Новости дня

22 ноября, среда


































21 ноября, вторник











Детали подковерной битвы за РМГ: интервью экс-гендиректора

«Собеседник» №32-2015

Николай Басков, Эмин Агаларов, Сергей Кожевников // PhotoXpress

Бывший гендиректор «Русской медиагруппы» рассказал подробности подковерной битвы за пять радиостанций и канал RU.TV.

Уволенный 10 августа глава РМГ Сергей Кожевников называет ныне сложившуюся в медиахолдинге ситуацию «абсурдной»:

– Гендиректора нет. Архипов, назначенный после моего увольнения – незаконного, как я считаю, – провел на этом посту всего несколько дней. Его страшно возмутило, во-первых, то, что ему пытаются диктовать эфирную политику, во-вторых, беспредельное вранье. Представьте: 18 числа Сергей Бунин (гендиректор Госконцерта, претендующего на контрольный пакет акций. – Ред.) пришел на встречу с Алексеем Волиным (зам. министра связи. – Ред.) не один, а с человеком по фамилии Козлов, которого он представил как управляющего директора РМГ. Только такой должности в РМГ нет, и человека такого никто не знает. Конечно, Архипов не стал этого терпеть.

– Каких именно артистов требовали убрать из эфира?

– Продюсерский центр Дробыша, Валерию, Лепса... Словом, тех, кто выступал против продажи холдинга. Более того, кто-то рассылал артистам якобы с адреса РМГ письма с угрозами и шантажом – дескать, если вы извинитесь, то, так и быть, пустим вас на радио. Конечно, доказательств, что за этим стоят определенные люди, у нас нет. Хотя я думаю, что любой лингвист может это определить.

– А кем предполагали их заменить? Есть какие-то новые имена?

– Да нет, непонятно... Только сыновья Киселева с рэпом... Да еще Прохор Шаляпин, который, кажется, знаменит только своими мезальянсами, заявил, что готов занять место Лепса. Но давайте подумаем: публика-то готова к такой замене?

– Как вы думаете, какова цель всех этих разборок?

– Бизнес и неудовлетворенные амбиции.

– А почему выбор пал на РМГ?

– Этого я не знаю. Могу предположить, что «Русское радио» – это красивый бренд... Ну нельзя же прийти к президенту и сказать: «Я хочу купить «Радио Шансон» и сделать в нем патриотический инкубатор». А к бренду «Русское радио» можно удачно приплести патриотизм.

– Ряд продюсеров – в том числе Пригожин, Фадеев, Дробыш – сказали, что готовы сами выкупить контрольный пакет акций. Как вы смотрите на эту перспективу?

– Уж конечно будет лучше.

– Но не приведет ли это к тому, что на радио будут звучать только их артисты?

– Это довольно наивное опасение. Есть кинокомпании, принадлежащие режиссерам – скажем, у Бондарчука своя кинокомпания, – но это же не значит, что он принимает участие во всех фильмах, которые там снимаются. Потом, есть же худсовет, все песни перед выпуском в эфир обязательно тестируются, этим занимаются специальные компании. И тут неважно, нравится или не нравится нам с вами песня, учитывается только реакция публики. Это то, чего не понимают господа, желающие заполучить радиостанцию. Невозможно протолкнуть в эфир песню, которая не пройдет тестирование. И если известные артисты разбегутся, а они уже разбегаются, а новых публика не примет, то я не знаю, что будет с «Русским радио». Сейчас оно стоит на краю.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания