Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Как звезды шоу-бизнеса церковь строили

0

Российский клуб православных меценатов во главе с председателем Андреем Поклонским решил в день рождества Пресвятой Богородицы в семи городах России за сутки построить по церквушке.

Это так называемые обыденные храмы, которые ставятся всем миром за один день. В Калининграде к строительству решили привлечь Андрея Малахова, Анжелику Агурбаш, Антона Макарского и прочих героев светской хроники. За этим увлекательным процессом наблюдала корреспондент «Собеседника».
21 сентября в Калининград из Москвы вылетел спецрейс. На борту собрались звезды, которые должны были помогать строить, журналисты и бизнесмены. В начале первого мы оказались на поляне возле Южного вокзала, где уже толпился народ. На самой стройплощадке зевак было мало, в основном пресса и кучка активных бабушек. Пресса прыгала по разложенным на земле бревнам, бревна катились, бригадир смотрел на это дело, стиснув зубы. 

Пресвятой Малахов

Вдруг толпа загудела. В синей спецовке к срубу протиснулся Андрей Малахов. Рискуя переломать ноги, пресса кинулась снимать, как Андрей на пару с бригадиром по-ленински несет на плече бревно. Говорят, даже кто-то с кем-то подрался за лучшее место для съемки, но и драка потонула в толпе. Раздвигая журналистов бревном, Малахов наконец дошел до места. Положил, как надо, и пошел за следующим. Как только было уложено второе бревно, Андрея взяли в оборот журналисты. Работа остановилась. Я выбралась наружу. В первых рядах Малахова караулили бабушки.

– Ну где ж он, что ж не выходит-то? – спрашивала одна, в платочке.

– Может, уже вышел, а мы не узнали? – волновалась вторая, без платочка.

– Как не узнали? Сразу узнаешь, черненький такой, красивенький.

– Выйдет сейчас, – уверенно отвечала третья, крашенная под орех. Она была у них в авторитете, потому что уже успела чудом протолкнуться внутрь и расцеловать Малахова. Теперь она ждала возможности показать его подругам.

– Мы Андрюшеньку любим, – строго сказала крашеная, заметив, что я внимательно их слушаю.

– За что ж вы его любите? – не подумав, спросила я и сразу получила боевой отлуп.

– Как это за что? За ум любим, за передачу его хорошую!

Когда наконец вышел Малахов, его едва не разорвали на сувениры. Если бы, прости Господи, Иису­с сошел на землю и стоял рядом, печально глядя на происходящее, вряд ли он составил бы серьезную конкуренцию Андрею. И неизвестно, захотел бы положить сюда свое бревно?

Светские апостолы

Вслед за Малаховым подтянулись Анжелика Агурбаш, Корнелия Манго («Корнелия, мы тебя любим!» – закричали бабушки, отвлекшись от Малахова), Никас Сафронов. Бревна лежали без дела, нагретые солнцем. Без дела, нагретый солнцем, стоял и бригадир, заместитель генерального директора ПСК «Город зодчих» Игорь Лустенков.

– Что-то не вижу я, чтоб простые люди храм строили, – говорю ему.

– Так кого попало и не берем, надо, чтобы человек знал хотя бы, с какого конца за бревно браться. Люди часто подходят, просят: можно мы тоже бревно положим? Мы разрешаем. Пока никаких звезд не было, приходил народ из соседних домов, помогал. А сейчас уже полтора часа работа стоит.

К бригадиру подошли две женщины из съемочной группы, прилетевшей с нами из Москвы. Они тоже хотели положить бревно.

– Туда нельзя. Там охранник стоит, потому что сейчас туда придет Андрей Малахов.

– Так он же только что оттуда.

– Сказали: нельзя…

В конце концов женщинам разрешили положить бревнышко, что они и сделали. И ушли до­вольные.

После окончания молебна дело оживилось. Может, потому, что Андрей Малахов уже улетел в Москву по каким-то делам? Хореограф Гедиминас Таранда – единственный, от кого была реальная польза – кинулся таскать бревна с такой скоростью, что за ним не поспевала даже профессиональная брига­да. На вопрос, ощущает ли он благодать, Таранда расплылся в улыбке и уверенно заявил: «Да!»

Помогал ему Антон Макарский. Остальной народ тусовался – журналисты бегали за звездами, звезды фоткались с бревнами, а бревна, замыкая цепь, катались за журналистами. Полицейский искал маму потерявшегося мальчика и нашел ее. Один строитель, доброволец из Тулы, специально приехавший на стройку за свой счет, удирал от журналистки, пытаясь немножко поработать.

– А что вашей стройке дают звезды? – вопрошала журналистка ему вслед.

– Гламур! – нашелся строитель, убегая.

Дословно

Борис Образцов: У нас на каждом шагу такие ларьки

Я встретилась с Борисом Образцовым, журналистом и издателем, героем последних дней, которого оштрафовали на 110 тысяч рублей за непочтительные высказывания в адрес РПЦ – в ответ на нашумевшее заявление Всеволода Чаплина по поводу дресс-кода. Его мнение об обыденном храме категорично:

– На фиг он тут не нужен. У нас и так на каждом шагу такие ларьки. А между прочим, во всей Калининградской области, где 20–25% жителей – мусульмане, нет ни одной мечети. Ни одной синагоги. На месте старой синагоги теперь цирк стоит, очень показательно. Зимой начали готовить закон о возврате бывших храмов их конфессиям. Но фишка в том, что здесь православных церквей-то и не было, одни лютеранские и католические… Попы поняли, что им тут ничего не обломится, и в спешном порядке начали продавливать свои законы, по которым все (!) культовые сооружения области должны перейти в собственность РПЦ. Якобы они спасли кирхи от захвата подлыми католиками.

– А что же католики с лютеранами молчат?

– Боятся. Среди них же большинство поляки и литовцы… Если вякнут, им закроют визу, и всё – проповедуйте там у себя. Раньше здесь не было никакой ксенофобии, но попы занимаются самым настоящим разжиганием межрелигиозной розни. Вообще, в Калининграде народ плохо относится к РПЦ. Всё под себя подмяли РПЦ и «Единая Россия». В маленьких деревенских церквях батюшки жалуются: поборы несусветные – какой бы доход ни был у тебя, раз в месяц сумму наверх отдай. И крутись, как хочешь.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания