Новости дня

26 мая, суббота






25 мая, пятница





























24 мая, четверг










Вера Васильева оправилась от смерти мужа

0

Полгода назад Вера Васильева пережила страшную трагедию – скончался ее муж, актер Владимир Ушаков. Вера Кузьминична тяжело пережила его уход, ведь они прожили вместе больше полувека. Наш репортер  побывала у нее в гостях. Актриса рассказала, что помогло ей справиться с бедой. И поведала о тайнах личной жизни.

Войдя в гостиную, сразу замечаю портрет Владимира Ушакова, покойного супруга Веры Васильевой.

– В последние годы Володя, когда уже почти не мог двигаться, много времени проводил в этой комнате. Теперь здесь стоит его портрет, а рядом иконы, он ведь был верующим. Стараюсь, чтобы всегда в вазе стояли свежие цветы. Сажусь рядом, мысленно говорю: «Ушечка, я дома!», рассказываю, что произошло за день. А на кладбище, на его могилку, езжу раз в неделю. – Вера Кузьминична вздыхает. – Выжила только благодаря работе, загрузила себя до предела. Даже согласилась сняться в двух сериалах. Да и в театре ни от чего не отказываюсь. Сейчас вот приступаем к репетициям нового спектакля, моей партнершей станет Ольга Аросева, она в театре 62 года, я – 63, так что вместе 125 лет. Ну и конечно, моя отрада – Даша, приемная дочь. У нее 1,5 года назад родилась дочка Света, ее я считаю своей внучкой. Своих детей Бог не дал, а Даша и Светланка для меня самые родные. Даша ведет все мои дела, распоряжается финансами. Я даже не знаю, какую я получаю пенсию или зарплату в театре.

– А родственников у вас не осталось?

– Двух сестер я уже похоронила. Остался родной брат Василий, он младше меня на тринадцать лет, уже на пенсии. У нас хорошие отношения, но он человек не творческий и в моих театральных делах ничего не понимает.

– Приемная дочка Даша – это ведь ваша поклонница. Сколько лет она рядом с вами?

– Больше двадцати! Мы случайно познакомились на улице: я несла тяжелую сумку, она помогла. С тех пор мы вместе. Даша научилась водить машину, чтобы возить меня в больницу к мужу. Она и теперь живет моими интересами, оберегает, поэтому я себя не чувствую брошенной.

Вера Кузьминична ненадолго умолкает.

– Мне ведь немало лет… Я все оговорила с близкими насчет моего ухода. Даше сказала: «Ни в коем случае не сиди у моей постели!» – договорились, что она наймет для этого человека, если понадобится. Что касается завещания, то квартиру я оставлю Даше, а все деньги, какие только есть, – брату. Так что распоряжения отданы… Честно признаюсь: смерти боюсь… Вернее, не ее самой…

– Старческой немощи?

– Да. Хотелось бы умереть во сне. Страшно оставаться беспомощной. Неправда, что людям, которым за восемьдесят, не жалко умирать. Вон  мой больной муж и в девяносто лет хотел жить. Если человек не мучается физически от своей старости – может ходить, читать, хорошо соображает, то жить хочется!

– Не вижу у вас в доме лекарств…

– Я чувствую себя в свои восемьдесят шесть лет примерно на шестьдесят и веду соответствующий образ жизни! У меня на полке в ванной только один крем для лица, больше ничего. Я никогда не делала никаких процедур, тем более пластики.

– Вера Кузьминична, вы прожили с мужем больше пятидесяти лет. Между тем говорят, что вы выходили за него замуж, не любя.

– Мое сердце было занято режиссером Борисом Равенских. Он очень меня любил, но был женат. Когда он ушел в другой театр, я поняла, что отхожу на второй план, меня это не устраивало… Но я очень рада, что такая большая любовь была в моей жизни. Любовь, которая остается на всю жизнь, даже если люди расстаются.

Когда Борис умер, конечно, это было огромное горе для меня, я с гастролей приехала на похороны, никто бы меня не удержал. И муж меня в этом понимал. Он относился ко мне, как к драгоценности. Володя ухаживал за мной, когда еще играли «Свадьбу с приданым». Прижимался, нежно брал за руки. Понимал, что я люблю другого, но всегда говорил: «Я знаю, что ты всегда будешь со мной и забудешь всех остальных. А я буду всю жизнь тебя любить!» Так и получилось.

– Это правда, что вы с мужем отметили настоящую свадьбу только после пятидесяти лет совместной жизни?

– Да, в Доме актера собрали друзей, у меня было белое платье, у Володи – костюм. И кольца обручальные купили впервые в жизни. А в молодости все было иначе. Володя привел меня в свою комнату в общежитии и сообщил друзьям: «Мы теперь муж и жена!» Взяли пол-литра водки, домашнюю снедь и отметили. А расписались только через семь лет, когда оформляли документы на квартиру.

– Как же прошла ваша первая брачная ночь с нелюбимым тогда еще человеком?

– А так, что легли мы… раздельно! Дело в том, что мне всегда нужно личное пространство. Когда мы заехали в комнату в общежитии, я сразу же сказала мужу: «Не могу спать с кем-то». И мы легли так: я – на кровать, он – на раскладушку. Может, это его и удивило, но потом он привык. А когда появилась квартира, мы вообще стали спать в разных комнатах.

– Мужа не обижали такие причуды?

– Это была не единственная уступка, на которую он пошел. Например, как только стали жить вместе, выяснилось, что хозяйка я никакая, ничего не могу, а главное – не хочу! Володя нанял домработницу. И это несмотря на то, что мы жили в общежитии. Все знакомые смеялись! В первое же лето он снял дачу в Серебряном Бору. Настолько был внимательный, добрый, терпеливый, понимающий, что постепенно я поняла, что он очень хороший человек. Чем дальше, тем больше я его ценила. А в последние годы любила нежно, как ребенка. Понимаете, я для мужа была центром всего. Например, ему не так везло в работе, как мне. Но он никогда мне не завидовал и стал жить моими успехами, что, согласитесь, большая редкость в актерской семье. Вообще, мы с мужем никогда не ссорились. Если я была чем-то недовольна, то просто молчала, становилась чужой, и это для Володи было самое страшное.

– Уж ревновал-то он вас, наверное, жутко? Ведь вы были красавицей.

– За мной ухаживал только что пришедший в театр молодой Андрюша Миронов. И это несмотря на мой уже не юный возраст, мне тогда было сорок. Вообще Миронов чуть ли не каждый день в кого-то влюблялся. И вот однажды мы ехали в поезде на гастроли, остались с Андреем вдвоем в купе. Вечер, стемнело, Андрюша взял мою руку, поцеловал, а в это время Володя вошел. Он сразу отвесил мне пощечину, чем я была совершенно поражена. А потом за шкирку вытащил Андрея в тамбур для мужского разговора. Андрюша тогда был еще начинающим артистом. В тамбуре Андрей долго оправдывался: «Владимир Петрович, я вас очень уважаю, я вас очень люблю и Веру Кузьминичну тоже! И не надо меня бить!» Потом они часто вспоминали этот момент и смеялись. В общем, вернулись они, взявшись за руки, и объявили: «А мы теперь друзья!»

– Вера Кузьминична, что стало причиной столь длительной болезни вашего мужа? Ведь он уходил мучительно…

– Страшно даже вспоминать! Болезни подтачивали его постепенно, они начались еще лет за пятнадцать до его смерти. Становилось все хуже и хуже… Он даже в туалет не мог сходить сам. Были моменты отчаяния. Дело в том, что в больнице, проводя обследование, ему нарушили мочеполовую систему, пришлось вставить катетер, через который производились все отправления. Это было так унизительно для Володи, что он честно мне сказал: «Если мне не восстановят все, я покончу с собой!» Но к счастью, нашелся врач, который смог исправить ошибки предыдущего доктора. Однако потом муж не смог сам себя обслуживать уже по другой причине – он ослеп.

– Вы находились с ним постоянно?

– Днем с ним сидела няня. Судьба случайно свела меня с замечательной женщиной из Киргизии, которая смогла найти подход к мужу. А ночью у постели мужа дежурила я, точнее, слушала из другой комнаты, когда он позовет меня. Только услышу: «Вера!» – и несусь со всех ног. Было жалко его, что он вот так сидит и ничего не может делать. Старалась читать ему вслух, рассказывать что-то. Скрывала от него все материальные проблемы, связанные с лечением –  слава Богу, театр помогал.

Володя понимал, что скоро уйдет. Но я не видела другого больного человека, который бы так же мужественно держался. И даже старался выглядеть веселым. Ни разу не пожаловался! Иногда только признавался: «Я устал!» Или опускал голову на руки и лежал так долго. В такие моменты я молчала, понимая, что ничем не могу помочь. Только обнимала, как ребенка, жалела…

– Даша живет отдельно, мужа не стало – нет желания завести хотя бы собаку, чтобы в доме не было пусто?

– Есть, только это будет не собака, а кот. Дело в том, что у нас с мужем четырнадцать лет жил домашний любимец, кот Филька, которого мы подобрали на улице. Это был член семьи, он заменял нам ребенка! Помню, как Даша из-за границы привезла коту полный чемодан еды и больше ничего. Нужды Фили были для нас прежде всего! Осенью, когда пройдет дачное время, я снова возьму кота, чтобы было о ком заботиться.

Справка

Вера Васильева родилась в 1925 году в Тверской области, с 1948 года работает в Театре сатиры. Именно там актриса познакомилась со своим будущим мужем, актером Владимиром Ушаковым. Широкая известность к ним обоим пришла в 1953 году, когда на экраны вышел фильм «Свадьба с приданым».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания