда не слышал, чтобы Андрей просил деньги за свои интервью.

Оказалось, кстати, что эта беседа была нужна и коллективу программы (не говорю уж о зрителях), и самому футболисту. Мне кажется, он хотел рассказать обо всем так, чтобы быть услышанным и понятым...

– Мне, наоборот, показалось, что Аршавин говорил через губу.

– Я бы так не сказал. Мне кажется, он ответил на все вопросы, которые накопились у болельщиков.

– Односложными фразами, да и те чуть не клещами тащили.

– Андрей, как и Роман Широков, так говорит – короткими предложениями. Но отвечая, Аршавин, если вы заметили, внимательно смотрел в себя. После эфира народный артист страны Сережа Мигицко, который принимал участие в той передаче, написал мне СМС: «Покажи хоть одного игрока, который пускал глубже».

Кофе и Гус

[:rsame:]

– Интервью с кем вы считаете своей победой?

– Я не могу выделить один выпуск. И себя от группы авторов не отделяю. Замечательно, что мы все вместе сделали очень серьезный по качеству продукт.

Мне изначально хотелось сделать программу о футболе, показав в ней людей такими, какие они есть. В каждой нашей серии говорят удивительно интересные персонажи. Либо очень интересно и по делу говорят о них. Часто в последнее время можно услышать: «Спортивная журналистика в России умерла». По-моему, «Истории футбола» еще раз доказывают, что это не так.

– Руководство сборной рекомендует не касаться острых вопросов?

– С нами никто ни разу не заводил разговор о цензуре. А что касается работы в сборной, это, наоборот, помогает – тем изначальным доверием к коллективу программы, к репутации ВГТРК. Гус Хиддинк, который долго ни с кем из телевизионщиков не общался после ухода из «Анжи», поначалу пообещал дать интервью. Но потом Голландия проиграла Исландии, и он передумал. Когда я прилетел в Амстердам, зашел к нему в гости на кофе. Он посмотрел на меня и сам спросил: «Тебе очень надо?» Я ответил: «Это твое решение, но я очень хочу записать с тобой интервью». Игру сборной Голландии условились в разговоре не трогать – нас интересовала только Россия. Гус отменил одну важную вечернюю встречу и был рад говорить о нашей стране. Это дорогого стоит. Как и откровенность другого большого голландского тренера – Дика Адвоката.

Фурсенко отказал

– Многие отказывались сниматься?

– Практически все согласились. Даже притом что не были пока главными героями. Роман Широков, братья Березуцкие, Валерий Газзаев... Им самим интересно поговорить о футболе серьезно. В газетах это еще можно, но вот на спортивном телевидении такой программы пока не было. Что жаль.

[:same:]

– А может, ваша секретная миссия в том, чтобы, представив отличных парней, реабилитировать российский футбол? Негативное отношение к нему растет.

– Мне кажется, настроение болельщиков слишком часто меняется, чтобы однозначно судить о нем. Команда выигрывает – ее любят. Проигрывает – ее критикуют. Может быть, даже больше, чем надо.

– Это нормально?

– Это ненормально, но привычно для христианских стран.

– При чем тут религия?

– У моего друга – журналиста Димы Федорова, признанного в прошлом сезоне лучшим комментатором КХЛ – есть теория. На мой взгляд, правильная. Она состоит в том, что наиболее эмоционально спортивные результаты переживают в тех странах, где сильно развито либо православие, либо католичество. У россиян слишком завышенные эмоциональные ожидания от футбола, слишком большое нетерпение. В странах протестантского, атеистического склада такого нет.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания