Новости дня

22 октября, понедельник













































Уле-Эйнар Бьорндален: Возраст меня не остановит!

0

На прошлой неделе президент Союза биатлонистов России Михаил Прохоров подвел итог завершившегося сезона, который называют не иначе как провальным. По словам политика и олигарха, причинами неудач следует считать ошибки в самой системе подготовки спортсменов.

«Собеседник» обратился к самому извест­ному биатлонисту всех времен и народов – многократному чемпиону мира и Олимпийских игр Уле-Эйнару Бьорндалену – тому, у кого есть чему поучиться.

– Уле, вы выиграли все, что только можно, может, пора и на отдых?

– Что же мне еще делать? – пожал плечами он. – Это все равно что спросить у обычного человека, почему ему не надоедает всю жизнь, каждую секунду дышать. Для меня биатлон – то же самое. Без него я себя просто не мыслю. Мне и мотивацию ни на выход на трассу, ни на победу искать не нужно: я просто заряжен этим видом спорта. С годами запал у меня не проходит.

– Однако этот сезон, уж простите, вы провели не очень удачно.

– По мне лучше уж кое-где проиграть, чем сдаться навсегда, – отрезал Уле и даже винтовкой по полу пристукнул. – Тем более я чувствую в себе силы потихонечку, медленно набирать форму, чтобы выиграть на Олимпиаде в вашем Сочи. Это на сегодня главная цель моей жизни. Мне тогда будет уже 40 лет, но возраст меня не остановит никогда. Буду выступать и в 45, и в 50 – если здоровье позволит. В общем, пока окончательно не выдохнусь.

– Недаром вас так у нас боятся. Даже сочинили про вас песенку-девиз: «Порвем Бьорндалена». Наверное, хотели вас этим заклинанием сломить.

– Да вы что? Спасибо, что рассказали. Это очень забавно, я о таком не слышал. Какая милая песенка, но слова в ней неправильные: это я вас всех порву, – с такой добродушной улыбкой ответил Уле, что сразу стало ясно: шутит. – Вообще, меня поражает всегда, как я популярен в России. Гораздо больше, чем в Норвегии, это точно! И могу признаться, что с вашей страной меня многое связывает. Начнем с того, что в Новосибирске я почти 18 лет назад познакомился со своей будущей женой. До сих пор трепетно отношусь к этому городу, люблю его, как свой родной. Еще мне очень нравится столица: если бы удалось, я бы все время своего визита провел, гуляя по музеям Кремля и Красной площади. Там невероятно красиво! В Норвегии таких мест не найти. Еще мне очень нравятся ваши стадионы – огромные, современные, удобные. Да, частенько в Европе столь удобных арен как для спортсменов, так и для зрителей не найти.

– Спасибо вам на добром слове. Обычно сравнение России с Западом происходит не в нашу пользу.

– Отчего же? Наверное, вашу страну могут ругать только люди, совсем ее не знающие, – вдохновенно произнес он. – Вот мне, к примеру, часто приходится путешествовать между городами на поездах. Зимой железнодорожные пути там заметает так, что все движение встает намертво. Вместо 12 часов добираешься 17. Что-то я в России не припомню, чтобы хоть маленький какой сбой произошел из-за непогоды, хотя метет у вас похлеще, чем у нас.

– Кстати, насчет снега. Вы слышали, что в Сочи к Олимпиаде собираются завезти специальный снег и лед, разработанный по особой рецептуре? Поговаривают, что этот снег будет работать на наших спорт­сменов.

– О, ничего себе! Собственный снег? Ну здорово, что предупредили, надо будет заранее в Сочи съездить, все хорошенько осмотреть.

– Как-то вы подарили Владимиру Путину лыжи. Они тоже были какие-то особенные?

– Ну уж точно без всяких секретных штучек внутри, – рассмеялся биатлонист. – Но это были отличные лыжи, какие я на тот момент только смог найти. Я очень долго их выбирал. Не знаю, катается на них господин Путин или нет, как-то не спрашивал, но иногда вижу по телевизору, что он в отличной спортивной форме. Так что, может, и моя заслуга в этом есть, ха-ха.

– Уле, а почему вы одним лыжи дарите, а у других отбираете? Знаю, что вы, как член комиссии спортсменов Международного союза биатлонистов, были резко против проведения в биатлоне смешанной эстафеты с участием женщин. Чем вам дамы-то не угодили?

– О, я против женщин ничего не имею, – сразу уточнил Бьорндален. – Просто тогда, когда принималось это решение, я проанализировал, что в смешанных эстафетах могли бы побеждать при таком раскладе только пять-шесть стран, а не двадцать, как обычно. Когда лидеры известны заранее, никакой интриги нет, то это не идет на пользу никакому виду спорта, и моему тоже.

– Интересно, а вы еще чем-нибудь, помимо биатлона, занимаетесь?

– Дайте-ка подумать… Честно говоря, особых хобби у меня нет. Стараюсь побольше времени уделять своей жене, друзьям, родственникам.  К сожалению, им всегда меня не хватает, я вечно занят тренировками, но стараюсь по крайней мере Рождество проводить с ними вместе.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания