Новости дня

21 апреля, суббота


























20 апреля, пятница



















Дарья Повереннова: Смерть Владислава Галкина была неслучайна

0

Появление на НТВ в майские праздники сериала «Дальнобойщики. 10 лет спустя» вызвало резонные вопросы: какие же дальнобойщики без Влада Галкина? А вот какие: создатели решили оставить за баранкой грузовика одного Владимира Гостюхина (Федора Ивановича), без напарника Сашка, которого играл Влад. Но новые герои все-таки появились: Дарья Повереннова сыграла в старом-новом сериале одну из главных женских ролей – Ирину.

Шоу должно продолжаться

– Дарья, как вам предложили сниматься в «Дальнобой­щиках»?

– Мне позвонил кастинг-директор, сказал, что в сериале есть роль для меня. Потом прислали сценарий. Мне очень понравилось его начало. Моя героиня едет с Федором Ивановичем в машине. И он рассказывает ей о своем напарнике, который погиб. Потом, как было написано в сценарии, идет нарезка из первых сезонов «Дальнобойщиков» с Владом Галкиным. Очень трогательно. Считаю, такой сценой создатели сериала отдали дань памяти большому артисту. Понятно, что шоу должно продолжаться, несмотря на то, что кто-то уходит… Кстати, в этих «Дальнобойщиках» из прежнего актерского состава остались только Владимир Гостюхин и Наталья Егорова. Остальные актеры все новые.

– Герой Гостюхина говорит о своем напарнике, что у Сашка не выдержало сердце. Видимо, сценаристы решили часть биографии Влада перенести на биографию его героя?

– Наверняка авторы сценария это учитывали, потому что зрители будут ассоциировать Сашка с самим Владом. Но все-таки я считаю, что Влад не просто умер, а погиб. И это было не случайно.

– Почему вы так считаете?

– Это мое мнение. И я думаю, что к этому приложили руку журналисты. Да, с ним случилась очень неприятная ситуация, мягко говоря. Пропиариться за счет беды актера – это очень жестоко. Я понимаю, что это часть вашей профессии. Но есть какие-то моральные принципы. Эта история в баре еще наложилась на непростое душевное состояние Влада, которое связано с личными проблемами…

Люди же не парятся, что на душе у человека. Каждый делает свою работу, а работа журналистов – найти эксклюзив, быть первым, за счет скандала поднять изданию тиражи и продажи. Я это понимаю. Но одновременно осознаю и то, что травля была последней каплей, которая переполнила тот самый стакан с водой. И после этого началась история без возврата.

– Вам известно, почему продюсеры решили продолжать эту историю даже без главного г­ероя?

– Тут ситуация двойная, как минимум. Во-первых, почему бы не продолжить популярный сериал? Во-вторых, надеюсь, что есть такая мотивация – отдать дань памяти безвременно ушедшему актеру. Мы очень много разговаривали о нем с Владимиром Гостюхиным. Он вспоминал, каким Влад был веселым, солнечным, живым, открытым в первых «Дальнобойщиках». Каким классным был партнером. Когда по ходу сцены у кого-то из них рождалась импровизация, другой видел это и подхватывал. Начинался процесс, как в сообщающихся сосудах. Кайф работать с такими партнерами. Во вторых «Дальнобойщиках» Влад уже подустал. Может быть, «словил звезду»? Может, на тот момент он был немножечко не прав. Возгордился. Хотя в общем имел на это право.

Суперпрофи с непростым характером

– А вы были знакомы с Владиславом Галкиным?

– Мы учились вместе в Щукинском училище, вернее, он был на курс старше. Но там он не доучился, ушел во ВГИК. Потом мы часто пересекались на фестивалях, снимались с ним вместе в предпоследнем его сериале «Петровка, 38. Команда Семенова». Влад был суперпрофессионалом. Но во время съемок я замечала, что ему было очень тяжело.

– Из-за чего?

– Потому что он, как многие состоявшиеся артисты, плотно задумывался о режиссуре.

– Его не устраивала работа режиссера?

– Я видела, что многие звенья в этой цепи не работают, а если работают, то недостаточно хорошо. На площадке ответственность за всё несет режиссер. Это голова рыбы. Но когда в силу опыта ты знаешь, что режиссер неправильно разводит сцену, неправильно ее решает, то в какой-то момент ты просто говоришь: «Бли-ин! Так может, мне попробовать сделать эту работу? Я человек ответственный». У Влада был непростой характер, но он был действительно ответственным человеком, профессионалом своего дела. И за это его уважали.

– Непростой характер – это?..

– Ну, например, в какой-то момент он мог быть не просто жестким, а жестоким. Я ему говорила: «Влад, ты прав по содержанию, но по форме не прав». И он соглашался. Я его не осуждаю. Потому что порой сама бываю нетерпимой, срываюсь.

– Владимир Гостюхин тоже актер с характером. Как вы с ним нашли общий язык?

– Прекрасно. У меня было очень теплое к нему чувство, и смею надеяться, что у него ко мне тоже. Вы знаете, какая нынче редкость, когда мужчина-артист остается в первую очередь мужчиной, а потом артистом. Потому что сейчас у нас много артистов, которые хотя по половому признаку мужчины, а ведут себя, как женщины. Это ужасно. Это катастрофа. А Владимир Гостюхин – мужик до мозга костей. Ему все женщины симпатизируют, устоять невозможно.

Любая нормальная женщина хочет с ним пококетничать, поулыбаться ему, поговорить, поухаживать. И когда он откликается, начинается игра вне площадки. Если ты с партнером наладил личный контакт, то и в работе тебе это будет только на руку. Хотя своей требовательностью, дотошностью, своим видением, как все должно быть, Гостюхин порой доводил кого-то на площадке. Иногда его приходилось переубеждать.

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания