Новости дня

20 января, суббота












19 января, пятница













18 января, четверг




















За кого на самом деле болел Владимир Путин в финале ЧМ-2014: репортаж из ВИП-ложи "Мараканы"

Собеседник №27 '14

Репортер «Собеседника» наблюдала за финалом чемпионата мира по футболу в Рио-де-Жанейро, сидя на одной трибуне легендарного стадиона «Маракана» с большими поклонниками большой игры. В СМИ говорилось, что по итогам матча Меркель и Путин «обменялись рукопожатиями». Но мы видели, как все было на самом деле.

Рио-де-Жанейро накануне главного матча четырехлетия мало был похож на столицу мундиаля. Бразильцы откровенно устали от футбола, пришедшего на их улицу, тем более что для них он обернулся совсем не праздником. Бедные хозяева чемпионата, купившие билеты на финал задолго до того, как в него вышли их соперники, теперь раздумывали, за кого или, вернее, против кого им болеть.

– Несмотря на разгром, который учинили нам немцы, болеть будем за них, ведь с аргентинцами мы вечно соперничаем. Только бы они не забрали трофей на нашем стадионе! Тогда кошмар, когда в финале 1950 года победу у нас здесь же украл Уругвай, повторится, – объясняли одни, почему поддержат тех, кто унизил их, победив с несмываемым счетом 7:1.

Над грустными бразильцами подтрунивали и сотни тысяч собравшихся тут аргентинцев, и десятки тысяч немцев. И те и те, словно сговорившись, пели обидные кричалки про хозяев мундиаля и веселые песенки про своих. Мелодичнее получалось у аргентинцев, громче – у немцев.

Ангела Меркель / Russian Look

За четыре часа до начала матча я пробралась к вип-входу, чтобы своими глазами увидеть, кто и в какой последовательности из знаменитостей, коих тут ожидалось великое множество, придет на финал. Хотя пробралась – это не то слово. Я прошла к нему с высоко поднятой головой, потому что, на удивление, бразильцам не было до меня никакого дела. Сам вход тем не менее охраняли мощно, и ничего красивее я перед финалом не видела: в длинные стройные ряды выстроились конная полиция, далее полиция на джипах, потом на мотоциклах и, наконец, просто вооруженные гранатами (!) и автоматами бразильцы. Каждая линия – в сто человек. Я встала рядом с одной из них у самого входа в вип-зону, и никто даже не подошел спросить, что я тут делаю. Я была вообще единственным человеком, который своими глазами наблюдал приезд дорогих во всех смыслах гостей. Но, увы, много я не увидела: випы, как назло, подъезжали к своей трибуне на черных лимузинах с мигалками (прямо как у нас) и никто раньше времени из авто не выходил.

Зато теперь я знаю, кто больше всех футбол любит: раньше всех, за три часа до начала, приехала очень взволнованная Меркель, между прочим, в белых штанах и оранжевом пиджаке. Она смотрела на «Маракану» в окошко авто так, как будто молилась. За ней по отдельности, один за другим, подтянулись знаменитые бразильцы – футболисты Пеле, Бебето, Роналдо и модели Адриана Лима, Алессандра Амбросио, Жизель Бундхен. А потом уже и Путин подъехал. Мне он показался не то грустным, не то уставшим, но никакого волнения его лицо не выражало точно. Вскоре показалась жена... Месси. Она шла на стадион с маленьким сыном на руках и в окружении десятка родственников. В руках она держала какую-то празднично оформленную коробочку, видимо, с подарком для Лионеля...

Владимир Путин, Йозеф Блаттер и Владимир Путин / ИТАР-ТАСС

Путин провалился

Когда все випы потихоньку расселись на трибунах и уже слушали гимн мундиаля в исполнении Шакиры, Путина там все еще не было. Его черными ходами повели на церемонию передачи символического ключа от бразильского чемпионата нашему. Церемонию эту бразильцы хотели закатить Путину шикарную – прямо на поле «Мараканы» под рев трибун. Но потом сообразили, что рев превратится скорее в освистывание, и не Путина, к которому большинство тут нормально относятся, а бразильского президента. Рейтинги у Дилмы Русеф упали ниже некуда, и местный народ ее тут встречал, мягко говоря, неласково. Поэтому Путина отвели... в пресс-центр, в зал для пресс-конференций, который мало смахивал на торжественное помещение. Да и там все произошло как-то наскоро, лишь бы фотографы все поскорее отщелкали и ушли: Дилма вручила ВВП ключ, который оказался и не ключом вовсе, а неким сертификатом, Блаттер пожелал ВВП все организовать достойно, Путин рассеянно кивнул, сказал спасибо и был таков. Скорее побежал на свою трибуну смотреть футбол, а не растекаться по древу речами о его проведении через четыре года. Дилма и Блаттер поспешили следом.

На вип-трибуне только Пеле, Бебето, Роналдо и моделям разрешили усесться там, где им захотелось. Остальных гостей, несмотря на их президентский статус, рассаживали организаторы. Меркель усадили через два кресла от Путина. Их разделяли все та же Дилма и Блаттер, и мне почему-то сразу показалось, что Меркель это не понравилось. А вот Путину его соседи были по душе.

Болельщики / Global Look

Так случилось, что випы сидели в пяти рядах подо мной, на той же центральной трибуне, но нас разделяла перегородка. Правда, прозрачная, поэтому всю игру я могла наблюдать не только за полем. Места для высоких гостей от моего отличались лишь тем, что они сидели на кожаных креслах, а я – на обычном. Зато у меня был телевизор с повторами, а у них не было. Зато у них был мини-бар с бесплатными чипсами, попкорном и пивом (с угощением у бразильцев тоже все было просто), но никто не ходил к нему – за закусками пришлось бы лезть через пять рядов (забегая вперед, отмечу, что Меркель в перерыве сходила за пивом, но с собой на трибуну пронести его не решилась).

Уже с первых минут Путин как разведчик был близок к провалу. Это ведь он целых две недели держал интригу, ускользая от ответов, за какую страну будет болеть в финале. А ведь кто его об этом только не спрашивал. Даже президент Аргентины – и все Путин уходя от вопроса (президент Аргентины, кстати, после встречи с нашим объявила, что на матч не придет). Но для корреспондента «Собеседника» тайны не было. Как ни пытался Путин затаиться, приняв серьезное и даже печальное выражение лица, я видела по тому, как он отворачивался, морщился и улыбался, что болеет он... нет, не просто за Германию, а персонально за многих ее игроков. Особенно за Нойера – стоило только заметить, как восхищался ВВП его знаменитым далеким проходом из-за ворот. И за Мюллера – он прямо следил за ним взглядом по полю. Даже когда Швайнштайгеру лицо разбили до крови, Путин смотрел поочередно то на любимчика Нойера, то на Мюллера. Клозе он аплодировал персонально, когда того меняли.

/ Global Look

Все нюансы игры Путин обсуждал с другом – главой МОК Томасом Бахом, и Меркель поглядывала на это дело... ревниво, что ли. И в перерыве произвела замену неожиданнее тех, что сделал Йоахим Лев – взяла да и подкралась к Дилме и не по протоколу попросила ее поменяться местами, а потом и самого Блаттера подвинула. И села прямо плечом к плечу с Путиным. Путин сначала отнесся к этому равнодушно. Но Ангела уже взяла нашего президента в оборот – хотел он того или нет, она стала объяснять ему каждый эпизод. ВВП поначалу отделывался короткими фразами, но потом Ангела сказала ему что-то такое, что заставило его оторвать взгляд от Мюллера с Нойером. После этого Путин уже и сам что-то спрашивал у канцлера.

Ну а когда забил Гётце, Путин и вовсе провалился. Вернее, сдала его неутомимая Меркель: она и прыгала, отмечая гол, и станцевала, ну а под конец и Путина обняла. От души, крепко. Путин не сопротивлялся. После финального свистка информагентства сообщили, что по итогам матча Меркель и Путин «обменялись рукопожатиями». Но я-то видела, как все на самом деле было.

Нарушители традиций

После объятий канцлера Путин заметно повеселел, открыто аплодировал немцам и быстренько скрылся из вида, видимо, решив, что лучше ничего с ним за этот вечер уже случиться не может. Поэтому пришлось Меркель награждать своих без него. Вам это по телевизору уже не показывали, а жаль – посмотреть было на что. Такой эмоциональной и возбужденной я Ангелу еще не видела. Каждого футболиста, даже запасного вратаря, Меркель жарко расцеловывала в обе щеки, героя матча Гётце еще и по голове погладила, а Швайнштайгера сжала в объятиях так, что чуть не упала вместе с ним на Блаттера. Вот кто у нее самый любимый, наверное. Аргентинцев она тоже поприветствовала тепло, но утешить ничем не могла. Месси, когда пожимал ей руку, не сдержал слез.

/ Global Look

После награждения футболисты отправились в раздевалку, чтобы переодеться и выйти к журналистам с последними за этот чемпионат комментариями. Но вот беда – в раздевалку же поспешила Меркель, и ждать победившую сторону пришлось добрых два часа.

Сразу после матча через микст-зону (куда попасть можно было лишь с боем) прошли только мрачные аргентинцы, у каждого из которых глаза были на мокром месте. Месси смотрел на сочувствующих ему взглядом человека, который только что пережил большое горе.

– Все кончено, – сказал мне Лионель в ответ на мои жалкие попытки подбодрить его хотя бы тем, что его признали лучшим игроком чемпионата. – Для меня все кончено, я ничего так и не выиграл за родную Аргентину. Я не достоин никаких званий лучших игроков.

Немцы вышли через час после него, и тоже невеселые, но по другой причине: они просто очень устали. У каждого из них, помимо золотой медали, в руках были мячи и баночка пива, оформленная позолотой. Немцы тоже не знали, что сказать, но уже от счастья.

– Мы нарушили все традиции, впервые Европа выиграла чемпионат мира, который проводился в Южной Америке, – сказал мне Швайнштайгер.

– И нарушим еще! Теперь наша цель – выиграть два чемпионата подряд, – добавил Нойер.

Я спросила его, знает ли он, что Путин, судя по всему, персонально за него болеет. Оказалось, что знает, польщен. Но главный болельщик для него – родная глава государства.

– Меркель – лучший фанат в мире! Она знает все нюансы и даже подсказать может, – подмигнул мне Нойер.

Когда все они уже ушли праздновать, в микст-зоне оставался только один человек – маленький сын Лукаса Подольски. Он играл на полу с папиной медалью, а папа тем временем говорил, что растит нового чемпиона...

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания