Новости дня

11 декабря, вторник





























10 декабря, понедельник
















От победителя "Минуты славы" дважды отреклась родная мать

0

Их мужество и воля потрясли всех. Виктор Кочкин и Даниил Анастасьин, сироты, будучи без ног, так танцевали брейк-данс, что сомнений не было: миллион за победу в передаче «Минута славы» должен достаться только им! После того как их узнала вся страна, в судьбе Даниила Анастасьина произошло удивительное событие – объявилась мать, которая 17 лет назад оставила его в роддоме. Сюрпризы преподнесла жизнь и Виктору Кочкину.

Для Даниила Анастасьина, как и для многих других воспитанников дома-интерната в Нижнем Ломове, 21-летний Виктор Кочкин не просто друг и однокашник – он брат. А еще лидер, за которым нельзя не пойти, генератор идей, в которые нельзя не поверить. Десять лет назад Виктор вместе с ребятами из детского дома отдыхал в летнем лагере, там он впервые и увидел, как обычные мальчишки исполняют брейк-данс. Тогда 11-летний Виктор опекал младшего друга Даниила Анастасьина. Судьбы мальчиков схожи, оба родились без ног, и от обоих мамы отказались еще в роддоме. У Виктора была одна цель – доказать: они, мальчишки, которые умеют ходить на руках, такие же, как все!

– А если не получится? – робко спросил Даня.

– Не получится, найдем что-то другое, но надо попробовать!

В тот вечер ребята долго не могли уснуть, представляли, как они танцуют брейк-данс на руках. Как здорово у них получается! Может быть, уже тогда они мечтали, что их, сильных, талантливых, увидят когда-нибудь бросившие их матери и захотят забрать домой. На следующий день Даня и Витя уже тренировались. Им не нужны были педагоги и какие-то особые условия. Они спустились на пол с инвалидных колясок и стали учиться. Сначала было больно, трудно, движения не давались, но ребята поняли: они смогут, у них получится, надо только продолжать репетировать. А потом – концерты в детском доме, конкурсы, выступления и идея отправить заявку на участие в самое главное шоу талантов страны «Минута славы».

Все получилось почти как мечталось! Они победили, Даниила нашла мать. А вот Виктора никто не искал. Тогда он сам решил найти ее.

После победы в шоу ему купили компьютер. И он взялся за поиски. Из миллионов людей он хотел найти свою маму, которая, как он полагал, будет им гордиться. Ведь он успешно учится в Саратовском колледже, где получает сразу две специальности – мастера обуви и оператора ЭВМ. Живет в двухместной комнате в общежитии. И у него даже есть собственный автомобиль, пусть и подержанный – «Ока», которую он купил на сэкономленные деньги. Мог позволить себе и дорогой внедорожник. Но миллион, выигранный в «Минуте славы», они с Даниилом Анастасьиным поделили пополам, положили на накопительные сберегательные счета и условились пока не трогать.

...Как рос мальчик, рожденный без ног и брошенный родителями на произвол судьбы, рассказала его бывшая воспитательница Татьяна Жукова. Ее письма, адресованные Виктору, можно прочесть на его страничке в социальной сети.

«К нам ты поступил в возрасте около месяца. Белобрысый, пухленький, розовощекий, голубоглазый, улыбчивый и спокойный пацанчик из детской больницы. Кушал всегда хорошо, все подряд, и практически не болел. На музыкальных занятиях ты был самый активный, да и ползал лучше и быстрее всех. Самый тяжелый момент наступил для тебя, когда все стали вставать на ножки. Смотреть на тебя было страшно и больно! Ты бился около двух недель в манеже, пытаясь встать. Губы были искусаны в кровь, ладошки в кровяных мозолях. Ты был упрямый, упертый. Потом понял: с тобой что-то не так. Когда вас выкладывали в манеж, ты отползал к окну и смотрел на всех вопросительными глазенками: «Почему? Что со мной не так?..»

Ты до сих пор стоишь у меня перед глазами. Даже на руки шел потом плохо, стал ершистым, как бы весь мир возненавидел. Но постепенно отошел, а на ручонках бегал все равно быстрее всех. И всегда требовал, чтобы и тебе надевали колготки и обувь. Потом тебя хотел усыновить американец-инвалид без ног. Но органы опеки почему-то ему отказали. Через год одумались, написали ему, но он уже отказался».

Когда Витя подрос, его перевели в дом ребенка, в Вологду. Я позвонила его бывшей воспитательнице – Наталье Захаповой.

– Виктор очень общительный, говорун и не может стоять на месте, все объясняет, жестикулирует! В нем столько энергии! Он сам меня нашел через Интернет, как только у него появился компьютер. Мы стали общаться по скайпу. Я его как-то спросила, не собирается ли он жениться. Он отшутился: «Да так, Наташа, все идет потихонечку!» Возможно, я не такой близкий ему человек, чтобы рассказывать мне о своих переживаниях и чувствах. А вообще Витя смотрит вперед! На первом месте – учеба и получение профессии. Специальность сапожника всегда прокормит. Усидчивость у него выработана. Он очень целеустремленный. Вот научится ездить на машине, закончит колледж, получит работу, квартиру. Сейчас он стоит в очереди на получение жилья в Нижнем Ломово, и после обучения в колледже ему обязаны дать квартиру. Вот только какие это будут условия? Кому-то предоставляют деревянный дом с печным отоплением и колонкой за углом...

– Сейчас он самодостаточный парень, стремительно идущий к своей цели.

– Витя всегда знал, чего хочет. В наш дом ребенка он поступил в десять месяцев, – вспоминает Наталья. – У Виктора есть мама, но она от него отказалась и, судя по всему, и сейчас не хочет иметь с ним никаких дел.

– То есть Витя все-таки нашел свою маму?

– Он мне сказал, что нашел ее через Интернет, они общались до тех пор, пока Витя не предложил встретиться. После этого разговора письма стали приходить реже и реже. Ей сложно объяснить новой семье, откуда взялся взрослый сын. Я так и сказала Виктору: ее надо... просто простить. Не стоит на этом ему зацикливаться, это будет тянуть его назад, в прошлое. А Вите надо идти вперед! Она в свое время отказалась от сына, но всегда могла узнать, где он, если бы у нее такое желание возникло. А раз у нее такого желания не возникло – значит, и не нужно о ней думать!

Правда, однажды она приезжала, Вите тогда было около годика. Посмотрела, поплакала. Сказала, что ей его не потянуть. Он без ног, ему был бы нужен ежедневный уход, а она одна. Зарплата у сельских учителей и сейчас очень маленькая, а тогда, в 90-е годы, денег по полгода, по году не платили. Как содержать больного ребенка? Да... но и после мама Витю не искала, а могла ведь отправить запрос.

Он был таким сильным и умным малышом. Всегда говорил: «Я сам!» Не хотел, чтобы его носили на руках, все сам, поэтому у него очень хорошо развилась мускулатура. Он ведь и на улице сам ходил. Мы тогда взяли шесть шапок-ушанок из искусственного черного меха, из них сшили штаны и рукавицы до локтей на резинках, чтобы он мог вместе с детьми зимой гулять на улице. Мы Витю выносили, и он в этих шубницах бегал по снегу. Сам садился на горшок, забирался на кровать, на высокую причем, подтягивался и залезал. И в Нижний Ломов поехал уже полностью самостоятельным.

Маленький Витя думал, что он не ходит только потому, что мы ему не надеваем обувь. Он ботинки у нас не требовал, просто смотрел на нас и пытался их надеть. Заметил, что, как только ребенок крепко вставал на ноги и начинал ходить, его обували. Но потом Витя своим детским разумом понял: дело не в обуви. И стал ползать, начал подтягиваться, понял, что он такой, какой есть!

– Вы со всеми выпускниками поддерживаете отношения?

– Нет, детям, у которых нет семьи, такие отношения не нужны. Они очень быстро привязываются к любому человеку, потом будут надеяться, ждать, верить. А я не могу им всем дать столько тепла, заботы и внимания, сколько им нужно.

Сейчас Виктор и я общаемся, как два взрослых человека, и это не скажется на его становлении. А вот если бы я поддерживала с ним отношения, когда он был ребенком, то он бы помнил, хотел бы со мной проводить время, приезжать на каникулы! Но такие отношения ведут к разочарованию – я же не смогу заменить ему семью.

Когда Витюшке исполнилось четыре года, я отвезла его в дом-интернат в Нижний Ломов. И он, маленький, думал, что я его так наказываю. Даже вспоминать больно! – голос Натальи дрожит от волнения. – Когда я уезжала, он катился на коляске, а потом полз за мной. Кричал вслед, что будет себя хорошо вести!

С каким тяжелым чувством я оставляла его, ехала и плакала! Потом часто вспоминала, как он смеялся, как играл с ребятами, рассказывал что-то. Приходила в группу, а его нет. Плакала, но иначе было нельзя. И поддерживать отношения тогда было нельзя – это еще большая травма! Прошло 16 лет, Витя – один-единственный из всех наших выпускников смог заявить о себе.

...Виктор нашел родную мать, но она не пустила его в свою жизнь. Этот удар он принял стойко, как и привык принимать удары судьбы. О маме Виктор не рассказывает. Непризнанный сын защищает мать от упреков и осуждения.

Я позвонила Виктору узнать, как у него дела.

– Продолжаю заниматься спортом – теннисом, футболом, совершенствуюсь в брейк-дансе, – бодро рапортует он. – Хорошо учусь, общаюсь с друзьями, только на моей страничке в социальных сетях более тысячи друзей. Но самое главное, я встретил девушку. Ее зовут Фарида, она тоже учится в нашем колледже, но только на швею. Она красивая, без физических недостатков. С родителями ее я еще не знаком, но хотел бы с ними увидеться, поговорить...

Виктор извинился и отправился на учебу, а потом – на тренировку, ведь ему нельзя терять форму. У него столько планов, которые нужно исполнить.

Читайте также

У безного победителя "Минуты славы" Даниила Анастасьина объявилась мать

"Минута славы" превратилась в парад уродов


поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания