Новости дня

17 декабря, воскресенье






















16 декабря, суббота












15 декабря, пятница











Москвич сменил пол ради любимого мужчины

0

Известный в столице организатор светских мероприятий, пиар-специалист Игорь Булгачев ради любимого мужчины… стал женщиной! Более года он пил гормоны, посещал пластических хирургов и косметологов, чтобы осуществить свою мечту. Теперь в эффектной брюнетке Ульяне Романовой в мини-платье и на высоченных каблуках мало кто узнает брутального парня из прошлого…

«Мама не приняла меня в новом теле»

– Игорь, то есть Ульяна, с чего вдруг ты решила стать женщиной?

– Это невозможно – однажды взять и решить, что тебе нужна эта трансформация. Это в тебе либо есть, либо нет. С пяти лет мне казалось, что я – девочка! Транссексуализм невозможно приобрести. С этим рождаются. Доказано, что это все формируется на эмбриональном уровне. Возможно, вследствие стресса у мамы или еще каких-то причин. Бывает так, что тело сформировалось как у мальчика, а мозг – по женскому типу. Я ездила к психиатру и в центр исследования мозга, и там сделали такое заключение – это не психическое расстройство, это у меня сбой в организме с детства.

 – Расскажи, как ты себя теперь чувствуешь?

– Прекрасно! Во многом благодаря людям, которые меня окружают. Любимый человек, ради которого я и решилась на это, очень поддерживает и помогает. Он сразу сказал, что его это не пугает, что он готов пройти со мной все этапы моего становления как женщины. Это на самом деле сложно. Ведь он каждый день видит изменения после сложнейших операций. Поддержали некоторые артисты, с которыми я работаю. Они сказали, что смена внешнего облика никак не повлияла на мои профессиональные качества. Хотя Вика Боня сначала очень отговаривала, боялась за мое здоровье.

– Но ведь это действительно небезопасно?

– Врачи больше пугают. Это может повредить человеку, у которого есть серьезные и хронические болезни. Но я всегда была здорова, даже простужалась раз в три года. К тому же я консультировалась у девушки, которая уже через это прошла. Мы познакомились в Интернете. Она внешне уже абсолютная женщина!

– Можно сказать, что твоя трансформация прошла успешно?

– Более-менее успешно. Я продолжаю общественную жизнь уже полностью в качестве девушки. У меня нет мужской одежды.

– Старые друзья обращаются к тебе как к Ульяне?

– Да, с некоторых пор они называют меня только в женском роде. Даже те, кто долгое время меня не видел и позвонил по работе, узнав о том, что я – уже не совсем я, реагируют нормально. Приятно, что многие относятся с пониманием. Даже папа с трудом, но принял это. И теперь обращается ко мне как к дочери.

– Интересно, как отреагировала мама?

– Она не приняла меня новую. В моем случае можно сказать так: у папы появилась дочь, а мама потеряла сына. Она отказалась со мной общаться, удалила меня из друзей в социальных сетях без объяснений. Впрочем, с мамой мы никогда не были близки, а последние три года вообще не виделись. Что ж, у всех свои принципы.

– У тебя же есть еще братья и сестры?

– Да, два брата и две сестры, они живут на Украине, откуда я родом. Старшая сестра очень поддерживает, зовет в гости. Но пока нет времени навестить ее.

«На гормонах выросли попа и грудь»

– Как реагируют артисты, с которыми ты работаешь?

– Многие не одобрили это. В частности, Яна Рудковская, с которой мы сделали множество фотопроектов (Ульяна, тогда еще Игорь, выступила их организатором. – Авт.) повела себя некрасиво. Я узнала, что она советует коллегам порвать со мной все связи. Говорит, незачем водить компрометирующих знакомств с транссексуалами. Кстати, именно я в свое время познакомила ее с Юлианной Крыловой, которая сейчас записала дуэт с Димой Биланом. А Рудковская меня с ней пытается рассорить. Но мне плевать, если честно. Если у Яны предубеждения, пусть живет с ними. Только ведь я никогда не отговаривала работать с ней своих друзей, несмотря на все ее недостатки. А она поступает подло. В общем, может быть, дело и не в моей смене пола, а в элементарной конкуренции. Ведь Юля – девочка с очень хорошим бюджетом.

– Сколько необходимо сделать операций, чтобы окончательно превратиться в женщину?

– Для начала – минимум год гормонотерапии. Можно подумать: что такого, пьешь себе таблетки и пьешь. Но это невероятно сложно! Организм перестраивается полностью! Психика меняется. Настроение меняется 30 раз в час, как во время предменструального синдрома. Только если у обычных девушек это длится несколько дней, то у меня – неделями. Нельзя оставаться одной в этот период, иначе может начаться жуткая депрессия. Гормоны пить придется всю жизнь. Но когда организм перестроится в женский, будет уже значительно легче. Итак, гормонотерапия – это обязательный пункт. Затем – плановые операции по приданию женского облика. Это прежде всего удаление кадыка, изменение формы носа, лба, скул. По желанию можно сделать большую грудь. Но у меня на гормонах она выросла почти до второго размера, поэтому я пока не делаю. У меня высокий рост, и большая грудь будет меня крупнить. И попа у меня появилась, которой раньше никогда не было. Кожа стала эластичнее. Третий этап – операция на половых органах. Стоит почти миллион рублей. Плюс плата за дополнительные, корректирующие операции. Я делала ринопластику дважды – около трехсот тысяч рублей. Одной, конечно, сложно накопить такую сумму. Мне помогает любимый.

– Расскажи о нем.

– (Томно закатывает глаза.) Он красивый, умный, смелый… Старше меня. Женат, имеет детей. Я воздержусь от других подробностей. Нам хорошо вместе. Наши свидания настолько интересные! Я уже не говорю, что секс стал намного ярче! Это непередаваемые ощущения... Значительная разница!

«Каблуки – это мой фетиш»

– С женщиной у тебя был секс?

– Только с женщиной – никогда. С мужчиной и женщиной одновременнно – да. Втроем мне понравилось. Но исключительно с одной девушкой иметь интимную связь мне никогда не хотелось.

– Желание экспериментировать в сексе возросло?

– Ну, я еще до гормонотерапии попробовала почти всё! (Смеется.) Я уже не в том возрасте, в котором любят эксперименты. У меня первый секс случился в 20 лет. Это довольно поздно. И сразу после этого у меня был бурный всплеск активности, хотелось всего и сразу. Сейчас для меня важнее более глубокие отношения. Просто секс не интересует.

– Твой мужчина собирается уйти из семьи?

– Я не знаю. Но я не хочу, чтобы он разводился. Думаю, он не понимает, с чем ему придется столкнуться в будущем. Возможно, мы и будем вместе, но не сейчас.

– А если вдруг разведется и позовет замуж?

– Я подумаю! (Смеется.) Но пока я не готова к серьезным отношениям. На первом месте у меня работа. Хочу в ближайшем будущем открыть пиар-агентство. Уже нашла инвестора, которому это интересно. Вот этот проект для меня сейчас – самое важное, помимо, конечно, завершения моих трансформаций с телом.

– Я так понимаю, ты не сможешь иметь детей?

– Нет… Я и не хочу.

– Ты допускаешь, что влюбишься в другого мужчину?

– Мы все свободные взрослые люди. Все может быть. Может, и он найдет себе другую девушку. В любом случае мы никогда не станем чужими друг другу. Даже если у нас закончатся интимные отношения. Ведь мы через столько прошли вместе.

– Прохожие как на тебя реагируют?

– Мужчины смотрят на ноги! Они у меня очень длинные! И еще я хожу на 15-сантиметровых каблуках! Каблуки – это мой фетиш. Считаю, все девушки должны ходить только в туфлях на высоких каблуках. Это так сексуально!

– Прости за бестактность, волосы бреешь до сих пор?

– Я прошла курс электроэпиляции, так что на лице у меня – никакой растительности. А на теле у меня никогда особо не росли волосы и до гормонов.

– Юридически ты уже Ульяна Романова?

– В паспорте пока еще мое прошлое имя, новое можно зарегистрировать только после полной смены пола. В аэропорту на паспортном контроле у меня всегда возникают комические ситуации. Я уже с улыбкой подхожу к стражам порядка. К счастью, все относились с пониманием и пропускали.

– У тебя остались настоящие друзья?

– Вика Боня. Могу позвонить ей в любое время суток. Лучше психолога, чем она, у меня не было. Вика – прекрасный человек, умный, отзывчивый и образованный. Мы с ней на одной волне. Да, она меня отговаривала, но она же и заставила поверить в себя. Как-то ночью Вика позвонила и сказала: «Жизнь одна – проживи ее, как хочется тебе, а не как навязывает общество!» На следующий день я начала принимать гормоны.

 

Транссексуалы – не голубые!

«Это люди, всегда желавшие быть женщинами, – считает психолог Эрик Берн. – Они при любой возможности пытаются выдать себя за женщин и столь сильно ненавидят особенности мужчины, что почти всегда стремятся удалить свои половые органы. Транссексуалы способны воспринимать женские гормоны. Эти гормоны, уменьшая у них рост волос на лице, иногда несколько развивая их грудь и повышая тон их голоса, доставляют им, по-видимому, большое психологическое облегчение. В ряде получивших известность случаев у транссексуалов удаляли половые органы, после чего они жили в качестве женщин и даже выходили замуж. Любопытно отметить, что транссексуалы не гомосексуалисты. Они не хотят половых сношений с гомосексуальными мужчинами, а желают быть женщинами и выйти за гетеросексуальных мужчин. По-видимому, транссексуал несчастен, пока он вынужден жить в качестве мужчины. Психологическое лечение транссексуалов остается до сих пор неудачным. Некоторые специалисты полагают, что единственный способ вылечить подлинного транссексуала – дать ему женский статус и право на операцию».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания