Новости дня

18 января, четверг






17 января, среда







































Режиссер Виктор Зуйков: Я залез в постель к Домогарову

0

 

В конце августа прошел кинофестиваль «Домбайское эхо». Этот фестиваль особенный. Кинематографисты на него приезжают с животными, которые снимаются в популярных фильмах. Его главный организатор – директор студии «Мосфильм – КИНОлогия» Виктор Зуйков – рассказал много интересных историй о том, как четвероногие и пернатые работали с кинозвездами на съемочной площадке. 

В сериале «Граница. Таежный роман» режиссера Александра Митты волка играла собака по кличке Метель, она представитель добрейшей из пород – хаски, – начал Виктор. – Работа сложнейшая. На момент съемок Метель была совсем юная, стройная, не заматеревшая, как сейчас. 

И… не лаяла. Второй режиссер подкалывал меня: «Что за дрессировщик, у которого собака не лает?» И я стал учить Метель лаять. Научил. Правда, раньше нее у меня залаял попугай. Я в очередной раз сказал: «Голос!» и услышал за спиной «гав-гав» из  клюва пернатого. 

Я придумал, как из Метели и ее мамы Аси, ведь собак на съемках было две, сделать волков: смешивал грязь с золой, и мы вымазывали им морды. Этого грима хватало на час, потом собаки чудесным образом оказывались чистыми – особенности «самоочищающейся» шерсти хаски. 

Еще у нас было два волчонка, очень жадных до еды, с потрясающим нюхом. Они начинали беситься за несколько минут до приезда машины с едой, по ним мы определяли время начала обеда. Все говорили режиссеру Митте: «Александр Наумович, пора прерваться на обед, иначе эти проглоты-волчата всё здесь разнесут». 

Я дублировал Алексея Гуськова в сцене драки человека с волком. Леша, конечно, и сам сумел бы трюк выполнить, но Метель могла его укусить чужой ведь человек. 

Мы с Метелью катились с пятиметрового обрыва. Профессиональный секрет: на груди я держал мешочек с куриными костями, а собака была голодной. Больше всего я боялся, как бы псина что- нибудь себе не сломала. К счастью, все прошло удачно. 

А на Гуськова уже клали не Метель, а ее маму Асю, которая была под наркозом – вроде бы как герой укокошил волка. 

– В этом замечательном фильме сыграл и Михаил Ефремов. Сработались? 

– Миша поразил меня тем, что умудрялся даже в самой глухой точке, где не было не только магазинов, но и жилых домов, найти самогон. Подходил ко мне и говорил: «Зуйков, если откажешься выпить со мной, я скажу, что ты срываешь съемки!» Он и по роли все время пьяный. Поэтому мог выпить и дальше играть. А я не мог себе позволить лишнего: с животными работал – они не любят запах спиртного. Ну да ладно, лучше о животных. Вот кот Кузя, к примеру, у нас легендарный кот, у него за хвостом 30 ролей! – продолжает «звериный режиссер». – Появился он у меня так. Я пошел в магазин и увидел, как продавщица из колбасного отдела вынесла на улицу, явно выбросила, маленького котенка. Котик гордо походил перед всеми, вроде как: я гуляю тут, все в порядке – и ушел обратно в магазин. Продавщица его снова вынесла, он опять пошел к колбасным рядам. 

Но разве может маленький котенок перехитрить злую продавщицу колбасного отдела? Она его отнесла в соседний магазин электротоваров. Я уже понял, что без этого котенка домой не уйду. Зашел в «Электротовары». Киса сидел в коробке из-под стиральной машины, никак не мог выбраться. Я его взял и унес домой. 

Первая работа Кузи в кино – в картине режиссера Всеволода Шиловского «Все кошки серы», фактически главная роль. Кузя выпрыгивал из окна третьего этажа, перебегал дорогу перед едущим автомобилем. Выполнил всё. Единственное, никак не могли сделать сцену, в которой кот облизывает лицо главной героини. Уже и «Вискасом» помазали лицо – Кузя лизаться не хотел. Ситуацию спасла дублерша кота, кошка по имени Маруся – облизала лицо актрисе. 

– Это была Мария Шукшина…

– В этой картине ее героиня всем делает гадости. А кошка в отместку заводит ее в пещеру, где девушка заблудится. Но потом кошка ее из пещеры выводит, а героиня исправляется. 

А в сериале «Столица греха» Кузе посчастливилось встретиться с Дмитрием Нагиевым. 

В одной из сцен Нагиев – он играл человека, поставляющего невест олигархам, – привозил девушку в свою квартиру и говорил: «Будешь здесь жить». А она заявляла: «Без кота не поеду». 

– Если где-нибудь нагадишь, я тебя кастрирую, – сказал Дима в кадре нашему Кузе, фразы этой не было в сценарии. Не знаю, оставили ли ее в конечном варианте сериала, но киногруппа очень смеялась. А вот Кузя ушел под диван и очень долго не возвращался – обиделся на Нагиева. 

Была у режиссера и забавная история, связанная с попугаем.

– Не с Савелием, который живет у меня сейчас, – уточняет Виктор, а с попугаем-неразлучником по кличке Ромео. 

В сериале «Королева Марго», который снимали в 1996 году, Екатерина Медичи, ее играла Екатерина Васильева, хочет отравить Шарлотту де Сов – Ольгу Дроздову и Генриха Наваррского, его роль сыграл Дима Певцов. По сценарию злодейка прислала отравленную помаду. Помадой мазали попугая, и он умирал. 

Я должен был сделать так, чтобы попка упал без чувств. Но как это реализовать? 

Приятель рассказал мне такую историю. У него заболел попугай корелла. Ветеринары поставили диагноз: мол, осталось птичке максимум недели две, потом умрет. Опечаленный приятель пришел домой, они с другом взяли коньяк и решили с горя выпить. Налили и попугаю – пусть напоследок жизни порадуется. Попка выпил, упал, лежит. Наутро очухался. Лет пять уже с того дня прошло, а попугай жив до сих пор, правда, к коньяку пристрастился! 

В общем, приятель мне предложил: «Налей и неразлучнику чего-нибудь такого…» Я налил – в кормушку с зернами. Но Ромео замотал головой, зачирикал – заругался, ушел в другой конец клетки. 

Помощница режиссера – здоровенная тетка – подошла и говорит: «Да чего думать? Поехали на Птичий рынок, второго такого же купим, а этого укокошим!» 

И это услышал Сергей Юрский. Как же он, интеллигентный человек, начал ругаться! Мол, да как вы могли?! Еще раз такое услышу – увольняюсь с картины,  всё!

Я и сам, конечно, не дал бы животное убить. Заверил Сергея Юрьевича, что птица не пострадает. Решил использовать валерьянку. Налил каплю, две, три. Ромео – бряк и лежит. Дроздова по сценарию положила его на ладонь, и у нее слезы по-настоящему потекли: ей показалось, что попугай не дышит. На меня уже вся группа смотрела как на живодера.. 

 

 

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания