Новости дня

13 декабря, среда




12 декабря, вторник





























11 декабря, понедельник












Бари Алибасов: Сегодня правит бал «РаСИСЬКИ балет»

0

– Как вы объясняете информационную блокаду, в которую попали, как и большинство артистов 90-х?

– Такова была политика телеканалов. Но в последнее время появилась некоторая отдушина, потому что телевидение неожиданно обратилось к музыке 70-х, 80-х, 90-х годов. Благодаря проекту «Суперстар» Аллегрова вдруг выросла до уровня Пугачевой. «Старики», оказывается, не только никуда не девались, а выглядят все моложе и моложе. Я уж не знаю, что и куда они натягивают… Когда Лайма повисла на моей шее в «Останкино», я стал мучительно вспоминать, что у меня могло быть с этой 14-летней девочкой. Последняя 14-летняя была в моей жизни лет 30 назад. По срокам не сходится. Кто же это? Потом в голосе услышал что-то до боли знакомое. Говорю: «Лайма, ты, что ли?» Она, так удивленно: «Ты чего, меня не узнал?»

– Я знаю, вы с группой искали счастья за границей. Нашли?

– К сожалению, Россия совершенно не помогает своим артистам в продвижении на мировой рынок. Зато наши ворота для иностранных артистов распахнуты так, как будто Россия – брошенный дом, откуда все съехали, дверей нет, окна разбиты. Вот так по нашей стране ездят европейские, американские исполнители.

А чтобы нам попасть в Америку на гастроли, мы должны собрать десятки справок, фотографий, видеоматериалов. Мы должны доказать, что не отнимаем работу у их исполнителей. Точно так же Китай жестко следит за тем, кого пускает, они очень оберегают свой рынок. Та же система и в Европе.

Программа «Шок-шоу» хорошо известна в мире. Мы работали с ней в Германии, Польше, Турции. Открывали Олимпиаду в Пекине, выступали с фрагментами «Шок-шоу» на открытии Года России в Болгарии, где присутствовали президенты Пырванов и Путин. Зал встал.

– Судя по описанию, ваша программа – самая дорогая в сравнении с российскими аналогами.

– Не только самая дорогая, но и самая необычная. Наше шоу затрагивает новые пласты и сознания, и эмоционального восприятия. Мы, например, боимся такой темы, как смерть. Внести ее на сцену одним кажется кощунственным, другим – неуместным, третьи боятся, что это их обломает. Но смерть неизбежна. Особенно в нашей стране. Мы с ней встречаемся не в старости или болезни, а просто направившись отдохнуть в клуб. Или сев на поезд.

Другая тема – отношения мужчины и женщины. Сегодня женщины пытаются завоевать лидерство – то, которое им как самкам и принадлежит по праву. Это олицетворяет собой у нас на сцене «Расиськи балет».

– Мне послышалось? Может быть, «российский»?

– Не от слова «Россия», а от слова «сиськи». Этот ансамбль демонстрирует свою агрессию по отношению к солистам весь концерт. Они их топчут, мочат. Солисты ломают то руки, то ноги. Реально. У нас уже костыли стали частью интерьера.

– Можете представить себе, что удостоитесь от ТВ такого же внимания, как недавний юбиляр Матвиенко со всеми его «Иванушками», «Любэ» и «Фабриками»?

– Я не настолько наивен, чтобы не понимать связь массовой культуры с политикой. Она очевидна. На эту тему на сайте нашей группы есть моя статья, называется «На хрена попу гармонь?» Мое творчество никогда не было и не будет толерантно текущей политике. Ни в советское время, ни в постсоветское, ни сегодня. Я затрагиваю тему человека. А для государства, тем более авторитарного, человек, как говорил Иосиф Виссарионович, – винтик. Поэтому я уже диссидент. Я считаю человека не винтиком, а личностью.
Но я должен сказать, что группа «На-На» впервые в истории российской массовой культуры в полном составе получила звание заслуженных артистов России. Приказ этот подписывал Путин.

– До или после того, как встал на вашем шоу?

– Дело не в этом. «На-На» – профессиональный коллектив, реализующий любую задачу. Например, когда Хасбулатов объявил импичмент Ельцину, мы в студии как раз записывали песню «Упала шляпа». Нам позвонили с просьбой приехать на Васильевский спуск, к демократам: «Народ сутки стоит, артистов дозваться не можем». Один на Луне, другой в Марианской впадине. Мгновенно артисты исчезли. А чего тут непонятного? Неизвестно было, останется Ельцин или нет. За кого петь-то? К сожалению, у нас на родине поют только те, кто любит власть. Пусть не искренне, но по крайней мере внешне.

Никто не пришел, мы одни притащились. Конечно, это был не президентский уровень – два грузовика с открытыми бортами и тявкалками. И совершенно обездоленный, в длинном-пре-длинном пальтишке, из рукавов которого даже кончики пальцев не торчали, стоял Гайдар.

У всех приемники: чего там в Кремле решат? Объявляют, что импичмент не прошел. Вовка Асимов пел «Крошка моя», когда на грузовик поднялся Ельцин. Лёвкин повис у него на руке: «Борис Николаевич, мы вас любим!»

– Вовремя признался в любви к власти.

– Да, но ведь результат голосования мог быть и обратным…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания