Новости дня

26 апреля, четверг

































25 апреля, среда












Государство плюет на звездных пенсионеров

0

«Собеседник» в №35 уже писал о том, как несладко живется звездным пенсионерам (http://sobesednik.ru/incident/zvezdy-na-pensii-khot-na-papert) Бедность и невостребованность – удел большинства. На минувшей неделе государство в своем безразличии к пожилым кумирам превзошло само себя. Ведомство Голиковой направило Римму Маркову делать сложную операцию в нищую больницу, один вид которой повергает в шок. К докторам, правда, претензий нет.

Не хочет выглядеть слабой

– Я разговаривал с Риммой Васильевной по телефону сразу после операции, – поделился с «Собеседником» Игорь Зотов, соратник актрисы еще по «Партии пенсионеров» (сейчас они вместе в «Справедливой России», от которой Маркова будет избираться в Госдуму). – Она сказала, что все прошло успешно, и просила к ней не заезжать. Вероятно, не хотела, чтобы ее видели слабой, непричесанной…

Теперь понятно, что стеснялась Маркова состояния не только своего, но и больницы, в которую ее привезла скорая помощь. О чудовищной нищете онкодиспансера, расположенного в самом центре Москвы, рассказал в своем блоге Станислав Садальский, навестивший Маркову на правах близкого друга. Условия, в которых провела весь после­операционный период народная артистка, ужаснули бы кого угодно. Грязные, с жирными подтеками стекла, рассохшиеся оконные рамы, облупившаяся на стенах и потолках краска, порванные матрасы, древняя сантехника времен социализма – и та в количестве одного санузла на этаже…

– А что тут удивительного? Это состояние большинства российских больниц, – глаголит истину Елена Ульянова. Чтобы срочно перевезти ее отца, актера Михаила Ульянова, в столицу из провинциальной клиники, однажды даже пришлось запрашивать борт МЧС. – В случае онкологии условия проживания второстепенны, главное – хорошие врачи.

К врачам у Риммы Васильевны и впрямь никаких претензий. Она подчеркивала это в беседе и с Садальским, и с нами, когда мы дозвонились до актрисы уже после ее выписки.

Не желая выведывать врачебных тайн, я отправилась постигать секреты больничные. Кирпичный корпус №1 1934 года постройки, где раньше была школа, а теперь лечебница – самое старое из четырех зданий онкодиспансера. Въедливая бабушка допытывала о цели визита всякого входящего в обшарпанную дверь с порванной обивкой. Букет цветов (благодарность врачам) легко помог пройти фейс-контроль и попасть на верхний этаж, где еще вчера в 4-местной палате лежала знаменитая пациентка.

Окна уже тщательно вымыты, да и вообще в отделении наведена, насколько это возможно, чистота. Дежурные медсестры о Марковой отзываются только положительно. А вот поступок ее друга, от которого «такой свиньи не ждали», разделил медработников на два лагеря. Одни благодарят Садальского, признавая, что зданию нужен срочный ремонт (реконструкция намечена лишь на 2015 год). Другие клянут сердобольного артиста за то, что тот «опозорил больницу». Этого мнения придерживается, в частности, один из заместителей главврача онкодиспансера. Объяснить свою позицию он согласился только на условиях анонимности.

– Зачем Садальский поднял шумиху? – за последние два дня человек в белом халате задается этим вопросом явно не первый раз. – На профессионализм врачей Римма Васильевна не жаловалась. А то, что не евроремонт – так пациенты не на ПМЖ сюда приезжают, а за серьезным лечением. Маркова его получила, осталась довольна и ушла на собственных ногах, полная творческих планов…

И все-таки странно, почему никому не пришло в голову перевезти уже прооперированную актрису в более комфортабельную клинику. Доктор со стажем утверждает: не факт, что это пошло бы на пользу пациентке. И приводит в доказательство врачебную байку:

– Когда у авиаконструктора Туполева случился приступ аппендицита, он попросил водителя отвезти его в самую обычную районную больницу. Документов у Туполева с собой не было, представился Ивановым. Хирурги его успешно прооперировали. Когда личность конструктора открылась, его спросили: «Почему ты не поехал в больницу ЦК?» На что Туполев ответил: «Мне паркетные доктора не нужны. Мне были нужны врачи, которые делают эти операции каждый день и по несколько штук».

В Москве есть больницы, где все блестит и сверкает, – заключает медик. – Некоторые даже с именем, с историей. Но уровень лечения в них… сказал бы, если бы не врачебная этика.

Мордюкову в ЦКБ пристроила Волчек

Хотя инициативного Садальского и поносят все подряд (мол, аморально предавать огласке заболевание артистки), он сделал главное: привлек внимание к проблеме. Может, и больницу после этого быстрее отремонтируют, и к актрисе в следующий раз отнесутся с большим вниманием.

Специально для Минздравсоцразвития, которое не смогло предложить Марковой ничего лучше разваливающегося диспансера, укажем пару адресов. Есть онкоцентр им. Блохина на Каширке, где лечились Кобзон и Янковский. Есть, наконец, Центральная клиническая больница Управления делами президента. Конечно, Маркова – не мама Баскова и тем более не патриарх Кирилл, для кого двери элитной клиники открыты. Но чем актриса хуже их и многих других?

По мнению сестры покойной Нонны Мордюковой (актрисы-одногодки тесно дружили), заслуги в ЦКБ никого не волнуют. Нужны или деньги, или связи.

– Я с Нонной тоже намыкалась по убогим больницам, – рассказала «Собеседнику» Наталья Викторовна. – То остеохондроз, то гипертонический криз. Где она только не лежала… И лишь благодаря Денису Евстигнееву (в 1998 году Мордюкова снялась в его фильме «Мама») ей удалось попасть в ЦКБ. Мама Дениса тогда была в Думе (в 1995-м Волчек избиралась от фракции «Наш дом – Россия». – Ред.) и замолвила словечко. Последние 2 года лечение Нонны в ЦКБ оплачивал Никита Михалков. Его сейчас ругают, а я благодарна по гроб жизни.

Чего не хватило Римме Марковой для достойного лечения – высокого покровительства или свободных мест? – остается гадать. Очевидно лишь, что там, где оказалась, 86-летняя актриса провела не лучшие дни.

– Конечно, унизительные условия лечения – не то, чего она заслуживает, – признает Игорь Зотов. – Римма Васильевна сыграла более ста ролей в кино. Ее героини – настоящие русские бабы, которых надо на руках носить. Я считаю  Маркову народным достоянием. Если попросит помощи – я от себя и от партии сделаю все, что смогу.

А если не попросит? И ведь наверняка не попросит! В беседе с нами актриса о пережитом распространяться не захотела: «Главное – не умерла. Остальное неважно». Маркова из поколения видавших и голод, и репрессии, и войну людей, которые никогда не пожалуются и сами ничего не попросят, пока не поймут, что дошли до края. Но неужели надо доводить до этого?

Стас Садальский: Голикову - в отставку!

– У меня сердце кровью обливалось, когда я увидел, в какой обстановке содержится артистка. Нет смысла рассказывать – достаточно посмотреть на фото. Кстати, делал я это с мыслью, что другим после нее будет легче, хотя бы в этом отделении.

Уверен, Голикова заслужила отставку. Да, я назвал ее нецензурным словом из пяти букв. Пусть в суде докажет, что не так! Как вообще Голикова может отвечать за здравоохранение, если у нее даже мед­образования нет? Министры у нас назначаются по принципу приближенности к Владимиру Владимировичу. А мне бы хотелось, чтобы они получали свои посты, исходя из профессионализма. Печально еще, что наше государство больше волнует здравоохранение в Абхазии и Чечне, куда направляются сумасшедшие деньги, но где мало специалистов. Мне бы хотелось, чтобы российское правительство наконец посмотрело и в сторону россиян.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания