Новости дня

11 декабря, понедельник






























10 декабря, воскресенье















Сергей Проханов: И от поклонниц отбился, и жена ушла...


В декабре минувшего года Сергею Проханову исполнилось 60 лет. А в начале нынешнего года – 20 лет его детищу, Театру Луны. Становление последнего пришлось на первую половину 90-х. Когда в других театрах были полупустые залы, Проханов создал новое, свое. Некоторые коллеги откровенно крутили у виска: куда он, мол, лезет, этот «усатый нянь»?!

Сергей Борисович, от души поздравляем с двумя юбилеями. Как отметили?

– Собственный день рождения закончился для меня сломанной ногой: забегался, вечером случайно споткнулся, упал. Вот четвертый месяц восстанавливаюсь.

Но репетиции в театре идут своим ходом, не останавливаемся. Самое главное, на юбилее были все, кого я хотел видеть, – значит, не оставил в сердцах черных заноз (улыбается).

Юбилей театра – особая история, праздновать будем целый год. Отлично помню, с чего все начиналось. 20 лет назад в День влюбленных, 14 февраля, состоялась премьера спектакля «Византия». Играли Анатолий Ромашин, Ирина Метлицкая, билеты раскуплены, зал битком. И я пошел, наскреб последние деньги и выкупил в соседнем кафе 80 белых пластиковых стульев. Мы их протерли, усадили зрителей. Но, как говорится, начало – больше половины дела: в первый месяц мы сыграли 6 спектаклей, потом больше и больше.

– Вы так легко рассказываете. Неужели совсем не было проблем, кроме нехватки стульев?

– Ну, если не считать, что мы начинали в подвале (смеется), я потолок доставал рукой.

Не хватало места – расширили помещение на 6 метров… вглубь. Рыли, как кроты! Но тогда было легче получать разрешения у разных архитектурных, градостроительных инстанций. Никаких взяток, по-свойски, как поговоришь. Начало 90-х, неразбериха, на местах дилетанты… Могло закончиться печально: пока рыли, дом чуть не упал, меня могли посадить. К счастью, обошлось.

– В других театрах до сих пор с ужасом вспоминают «черное» время 90-х: в огромном зале – пара десятков зрителей, людям не до искусства. У вас такого не было?


– Наоборот, после спектакля «Ночь нежна» отдавали любые деньги за билет, до 1000 долларов – в руки, в зубы нашим билетерам, лишь бы пропустили. На улицах меня обступали женщины и требовали продать им билет.

– У вас даже, кажется, в театре и особых скандалов не случалось. В то время как другие московские театры буквально трясет от интриг! В чем секрет?

– Пока держу личностью (улыбается). У нас нет бунтарей, которые разлагают театр. Я разрешаю делать спектакли приглашенным молодым режиссерам – работают хорошо, не плетут интриг. Это важно – чтобы не плели. Не потому, что могут меня подсидеть и без работы оставить. А потому, что театр тогда развалится: интриганы ведь, как моль, которая живет в ковре и ковер грызет. На вид ковер есть, а на самом деле одни дырки. Самое плохое – когда в театре нет власти, «железной руки».

– Как сейчас в «Таганке»?

– Да, там артисты распустились.

– Но сейчас «таганковцы» зовут режиссера Юрия Любимова, которого год назад выжили, обратно. Как думаете, он вернется?

– Я бы на его месте не возвращался. И возвращать зачем? Артистов-мастеров, с которыми он работал, нет: одни постарели, другие (их большинство) ушли из жизни. История великого театра закончилась.

– В театрах по всей России сейчас хотят ввести новую контракт-ную систему работы с артистами. Актеры с ужасом ждут перемен.

– Система жесткая. Руководитель театра может не продлить контракт с артистом, если, например, на спектакли с его участием плохо продаются билеты.

Есть еще голландская система: режиссер поставил неудачный спектакль – ничего, ладно, попробуй еще. Но если и второй спектакль неудачен – режиссера к театру больше близко не подпустят. Так же и в кино. А у нас можно всю жизнь «накапливать мышцы»: зрители плюются, а режиссер или актер работает, получает деньги. А денег этих на всех не хватает, высокие зарплаты – лишь у звезд «первого эшелона».

У молодого актера в театре зарплата – 12 тысяч. Бедные родители, которые вываливали по сто с лишним тысяч в год за учебу сына или дочки в театральном институте. Зачем нищету плодить? В профессии слишком много «лишних» – это факт. Перемены будут. Вопрос в том, какой кровью – малой или большой – все обойдется. Также, возможно, придется объединить некоторые театры – на мой взгляд, хороший выход.

– Не все знают, что для многих нынешних звезд вы стали тоже «нянем», хоть и не усатым – усов-то у вас нет. В Театре Луны ведь начинали многие нынешние звезды: Чулпан Хаматова, Дмитрий Певцов, Евгений Стычкин, Анастасия Стоцкая, Валерия Ланская… Вам было обидно, когда они, оперившись, улетали в новую жизнь?

– Обидно другое. Чулпан, например, ни в одном интервью не упомянула, где начинала и кто был ее первый режиссер. Я взял ее в театр, когда она училась еще на 2-м курсе института. Они со Стычкиным в паре играли в моем спектакле «Чарли Ча» – потрясающий был творческий тандем. Если бы они и дальше держались друг друга, стали бы как Никулин, Вицин, Моргунов российского кинематографа. Яркие, смешные. На них – Хаматову и Стычкина – можно было спектакли ставить, фильмы снимать. Но они решили пойти разными дорогами, видимо, не хотели делить славу.

Певцов замечательно играл в спектакле «Ночь нежна», спектакль победил в рекордном количестве театральных конкурсов, Дима неоднократно занимал с ним первые места. Но и он ушел. Нет, с этим актером у нас отличные отношения, но сейчас он какой-то… чужой.

– А если пригласить в новые постановки, сделать спектакль «под Певцова», например?

– Что вы, звезды его уровня просят такой гонорар, что нужно искать спонсоров, которые эти деньги дадут. Если честно, искать надоело. Поэтому решили растить своих новых молодых звезд в театре.

– А Анастасия Стоцкая – кстати, она с благодарностью вспоминает вас почти в каждом интервью – «своя»?

– Филиппу Киркорову, когда он в свое время решил забрать Настю на эстраду, я сказал: «Вернешь популярной!» (Смеется.) Пока Настя к нам не вернулась: родила сына, участвует в телепроектах. Но она ведет себя как-то правильнее, чем Чулпан. Кстати, Настя и поталантливее будет – у Чулпан много комплексов.

– В прошлом сезоне из Театра Луны ушла и Валерия Ланская.

– Она пошла по коммерческому пути, решила зарабатывать деньги и популярность в кино, на телевидении. Театральные зарплаты ведь несопоставимы с киношными. Но это ее дело. Конечно, обидно, когда переманивают артистов.

– Вернемся к вам. В режиссера и руководителя вы «выросли» из актера. Одни артисты плачут: нет ролей, не дают. А другие засучив рукава создают свое. Зависит от личных качеств?

– Я помню, как в «Моссовете» сделал свой первый спектакль «Византия» – и спектакль поставили в очередь. То есть покажем зрителям, но когда – не знаем, может, через год или два. Я подумал, что мне это не очень нравится. Характер? Не знаю. Сейчас подустал, а вообще я очень разнообразный. Гены: все-таки один дед у меня был цыган, второй церкви расписывал. Я закончил физмат, потом стал сниматься в кино, все было интересно. Режиссер сегодня один спектакль ставит, завтра – другой, жизнь многогранна.

– Скучаете по кино?

– Нисколько. Никогда ни по чему не скучаю.

– На улицах вас узнают, что говорят?

– Как и раньше: «нянь» пошел!

– Как отбиваетесь от чересчур навязчивых поклонниц?

– Уже отбился – уже их, думаю, нет. У меня сейчас никого нет. Была жена, одна-единственная, но сейчас мы в разводе и я живу один.

Смотрите также:

"Усатый нянь" сломал Сергею Проханову жизнь

Актер Сергей Проханов попал в больницу спустя месяц после перелома

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания