Новости дня

12 декабря, вторник
















11 декабря, понедельник





























Юрий Николаев не стал отцом из-за грехов молодости

0

Для известного телеведущего «Утренней почты», «Утренней звезды» и «Достояния республики» Юрия Николаева нет запретных тем. Ему нечего скрывать, популярный мэтр телевидения откровенно рассказал нашему репортеру о любви, семье, охоте, алкогольной зависимости и онкологии.

Наверное, в России нет человека, который бы не знал Юрия Николаева и не восторгался его творчеством. Взять интервью у мэтра телевидения для многих журналистов – настоящее событие. Я не исключение. В приподнятом настроении поднимаемся на четвертый этаж. Дверь нам открывает жена знаменитого телеведущего Елена Александровна.

– Юра, к нам гости!

– Иду встречать, – доносится известный всей стране голос из глубины комнат. Подтянутый, стройный, одетый с иголочки, в общем, такой, как на экране. Хотя нет, в жизни он еще лучше – обаятельнее.

– Прошу.

Из-за оригинальной планировки и больших окон с видом на Москву-реку квартира выглядит легкой и прозрачной, никаких дверей! Из прихожей можно попасть в нарядную и светлую гостиную, оттуда в кабинет хозяина или в столовую.

– Как у вас хорошо, – вырывается у меня, – вы сами занимались дизайном?

Елена Александровна разрешает называть себя Леной, без отчества. Милое лицо без грамма косметики выглядит свежим и молодым. Не зря муж называет супругу, с которой прожил тридцать восемь лет, Лялей.

– Спасибо, нет, не сама, – улыбается Лена, – это результат совместного творчества. Квартиру мы купили, еще когда фундамент дома только закладывался. Юра этот дом приметил, мне он тоже понравился. Мы продали свою квартиру на Фрунзенской и все деньги вложили, а сами сняли квартиру на Кутузовском. Признаюсь, что в таком возрасте очень тяжело жить в съемной квартире, без прописки. Строилось все очень долго, лет семь мы ждали, да и с документами возникли проблемы. Очень сложные годы были. Мне даже пришлось подавать в суд, чтобы защитить наши права. Но наконец дом сдали. Тут не было ничего – коробка, и всё.

На помощь пришли друзья – Альбина Назимова, жена Влада Листьева, вместе с Юрой посмотрели, наметили планировку. А потом дело дошло и до дизайна. Тут включились супердизайнеры Альбина Назимова и Ксюша Ярмольник. Я им полностью доверилась, тем более вкусовых разногласий у нас не было. Правда, сначала я хотела обои чуть темнее – коричневые с бежевым узором, но Ксюша отговорила меня, ведь в такой просторной квартире они будут выглядеть темными пятнами. Она была права. Теперь за счет светлых стен, полов из беленого дуба у нас, как все отмечают, воздушная квартира, легкая. Под стать всей квартире и столовая.

– Кофе или чай? – спрашивает у меня сам мэтр телевидения. – Только у нас самообслуживание, вот чашка, кипяток, заварка, сахар.

– Кофе или чай? – спрашивает уже Лена, но, увидев мою чашку, подходит к мужу и пожимает ему руку. – Знаете, он никому не готовит! А тут…

– Нет, это я сама заварила, – смеюсь я, находиться в доме Николаевых легко и приятно. В ухоженной и стильной кухне, специально привезенной из Италии, нет ничего лишнего, но все удобно и под рукой.

– Знаете, как Ляля готовит? Она у нас суперкулинар. С любым трофеем охотника справится. Я вот уже тридцать лет увлекаюсь охотой.

– Да, очень увлекается, иногда такое творит!

– Ну, расскажи-расскажи, – шутливо подбадривает жену Юрий Александрович.

– Приезжает как-то с гастролей. Я достаю его концертную тройку, а она в таком состоянии, будто Юра сидел в луже. Скомканная, грязная – ужас! Оказалось, друзья позвали его на охоту. Другой одежды у Юры не было. И он в нарядном костюме в лес отправился! Вообще, я не против охоты, ведь там он не курит и находится на свежем воздухе, что здоровью полезно! Окопается и по восемь часов сидит на вышке, не шелохнется, ждет.

– Ну, прямо уж и «не шелохнется»! Я термос беру, пью кофе без кофеина потихоньку. А курить нельзя, секач учует, у него потрясающий нюх. Сидишь – кто кого перехитрит. Адреналин! Он выходит, сердце заходится. Учует, не учует! Зверь же три раза вышку обойдет! Он может вообще не выйти, ты не услышишь, а он учует запах. И всё.

– Да, даже белье, в котором он охотится, стираю не порошком, а детским мылом без ароматических добавок, чтобы кабанчики не учуяли! А то, что я задыхаюсь от дыма, не учитывается! Я-то уже поймана им на всю жизнь! Кстати, Юра, покажи им ружья, пусть увидят, что я тут в страхе живу, – смеется Лена, – шаг влево, шаг вправо – расстрел! Вот скоро опять в лес собирается.

– Да, поеду с друзьями в Смоленскую область на лося и кабана, два месяца назад у меня появился самый большой трофей – секач килограммов двести. Но я не трофейный охотник, не состою в обществах, не хожу на выставки. Для меня трофеи не главное.

– Главное – семья? Вы приехали из Кишинева 17-летним мальчишкой, родители и сестра Татьяна остались дома. Как сейчас живет Татьяна?

– Я давно перетащил в Москву сестру и ее детей. Племянница Оля, например, поступила учиться в Саранске. Просто другой возможности не было, я перевел ее сюда, оплатил обучение. Сначала она жила у нас на даче, потом я купил ей квартиру в Москве. Сейчас Олей очень горжусь, она вышла замуж, работает, воспитывает двоих детей, то есть я уже двоюродный дед. А у племянника как-то не сложилось ни с профессией, ни с личной жизнью. У него все то вверх, то вниз. Он живет у нас на даче. Я с ним разговариваю, он клянется, обещает, года два не пьет, потом запой. Но я его люблю, многое прощаю.

У меня тоже был период, когда я не мог зайти в ресторан. Все приглашали к столу: «Юра, давай с нами!» Потом меня отправляли на такси домой и требовали, чтобы водитель после приехал и отчитался. Начались проблемы на работе. Меня простили один раз, второй. И я подумал: «Юра, а чего ты хочешь от этой жизни? В один прекрасный момент это все может кончиться! А ты ничего не умеешь. В театр тебя не возьмут. Ты хочешь чего-то достичь или тебя устроит окончить жизнь под забором». Ляля тоже мучилась, доставала какие-то бюллетени мне. Я понял: начинается зависимость… И остановился. Двадцать четыре года я вовсе не пью, даже безалкогольное пиво.

– Конечно, с ним нелегко. Но я никогда не думала разводиться. Я не бросаю людей в беде, тем более самых близких. Если что-то случается, наоборот, стараюсь помочь. Вот у меня есть самая близкая подруга, мы с ней вместе с четырнадцати лет, она была и свидетелем на нашей свадьбе. Так они с мужем попали в аварию, ее супруга парализовало, и сейчас они находятся в очень сложной ситуации, и, конечно, мы с Юрой им помогаем. Ведь для этого и нужны друзья.

– Вы вместе тридцать восемь лет! Вы счастливая семья?

– Естественно, как и все нормальные люди, мы хотели детей… Но когда Юра пил, я, конечно, предохранялась. А потом уже не получилось. Никогда абортов мы не делали. Я никому не пожелаю. Ведь жизнь без детей другая немножко. Но с Юрой мы уже какие-то сросшиеся, нет, мы не находимся все время рядом. Он может поехать на охоту, я с подругами – на отдых. У него есть свои мужские компании, у меня свои – женские, мы устраиваем девичники.

Юра всех моих подруг хорошо знает, общается с ним, они бывают у нас в гостях. А еще мой единственный мужчина умеет удивлять, мы делаем друг другу сюрпризы и подарки. И это было всегда.

Когда мы жили на улице Кондратюка в квартире площадью двадцать восемь квадратных метров, у нас с деньгами было не очень, хотя Юра уже стал известным. И вот на мой день рождения он забрал меня с работы, мы большой компанией праздновали в ресторане. А потом приехали, и Юра говорит: «Ты пока поднимайся, я припаркуюсь». Я поднялась… Вся квартира была в цветах, которые я безумно люблю. Ваза у нас была только одна, поэтому Юра использовал все, что можно:банки, бутылочки, кувшин. И всюду – море цветов. И как и положено телевизионному человеку, он все это великолепие подсветил. А сам переживал, как бы все не сгорело!

– Юрий Александрович, Лена – ваша первая любовь?

– До Лены я был женат на однокурснице Галине. Репетиции, экзамены, общие интересы. Поженились, будучи студентами, жили у ее родителей. Брак оказался непрочным, развелись. Отношения мы не поддерживаем, помню, как-то она позвонила и мы долго разговаривали, даже договорились, что еще раз созвонимся и потом встретимся. Я положил трубку и подумал: «А зачем нам встречаться? Какая цель?» У меня уже была Ляля. Я не позвонил, она тоже. У нее своя жизнь, она вышла замуж. У меня своя. Я Лялю знаю с тех пор, когда ей было одиннадцать лет. Она сестренка моего друга была. Ну, я, семнадцатилетний, на нее, конечно, не смотрел. А потом, когда она оканчивала школу и поступала в финансовый институт, мы случайно встретились в троллейбусе. Она такая стройная, с локонами.

– А Юра был такой красивый. Глаза! Длинные пальцы! Я же в него давно влюбилась, в детстве. Потом как-то подзабылось… А тут эта встреча. На него смотреть больно было, такой он был сияющий. А потом он мне зачем-то надел на руку свои часы, а мои себе взял. Я еще боялась, чтобы мама не увидела, ведь это ее крабики были. Потом встретились.

– Да, на Ляле был красный пиджачок и мини-юбка. Очень она была в этой короткой юбочке эффектная! Потом мы стали встречаться, полюбили, поженились. Как у всех, были трудности, из комнаты в общежитии перебрались в Бибирево, потом на Кондратюка! Разные у нас были времена, и денег, бывало, совсем ни на что не хватало.

– Да, я люблю бананы, а они тогда стоили рубль десять. Захожу в магазин, а знакомая продавщица шепчет, что оставила мне килограммчик бананов, а я ей отвечаю, что уже купила. А у самой и этих денег нет, только на батон тринадцать копеек. Всё пережили.

– Да, вы ведь, Юрий Александрович, сумели даже победить рак.

– Ну, еще неизвестно, победил ли… В свое время я рассказывал о болезни, но теперь закрыл эту тему. Онкология – вещь непредсказуемая. Когда узнал, для меня это был шок. Я с детства боялся этого слова «рак», но верил, что все будет хорошо. Огромное количество друзей предлагали помощь, находили прекрасных врачей в Италии, Ирландии. Но я поехал в центр на Каширке. Главное, это настрой и уверенность в том, что все будет хорошо!

– Откройте секрет вашего семейного долголетия.

– Алгоритма нет. Нужны в первую очередь чувства, желание и умение понять и простить и понимание того, что вы одно целое, которое легко сломать.

Знаете, на одной телепрограмме мне задали похожий вопрос, и я ответил: «Гастроли и амнезия».

Читайте также

Юрия Николаева внесли в черный список

Тайны звездного детства Юрия Николаева
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания