Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Влад Сташевский впервые рассказал, как угрожал Айзеншпису

0

Много шума наделал фильм памяти Юрия Айзеншписа, показанный недавно на канале НТВ, где «восстали из пепла» все выведенные продюсером «фениксы». Некоторые воспоминания подопечных Юры Шпица, как называли Айзеншписа, поразили многих. «ЖГ» решила развить «горячую тему».

Юра понимал лишь язык зоны

Юрий Айзеншпис вошел в историю как первый российский музыкальный менеджер. Это он открыл Виктора Цоя, Влада Сташевского, Диму Билана. Большой авторитет в криминальных кругах, он подчинил себе многих и на «гражданке» – недаром его называли грозой шоубиза. «ЖГ» встретилась с бывшими подопечными Айзеншписа, чтобы выяснить неизвестные подробности его жизни.

– Юра 17 лет отсидел за валютные махинации, поэтому иногда с ним приходилось разговаривать на языке зоны, – вспоминает один из самых прибыльных артистов продюсера Влад Сташевский. – Шмильевич прикладывал много усилий, чтобы его артисты не появлялись на сцене после ухода от него. Но у меня на момент нашего творческого разрыва была другая ситуация: мои возможности тогда превосходили Юрины. Начались какие-то звонки, и в один момент я на полном серьезе пригрозил Юре: «Если еще кто-нибудь позвонит с угрозами, я тебе ухо отрежу! Или сломаю пальцы!» Он успокоился.

Сташевский был тогда женат на дочери директора спортивного комплекса «Лужники» Ольге Алешиной, поэтому, видимо, счел возможным диктовать свои условия Юре Шпицу. Однако после ухода от продюсера популярность Влада начала резко падать. И вообще, Сташевский – это скорее исключение из общего правила Айзеншписа: не пускать бывших подопечных на сцену. Да и права на исполнение песен остались за Владом. А вот исполнители Саша и Никита, поссорившись с Юрием Шмильевичем, даже стали жертвами нападений. Но потом вновь мечтали о возвращении под крыло своего «мучителя».

Всегда кидал дешевые понты

Солист группы «Технология» Роман Рябцев вспоминает:

– Мы столкнулись с такой фанатской истерией, которую видели только в фильмах про «Битлз»: когда толпа бежит на тебя с криками и ты думаешь, что сейчас тебя побьют. Но оказалось, что бритоголовые парни из города Люберцы и есть наши поклонники. Это все увидел Айзеншпис и тогда принял решение, что надо нас брать под свое крыло – ни за кем из артистов больше «любера» не бегали. Он стал нашим концертным директором, а не продюсером. Продюсером он был у Сташевского, у Билана, придумывал им имидж, а для нас он был лишь администратором. Взял готовую группу, с готовым альбом, со сложившимся имиджем, с большой фанатской базой.

Роман утверждает, что Айзеншпис прислушивался к его мнению, хотя авторитет у такого человека завоевать было довольно сложно:

– Мы достаточно жесткие ребята, с нами жестко нельзя было обращаться. Во время первых наших гастролей на юг он как-то попытался сказать, что можно и быстрее настраивать инструменты. Я огрызнулся, после чего у него была чуть ли не истерика – очень обиделся. Но в творчество больше не лез.

По словам другого участника «Технологии», Владимира Нечитайло, в жизни Айзеншпис был не таким жестким, каким его привыкли представлять: «Много передач о том, что он стальной человек, но ничего этого мы не видели. Это сказки».

Однако если бы не хватка Айзеншписа, вряд ли бы группа добилась успеха.

– Из метро «Спортивная» мы на один из концертов шли пешком с тяжелой аппаратурой, – вспомнил Володя Нечитайло случай из жизни. – Рядом со стадионом «Лужники», где должен был проходить концерт, загрузились в белый лимузин, торжественно подъехали к главному входу. Был создан ажиотаж, когда мы вылезали из этого лимузина, нас снимало телевидение, фанаты визжали. А после выступления этот же лимузин довез нас до выезда из «Лужников», и мы снова сели в метро. Это был айзеншписовский стиль работы – пускать пыль в глаза, понты дешевые кидать. Он посмотрел, что Пугачева подъезжает на лимузине, значит, и «Технология» не хуже должна быть.

Один Билан остался ему верен

Сейчас Рома и Володя не скрывают, что сравнение с Depeche Mode тоже придумал Айзеншпис: «Журналисты сравнивали с подачи того же Айзеншписа, потому что он им это втюхивал упорно. В те времена было принято сравнивать группы: «Секрет» – с «Битлз», «Ласковый май» – с Modern Talking. Но это же смешно…»
Отношения директора и группы были не идеальны. «Миллионов мы не заработали, – признается Рома. – По контракту делили почти пополам все заработки. Но потом нам объяснили, что мы стоим гораздо дороже, чем говорит директор. Обманывал он нас – поэтому с ним и порвали».

Но с трудом верится, что сегодня «Технология» зарабатывает больше.

Самым ярким проектом Юрия Шмильевича, был, конечно, Дима Билан. Трудно представить, что начинал тогда еще Витя Белан с выступлений на разогреве группы «Динамит». До самой смерти Айзеншписа певец был предан наставнику и сейчас вспоминает его лишь добрым словом. Хотя тот же Сташевский обвиняет Билана в неискренности.

– Это показал процесс дележки авторских прав между Биланом и сыном Юры – Мишей, – считает Влад. – Всем известно, чем он закончился: Билан отвоевал имя у гражданской жены Юрия Елены. Он думает, что победил. Теперь он по паспорту Дима, значит, и его дети будут, если будут, не Дмитриевичи, а Димовичи. По-моему, он проиграл Лене. Для меня не столь важно, что они не были расписаны. У нее от Шмильича ребенок, значит – жена. А Дима всем говорил, что она ему никто и что он имеет право исполнять свои песни. А потом и вовсе прямо сказал, что обратился к Батурину еще до смерти Айзеншписа.

 

Данила КРУТОВ.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания