Новости дня

26 сентября, среда

25 сентября, вторник












































Вдова Игоря Кваши впервые рассказала, как он умирал

0

Игорь Кваша // Анатолий Ломохов / Russian Look
Игорь Кваша // Анатолий Ломохов / Russian Look

Вот уже два месяца, как нет с нами замечательного артиста Игоря Кваши. Кажется, если включить телевизор, он снова появится на экране в программе «Жди меня»... Нашему репортеру удалось побывать в гостях у вдовы актера Татьяны Путиевской. Это ее первое интервью после похорон мужа.

Татьяна Семеновна, вдова Игоря Кваши, встречает нас улыбаясь. Но понимаешь сразу: за приветливостью хозяйки дома скрывается опустошение и горечь от невосполнимой утраты любимого мужа.

Несмотря на внешнюю хрупкость, она сильная женщина. Ей удается скрывать не только душевную боль. Больной позвоночник не дает Татьяне Семеновне свободно двигаться. Она с трудом проходит в комнату, где так часто любил работать ее Игорь. Вдова артиста никогда не пользовалась славой супруга и не стремилась бывать на публике.

Она – врач-анестезиолог, рентгенолог, защитила диссертацию и получила степень кандидата медицинских наук. На нашу просьбу об интервью Татьяна Семеновна ответила согласием лишь по одной причине: главное для нее, чтобы люди помнили, каким замечательным человеком был ее супруг.

– Он всегда много трудился. С самой юности работа на первом месте – театр, кино, радио, телевидение. Всюду успевал, – начинает свой рассказ Татьяна Семеновна. – Он не умел работать спустя рукава. Не щадил себя, все трагические истории героев программы «Жди меня» пропускал через себя. Вот, например, иногда придет домой дико усталый, но улыбается: помогли встретиться матери и сыну, фронтовым друзьям, родственникам, которые уже почти потеряли надежду увидеться. Эта программа всегда трогала его сердце, а ведь попал он туда случайно. Саша Любимов искал ведущего на передачу, она тогда по-другому называлась, ему посоветовали Игоря Владимировича. Проект был новый, нераскрученный, они много работали. Результат – высокие рейтинги. Но для Игоря ценнее, что тысячи людей обрели семейное счастье.

– Да ведь и ему с семьей повезло. Вы прожили с Игорем Владимировичем 55 счастливых лет. Где вы познакомились?

– В санатории в Крыму. Мне был 21 год, я закончила 5-й курс медицинского института, на летние каникулы с родителями отправилась к морю, – вспоминает Татьяна Семеновна.

Она и не предполагала, какой сюрприз ей подготовила судьба. В доме творчества писателей «Коктебель» уже отдыхали начинающие, но подающие большие надежды артисты – Галина Волчек и Игорь Кваша. Молодой человек порывался уехать, но подруга уговаривала:

– Игорь, подожди, сейчас приедет девочка, которая обязательно тебе понравится!

Игорь поддался на увещевания Гали, остался. И как оказалось, не зря! У волейбольной площадки перед столовой и произошла судьбоносная встреча. Таня не могла не обратить внимание на стройного молодого человека в пижаме. Тогда в санаториях была мода: все отдыхающие мужчины прогуливались по территории в одежде, предназначенной для сна.
И это не казалось странным! Волчек прекрасно справлялась с ролью свахи и успела напеть юной Танечке о замечательном Игоре. Игорь в свою очередь был наслышан о достоинствах Тани Путиевской.

– А вечером мы пошли в кино, смотрели фильм «Плата за страх» с Монтаном. – Татьяна Семеновна рассказывает историю своей любви так, словно это было вчера, помнит все подробности. – Мы пробыли там две недели. И все это время Игорь ухаживал за мной. До меня Игорь был женат на Светлане Мизери, они уже к тому времени расстались, но были в хороших отношениях. Я тоже с ней потом познакомилась, и мы хорошо общались. Я думаю, Игорь, наверное, боялся ошибиться, поэтому искал какой-то знак свыше, который бы указал ему, его ли я человек. Он залез на горку, ему под ноги попалась половинка расколотого камешка, он загадал: «Если найду вторую часть – то мы будем с Таней вместе». И нашел! У нас дома этот камешек, найденный им в 1956 году, до сих пор хранится! А потом Игорю нужно было уехать, а мы с родителями остались. Конечно, я скучала. И хотела домой, в Москву. И вот наконец сели в поезд, еще сутки – и мы увидимся с Игорем.

Он знал номер моего вагона и обещал встретить. Но тут на станции в купе постучали, мой отчим – известный писатель и драматург Александр Штейн, который любил меня, как родную дочку – вскочил, открыл дверь. И улыбнулся.

Они с мамой по-доброму смеялись надо мной, над моими чувствами. Игорь им понравился, общие знакомые отзывались о нем очень хорошо, и наши мамы приятельствовали. Так вот, отчим помахал каким-то листком: «Это твой Кваша!» Я обмерла. Телеграмма, в которой Игорь написал: «Люблю, скучаю». А через 40 минут опять станция, и опять стук в дверь, и опять телеграмма! Потом еще! На каждой станции мне доставляли телеграммы. Будто Игорь ехал вместе со мной. Москва, приехали. Игорь нас встретил, родители поехали домой на машине, а нам не хватило места.

Мы с Игорем вовсе не расстроились – отправились на метро. А когда поднимались на эскалаторе станции «Площадь Революции», он сказал: «Давай поженимся!» Я ему отвечаю: «Давай!» А сама думаю: вот приду в институт и всем девчонкам скажу, что выхожу замуж. Тогда мало кто из нас собирался. Родители устроили нам свадьбу в ресторане при гостинице «Интурист». Мамина подружка мне платье сшила.

– А вы не только за лето мужа нашли, но и с детьми не затягивали. Порадовали молодого мужа.

– Я училась на Пироговке, у нас там была кафедра, врачи опытные, и я видела, что туда можно было приехать самотеком, без записи, поэтому, когда начались схватки, Игорь отвез меня в мой институт. Там я и родила Володьку. Ночь, половина второго, и я услышала, что в ординаторской звонит телефон. Я догадалась, что это Игорь. Раньше УЗИ не было, и родители не знали, кого ждать. Потом он рассказывал: когда ему сообщили, что родился сын, он упал с кровати!..

В прихожей зазвенел звонок. Владимир – сын Игоря Кваши – словно услышал, что речь пошла о нем, и приехал. В последнее время он каждый день приезжает поддержать маму. И по много раз на дню звонит помощнице по хозяйству, чтобы узнать о состоянии Татьяны Семеновны.

– Здравствуй, мама. – Сын нежно поцеловал ее в щеку.

– Я про папу рассказываю, что с ним разные истории происходили. Однажды, когда я дежурила на скорой помощи, он приехал меня проведать. Зашел в приемную, а его приняли за дружка разгулявшегося бандита, поранившего голову. Ему медики и говорят: «Чего стоишь, иди, держи этого алкаша!» Игорь ничего не ответил, держал незнакомца, пока я тому швы накладывала.

– Как вы – молодые родители – все успевали: работа, дом, ребенок? Кто вам помогал?

– Родители – и мои, и мама Игоря. Володька часто гостил у бабушек-дедушек на даче.

– Да, – продолжил Владимир Игоревич, – только я их не называл дед и бабушка, говорил: Люся и Шурик. Вот и для моих детей – Насти и Миши – дедушка с бабушкой – Таня и Игорь. А папа очень гордился внуками.

– Владимир Игоревич, а каким было ваше детство при таких занятых родителях?

– Прекрасным, часто ходил к папе на работу, там за кулисами мы с мальчишками – Антоном Табаковым, Денисом Евстигнеевым – пересмотрели весь репертуар театра. А однажды мама писала диссертацию, а мы с папой и другом семьи Юрием Рашкиным отправились на машине к морю. Взрослые сменяли друг друга за рулем, а я, 8-летний мальчишка, лежал на заднем сиденье старой «Волги», смотрел в окно. Интересно. Дорога дальняя – целое путешествие. Мама потом к нам на самолете прилетела.

Да, к маме на работу я тоже ходил с удовольствием. Был случай, когда мама работала анестезиологом в операционной, и, чтобы я не мешался под ногами, меня отвели в какой-то кабинет, навалили на стол невообразимое количество пинцетов, карцангов и других мединструментов. Я несколько часов разбирался.

– Да, – улыбнулась Татьяна Семеновна, – а потом идем домой, а сын мой плачет. Я ему: ты чего, Володь, а он с распирающим его чувством: «Мама, это был самый счастливый день в моей жизни! Больше у меня таких дней не будет!»

После школы Володя поступил в мединститут и 12 лет отработал урологом. А в 90-е пришлось с профессией распрощаться – не платили зарплату. Он занялся бизнесом. А потом – реставрацией классических автомобилей.

– Игорь Кваша был известным артистом, видным мужчиной. Ревновали его к поклонницам?

– Я часто ходила на спектакли Игоря, на все премьеры – обязательно. И никогда он не дал мне повода. Он всегда вел себя крайне порядочно. Не повторял мне часто слов любви, но поведение его говорило само за себя. Он всегда заботился обо мне. У меня хроническая неврологическая болезнь позвоночника. И когда нужна была операция, Игорь не колебался ни минутки, отложил все дела и повез меня в Израиль. Возился со мной.

– Папа очень сильно переживал за маму. Но ей свои чувства старался не показывать, – добавляет сын артиста. – А я боялся, как бы он и сам там не слег от волнений. Ведь все эти операции в неврологии не только опасные, но и период послеоперационный сложный – человек какое-то время беспомощен. Я знаю, папе было больно за маму.

– Игорь Владимирович переживал за здоровье жены, а о своем заботился?

– Он много курил… Я ведь и фамилию его не взяла из-за этого. Поставила условие: бросишь курить – стану Кваша. Он не бросил.

– Папа еще 40 лет назад пытался бросить курить, но не получалось, – подтверждает Владимир.

– Лет двадцать назад Игоря по утрам стал мучить кашель. Сначала он даже не обращал внимания, – с горечью вспоминает вдова. – Подумаешь – кашель, мокрота. Потом приступы стали сильнее и продолжительнее, появилась одышка. Я забила тревогу, договорилась с врачами, и мы пошли на прием. Бронхит, который потом перерос в обструктивную болезнь легких.

Он быстро уставал, у него болела грудь. В Израиле врачи прописали много лекарств, их надо было принимать по специальной схеме. В общей сложности Игорь болел больше десяти лет, – говорит Татьяна Семеновна.

– Папа лечился, но табак бросить не мог, болезнь обострялась. Он ложился в больницу на полтора-два месяца, – продолжает за мать Владимир. – Выходил, работал – и снова процедуры, лекарства, режим. В последний раз он лежал в 57-й больнице около месяца, вроде шел на поправку. Очень хотел работать. Нервничал, что назначена съемка программы или встреча с журналистами может сорваться из-за внезапного приступа. Папа очень хотел вылечиться…
Эти воспоминания даются Татьяне Семеновне с большим трудом. Она утирает рукой слезы, и я замечаю: на ее правой руке обручальное кольцо.

– Мне Игорь это кольцо подарил, – говорит вдова. – Я ношу его, не снимая, 56 лет. Он купил мне его в день, когда предложил пожениться. У него тогда и денег толком не было, но мы пошли в ювелирный на Тверской. Все свои 300 рублей он и потратил на это кольцо. А на кольцо для себя у него денег уже не осталось. Так он и проходил без него всю жизнь... И до тех пор, пока это кольцо у меня на руке, я чувствую: мы неразлучны...

По христианским обычаям после смерти супруга женщины обычно снимают обручальное кольцо с правой руки и надевают его на левую. Но Татьяна Семеновна так и не смогла это сделать. Ее Игорь с ней по-прежнему рядом.

– Почему-то до сих пор он мне не приснился, – переживает вдова. – А мне так хочется его увидеть...

Лия Разанова

Читайте также

Игоря Квашу сгубили переживания за героев передачи «Жди меня»
Елена Яковлева: Только смерть Игоря Кваши примирила меня с Волчек
поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания