Новости дня

18 ноября, суббота












17 ноября, пятница






















16 ноября, четверг











Елена Воробей отказалась от любимого мужчины?

0

Блистательная пародистка Елена Воробей обычно скрывает свою личную жизнь от посторонних глаз. Но год назад она проболталась, что встретила достойного мужчину по имени Кирилл и хочет вить с ним гнездо. Год прошел, а свадьба так и не состоялась. В откровенном интервью «Только звездам» Елена рассказала, почему она рассталась с женихом.

- Елена, в прошлом году вы рассказали, что собрались «тихим воробьем вить гнездо» вместе с любимым мужчиной Кириллом. Как вам семейная жизнь?

– Да никак! Я решила не портить ему жизнь, и мы расстались. К тому же личная жизнь – это всегда выяснения отношений, скандалы. И все это жуть как мешает работе. А работа для меня все-таки важнее. Я придерживаюсь правила: когда в моей жизни появляется мужчина, то сразу с ним договариваюсь, что мы вместе ровно до тех пор, пока один другому не надоест. Вообще, со своими бывшими возлюбленными я предпочитаю оставаться в дружеских отношениях.

С возрастом стала понимать: мужчина не должен чувствовать, что рядом с ним сильная женщина. Не нужно показывать свою самостоятельность, когда это не требуется. А еще я недавно сделала открытие: мужчины не понимают намеков. Мы, женщины, предпочитаем страдать молча, если видим, что любимый не спешит извиняться за свой проступок. А между тем надо всего-то подойти к нему и сказать: «Знаешь, ты меня обидел». И в отношениях снова воцарится мир. Вот такая я теперь стала мудрая.

– Не жалеете, что не знали всего этого раньше? Тогда бы смогли сохранить отношения, например, с  тем же Майклом, с которым, как говорят, вы плохо расстались…

– Сейчас вам расскажу историю про этого Майкла. Я никогда не знала этого мужчину, и у меня не было с ним отношений! Я вообще не знаю, существует ли этот человек на самом деле.

– То есть он – фантом?

– Да, фантом, призрак. Журналисты просто выдумали этого Майкла. Сначала наша пресса меня за него сосватала, а потом сама же и «похоронила его», написав, что после нашего разрыва он погиб в автокатастрофе в Сиднее! А это чистой воды бред! У меня были романтические отношения с мужчиной, но его звали совершенно по-другому. Мы познакомились на гастролях, гуляли по набережной, держась за руки, часами сидели в уютных маленьких кафе, болтая обо всем на свете. Он покорил меня своим чувством юмора. Но ни о какой свадьбе речи не было! Я была немного в него влюблена. Но когда я уехала, наши отношения закончились.

– Вам не было обидно, что все вот так быстро завершилось?

– Да в общем-то нет. Понимаете, пока я не хочу замуж, потому что боюсь обязательств перед другим человеком – финансовых, бытовых. Я – человек увлекающийся и понимаю мужскую натуру. Не знаю, существует ли человек, который бы убедил меня в пользе брака. Я вышла замуж в 23 года и не стремлюсь туда снова. Скорее увидеть меня в свадебном платье хочет дочка Соня. Если когда-нибудь снова решу пойти под венец, то сделаю это оригинальным способом. Да и платье выберу необычное. Точно не белое. Наверное, оно будет розовым – мне идет этот цвет.

– Вашим спутником может стать коллега по цеху?

– Однозначно нет. Когда-то давно я дала сама себе клятву, что в моей жизни не будет мужчины-артиста. Потому что он ищет в женщине не спутницу, а поклонницу. А мне самой нужен поклонник!

– Было так, что вы первой заводили разговор с понравившимся мужчиной?

– Пару раз я пробовала так делать, но ничего путного не получалось. Со стороны это выглядело нелепо и глупо. Видимо, я не захватчица по натуре. Все мужчины, с которыми у меня были отношения, находили меня сами.

– Многие женщины, такие же сильные, как вы, тяжело переживают свое одиночество. А как вы боретесь с этим?

– Вообще-то я не люблю об этом говорить. Хотя, чего скрывать, иногда плачу. Но всегда одна, когда никого рядом нет. Это дело такое же интимное, как поход в церковь.

– Что вас может расстроить?

– У меня может испортиться настроение из-за обычного пустяка, резкого слова. Иногда кажется, что я горы могу свернуть, все обиды стерпеть, перешагнуть через них, забыть. А потом тебя вдруг обижает человек, от которого ты никак этого не ожидаешь. Я никогда не забуду случай, который произошел со мной в одной из церквей Петербурга. Только я зашла в храм, меня остановил священнослужитель и сделал замечание, что я… слишком быстро передвигаюсь! Меня это так ранило! Но я проглотила обиду, поставила свечку и только после этого ушла.

– О ком в первую очередь молитесь?

– О близких и родных, конечно. Вот родителей год назад перевезла в Москву из Бреста, купила им здесь квартиру, они живут неподалеку от меня. Они очень тяжело привыкали к новому городу. У них была депрессия, нервные срывы, иногда устраивали мне такие сцены, что я готова была увезти их обратно. Потому что понимала: или я скоро попаду к психиатру, или мы с ними должны найти общий язык. Слава Богу, родители меня услышали. Я безумно благодарна им за то, что, пока я на гастролях, они Соню отведут в школу, потом на кружки, накормят и сделают с ней уроки. Недавно отцу сделали операцию на сердце, во время которой у него случился инфаркт. Врагу не пожелаю пережить то, что мы тогда пережили. И мне было очень приятно услышать его первые слова, когда он очнулся: «Извини меня, я был не прав. И спасибо тебе огромное за все, что ты сделала». После этого мы с ним и помирились.

– У вас еще сестра Наташа в Бресте живет. Ее тоже планируете перевезти?

– Обязательно! И это случится совсем скоро. Ее детей Сашу и Настю я давно считаю своими. Племянник перешел на третий курс медицинского института, у него стипендия, но на нее разве протянешь? Нет. Поэтому ему помогаю я. Сестре тоже денег даю, всё – одежду, кружки для ребят, технику – оплачиваю я. Она ведь работает медсестрой, и на ее зарплату особо не разгуляешься.

– Соня не ревнует вас к родственникам?

– Что вы! Она сейчас учится в «Президентском лицее», занимается английским, музыкой, танцами. Раньше ходила еще на большой теннис и фигурное катание – это нужно было для ее здоровья. Дочка страдала от дистрофии мышц, но теперь все в порядке. Посмотрите сейчас на Соню. Красавица! А высокая какая! Она на меня будет скоро смотреть сверху вниз. Фигура у нее исправилась, ножки выпрямились. Из-за болезни она раньше носила только ортопедическую обувь. Зато теперь щеголяет в туфлях на каблуках.

– В одном интервью вы сказали, что Соня растет спокойным ребенком, в отличие от вас. Выходит, вы в детстве были тот еще сорванец!

– Я не была неженкой, со мной никогда не сюсюкались, меня никто не холил, не лелеял. Я дикой росла. И мне это нравилось. Сама делала уроки, потому что знала: если принесу плохую оценку – здорово влетит. Поэтому я не хотела испытывать судьбу и училась хорошо. Как говорится, дедушка хотел видеть меня образованным человеком, а родители этого требовали. Дома я вела себя тише воды, ниже травы. А во дворе хулиганила от души.

– Что вытворяли?

– Мне нравилось играть в казаки-разбойники, строила вместе с мальчишками шалаши, штабы на деревьях. Но больше всего я любила устраивать театральные представления. В десять лет собрала небольшой коллективчик из подружек. Одна играла на гармошке, другая на аккордеоне, я всем руководила и подбирала репертуар. Обычно мы выступали во дворах. Я шла первой и кричала: «Выходи, народ, артисты идут!» Платили нам продуктами – конфетами, печеньем. Первый свой спектакль мы показывали в детском саду. Я перелезла через забор и пришла на собеседование к заведующей садиком. Потом все нянечки и воспитатели смотрели наш спектакль, который им понравился. Работали мы за компот, печенье и булочки. Было очень вкусно! С той поры я точно знала, кем хочу быть. Только артисткой!

– А о чем мечтала Лена Воробей?

– О мешке семечек! (Смеется.) Я была чемпионом двора по поеданию семечек. Ела их двумя руками, и меня никто не мог обойти. Делала я это так: в одну руку брала семечку и, пока ее грызла, второй рукой уже доставала новую. Это было мое ноу-хау.

– Теперь купить мешок с семечками для вас не проблема. С возрастом появилась новая мечта?

– Выкроить пару деньков и махнуть с друзьями на рыбалку. Этой страстью меня заразил папа. Когда родители жили в Бресте, он ходил на рыбалку каждый день, как на работу. Говорил, что только там ему хорошо думается. Как я его понимаю! Ведь теперь только на рыбалке я могу писать свои монологи, ко мне приходит вдохновение. Когда я жила в Питере, мы с друзьями ездили в сторону Выборга, брали лодку, ставили палатку, ездили на острова, удили рыбу, а потом там же ее засаливали и коптили. Переехав в Москву, я долго не могла выбраться на рыбалку. Снова помогли друзья. Они не только показали мне рыбные места, но и надарили всевозможных удочек.

– Какую самую крупную рыбу вы поймали?

– Однажды карпов наловила 30 килограммов. И все раздала друзьям, потому что мне было лень их чистить и готовить. Этим летом я отдыхала в Черногории и там решила порыбачить. Клёв был просто отличный. Местная рыба фелан клевала как бешеная. Во время досмотра багажа ошалевший таможенник, увидев, что я везу девять килограммов замороженной рыбы, спросил: «Что это?»

«Рыба, которую я поймала». Он посмеялся и пропустил. Понял, что я не контрабандист, а просто сумасшедший рыбак. Но сама я рыбу ем редко, держу себя в узде.

– Снова сидите на диете? Вы и так очень стройная!

– Я сижу на трех диетах сразу. От одной не наедаюсь (смеется). Во мне «гуляют» лишние два-три килограмма – вот с ними и борюсь. Их бы не было вовсе, если бы не моя слабость – люблю солененькое! Особенно неравнодушна к воблочке. И если в Москве я еще могу себя как-то ограничивать, то представляете, что происходит с моей хрупкой психикой, когда я гастролирую по Дальнему Востоку. Но я покупаю там рыбку и раздаю друзьям со слезами на глазах. Это тяжело, но необходимо.

Наталья Алексеева

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания