Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Ольга Богословская: Я очень долго чувствовала на себе зависть спортсменов


Голос спортивного комментатора телеканала «Россия 2» Ольги Богословской знаком каждому, кто следил по ТВ за триумфом Исинбаевой и победой Болта. На минувшем ЧМ по легкой атлетике она установила личный рекорд: 13 часов непрерывного эфира в первый же день соревнований!

Просили не говорить о пустых трибунах

– Предыдущий рекорд был 11 часов, – докладывает Богословская. – Так что прогресс значительный.

– Зато на следующий день в вашем голосе явно слышалась хрипотца.

– Не то что хрипотца. У меня уже перед ЧМ побаливало горло. Но думала, что проскочу как-нибудь. А получилось, нагрузила связки 13 часами работы, накричалась, когда выступал наш ходок Саша Иванов... Ну и результат: на следующее утро проснулась немой как рыба. Открываю рот, а звуков никаких нет. Испытала реальный внутренний шок! Надо было срочно что-то делать, а что – я не очень представляла. Потом подсказали, и я все дни, как дура, ходила с бутылкой по стадиону. Иностранцы спрашивали, что это. Отвечала: оil (масло). И делала мелкие лечебные процедуры во время эфира. Набирала чайную ложку в коротких рекламных паузах и пила.

– А во время прямой трансляции возможность поесть находится?

– Когда комментируем вдвоем, это не так уж сложно. Иногда то я, то Алексей Васильев пропадаем, чтобы успеть забросить в себя бананчик или конфетку. А так чтобы отобедать – этого, конечно, позволить себе не можем. Поэтому только сейчас, когда скоро полночь, я разговариваю с вами и перекусываю первый раз за день.

– Я так уже засыпаю. А вы для человека, который часами говорит без умолку, бодры и веселы.

– А мне спать некогда (смеется). Сразу после эфира надо зайти в пресс-центр взять бумажки, чтобы подробно узнать, кто и в каких дисциплинах будет выступать завтра. Еще час потребуется на подготовку. Так что мой рабочий день не закончен.

И естественно, надо принять душ. Иногда даже как женщина не успеваю толком подготовиться. Например, когда победила Елена Исинбаева, я по окончании соревнований оказалась в студии «Большого спорта». Сидела и понимала, что никогда бы в жизни не «вышла в люди» в таком виде, какой имела тогда. Просто очень попросили, а отказать было неудобно: интервьюировала тренера чемпионки. Поэтому пришла, какая была. Натюрель.

– Кстати, ни до, ни после Исинбаевой на трибунах не собиралось столько народа. В остальные дни общие планы были такие, что хоть вообще не показывай.

– Честно говоря, нас просили этой темы не касаться... Но все же было видно. Не без основания критики крыли наших зрителей, которые мало посещали соревнования. А когда выступала Лена, любо-дорого было оглядеться. Проплешин практически не осталось. Все-таки Исинбаеву у нас любят больше, чем Болта.

Я сама ела их хлеб и чувствую себя мамой

– Вы всегда за всех так переживаете... Где журналистский цинизм?

– У меня, наверное, срабатывает материнский инстинкт. В каждом спортсмене вижу ребенка. Такое ощущение, что это твое дитя на дорожке или в секторе корячится. И вот ты пытаешься помочь ему, как можешь. Профессионала мы даем когда? Когда нужно из неинтересного сделать интересное. А когда само по себе интересно, становишься обычным болельщиком. Я комментирую происходящее так, словно сижу на кухне. Просто чуть больше, чем вы, разбираюсь в теме.

– Наши футболисты, биатлонисты крайне обидчивы. Чего далеко ходить: ваш бывший муж Дмитрий Губерниев не раз обжигался на этом. Легкоатлеты менее ранимы?

– О-о-о! Вы просто меньше знаете об их обидах! Все они рассматривают нас под лупой, особенно меня. Потому что я из их среды (Богословская – чемпионка мира и серебряный призер Олимпийских игр в эстафете 4х100 м. – Авт.).

Вот была огромная стая, и вдруг одна ворона (то есть я) улетела и парит, как коршун, где-то сверху. Эту зависть я очень долгое время чувствовала. Она переходит из поколения в поколение: «Почему не я? Почему какая-то там Богословская?» Поэтому если вдруг скажу что-то не так... Да вы что! Сразу такое начнется! Но поскольку я сама ела этот хлеб, практически никогда не ругаю спортсменов. Только в редких случаях. Я знаю, что, когда ты выигрываешь, весь мир ласково смотрит на тебя. А когда проигрываешь, мало того что внутренний цензор долбит, так еще кажется, что все вокруг отвернулись. Поэтому я не смеюсь над нашими неудачами. Над иностранными конкурентами – бывает, честно скажу. А над своими никогда.

Читайте также:

Почему Чемпионат мира по легкой атлетике-2013 проходит при полупустых трибунах?

5 провалов организации Чемпионата мира по легкой атлетике-2013

и другие НОВОСТИ ЧЕМПИОНАТА МИРА ПО ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКЕ-2013

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания