Новости дня

22 июня, пятница










































21 июня, четверг



Накануне 9 мая журналиста «Собеседника» не пустили в Эстонию

0

Журналисту «Собеседника» отказали во въезде в страну, сочтя его угрозой для «здоровья общества» . Эстонского, разумеется.

В этом году исполняется 20 лет с тех пор как бывшие братские республики СССР разъехались из «коммуналки» по индивидуальным квартирам. Хорошо ли обжились, кому удались «евроремонты», счастливы ли граждане этих стран?

«Собеседник» начал рассказывать об этом в серии публикаций «СССР: 20 лет спустя». Мы уже побывали в Узбекистане, на Украине, в Литве. 11 мая выйдет очередной, четвертый очерк — из Таджикистана. А я собрался в Эстонию. Она хоть и маленькая, но не совсем для меня чужая.

Я жил здесь в советские годы в городе Пярну, здесь заканчивал восьмилетнюю школу, учился в средней. В этом году, кстати, нашему выпуску ровно 35 лет! Рассказы одноклассников, оставшихся жить в Эстонии, по моей мысли, могли бы придать полноту картине...

О наивность! О святая простота! Теперь я понимаю, что со своим желанием полноты картины сунулся не в то время и не в ту страну. Один из одноклассников выслал мне приглашение. Это удобно тем, что для визы требуется меньше бумажек, чем например, для деловой поезки. Не буду описывать все детали посещения консульского отдела посольства Эстонии, подачи документов, получения решения. Об этом в следующий раз — чтение не для слабонервных туристов.

Итак, с утра пораньше 18 апреля я вошел в Калашный переулок столицы, где находится консульский отдел, дождался своей очереди и... вместо паспорта с визой получил неказистую бумагу. Но что там было написано! Бумага называлась «Отказ в выдаче визы», и там, в частности, значилось - «Одно или более государств-членов считают, что Вы создаете угрозу для общественного порядка, внутренней безопасности, здоровью общества...» «или считают, что Вы создаете угрозу международным отношениям одного или более стран-членов».

Как же так?! Я же ничего плохого не писал об Эстонии? Да и хорошего тоже. Как можно подозревать невиновного? Была, впрочем, одна шутка, озвученная мною в прессе - «Реклама эстонских авиалиний: мы летаем быстрее поездов!» Но не я ее придумал. И к тому же купил билет на 9 мая в Таллин именно на рейс Эстонских авиалиний. Спешить-то особенно было некуда, это же нерабочий день...

Я был в Германии, Франции, Финляндии, Греции, там где действует Шенген, и не об одной из этих стран у меня не возникали мысли, как о стране-члене. Вполне нормальные страны. Господи, что там подумают обо мне, если эстонцам захочется внести подобную запись в Шенгенскую информационную систему (SIS)?! Эстонцы сделали себе такие правила, что не обязаны объяснять жертве отказа причины. Очень удобно. Разумеется я не был настолько наивен, чтобы не навести справки о стране, в которую собрался. Все-таки за 35 лет многое могло измениться. Как-то она жила эти годы без меня? Я стал интересоваться, как относятся эстонские власти к российским журналистам. Оказалось, что по разному — либо плохо, либо... очень плохо. Впрочем, сами можете полюбопытствовать, заглянув в интернет, ну вот хотя бы по этой ссылке.

Все равно я не понимал. Эти журналисты, которых шмонали и прессовали, хотя бы успели что-то совершить, что-то написать неприятное эстонцам. Но я-то? С Какого бодуна записан в недруги? С помощью коллег, МИДа я стал бороться за свое честное имя. Были предприняты попытки объясниться с послом, консулом и пресс-аташе посольства Эстонии. Пресс-аташе, единственный, кто был любезен и удостоил личной аудиенции, вроде бы обнадежил: надо подать ходатайство повторно - но уже не как поездку к друзьям («Да, причина может быть в приглашающей стороне» - намекнул он), а как деловую, журналистскую.

Повторное ходатайство и обозначение цели поездки - подготовка материала в газету о нынешней Эстонии были представлены в конце минувшей недели. Заплачены еще 70 евро - для скорейшего рассмотрения. Все шло к тому, что День победы я встречу-таки в Таллине. И вот сегодня, 4 мая, без объявления войны, после всех любезных раскланиваний... Меня продержали в очереди три часа (прощальный поцелуй) и ... снова вручили бумагу с отказом в визе и все с той же формулировкой - "представляет угрозу для здоровья общества".

"Это не мы. Это Таллин" - намекнул пресс-аташе, которому я тот час же позвонил. Долго мне видимо не будет давать покоя эта загадка: какую же угрозу для "здоровья эстонского общества" я могу представлять? Я не имею вирусных заболеваний, у меня нет ни часотки, ни педикулеза, и даже случаев диареи за последнее время не припомню. Значит речь может идти только о психическом здоровье? Да, тут действительно что-то может быть.

Долго и кропотливо выстраивается психически здоровое обществo, где граждане и неграждане вынуждены жить бок о бок. Вот наконец общество почти приведено в умиротворенное состояние - все тихо, чинно, не слышно криков и всхлипов. И тут проникает извне какой-то «маскирующийся» под одноклассника журналист, хуже того — целый ответственный секретарь популярного еженедельника и начинает задавать вопросы, что-то рассказывать сам.

Вот она где бацилла-то! Ату их, заразных! Не пущать от греха подальше. Отец мой, который служил в 70-е гг прошлого века в Эстонии в летном полку, был простым летчиком-истребителем, и никогда не ощущал себя «оккупантом». Служил, куда родина послала. Когда я ему рассказал, что поеду в Эстонию с журналистской миссией, он, старенький совсем, сказал: «Да ты их не трогай, пусть живут, как хотят». А чего там, батя, трогать? Там и трогать-то не за что. Всю Эстонию можно поселить в одном городе Казани. Не хочу я их трогать. А за одноклассников все равно переживаю.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания