Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Лада Дэнс: От инвалидности меня спас олигарх!

0

Лада Дэнс // Геннадий Усоев / Russian Look

В конце 80-х на небосклоне советской эстрады зажглась звезда Лады Дэнс. Красавица, секс-символ, она взрывала танцполы и не раз шокировала публику. Пройдя нелегкий путь, она во многом преуспела. Сейчас она – певица, актриса, успешная бизнесвумен, мама двух чудесных детей. О своем тернистом пути, мужчинах, эпатаже и новых увлечениях она рассказала нашему репортеру.

– Лада, ваша жизнь похожа на американские горки – то вверх, то вниз, то разворачивает на 180 градусов?

– Да, у меня вся жизнь такая. Это и есть мой путь. Для того чтобы я стала той, кем стала. Все поворотные моменты делают нас сильнее. То, что нас не убивает, делает сильнее. Наверное, звезды так сложились. Я живу, постоянно преодолевая. Как птица Феникс, возрождаюсь. Меня уничтожают, а я опять рождаюсь. Становлюсь крепче и мудрее. Меня теперь меньше пугает какая-то ерунда. Есть главные вещи – мое здоровье, здоровье близких, мое душевное состояние, внутренний и профессиональный рост. Мои приоритеты крепнут, растут, и, слава Богу, они глобально не меняются. Просто мишура отваливается.

– Когда вы поняли, что жизнь круто принимает решения на ваш счет?

– Во-первых, когда меня выманили из Калининграда, из моего гнездышка, моей прекрасной квартиры. У меня была шикарная работа. Я пела в ресторане и по тем временам получала бешеные деньги. Ресторан благодаря мне стал мегапопулярным. Я уже в шестнадцать была там звездой. Приехала в Москву – и все. Ни денег, ни питания, ничего. И при этом куча соблазнов. А мне так жить не хотелось! У меня свое видение жизни. Я не понимала, что делать. Собой торговать не хотела, хотела только работать. Должна была сделать все сама и добиться всего только своим талантом. Это было мое первое испытание на прочность.

Второе – очень сильное, когда я осталась одна с двумя детьми без копейки. Младшей дочке на тот момент едва исполнилось девять месяцев. И еще одно сильнейшее испытание, когда мой бывший гражданский муж сказал, что перекроет мне кислород. Он мне не простил, что я ушла к другому.

Мой первый гражданский брак был больше творческий, чем человеческий. К моменту разрыва нас ничего, кроме творчества, уже не связывало. Но тем не менее ему было обидно, и он старался мне сделать больно. Сейчас уже все в прошлом, и у нас с Леонидом нормальные отношения. Но в тот момент я реально выживала. На пустом месте строила свои замки. Еще подняла двоих детей, не имея практически никакой финансовой поддержки, возобновила свой бизнес, стала актрисой, не имея актерского образования, сделала свое шоу, выпустила десять хитов, которые люди поют до сих пор. Сама себе завидую иногда.

– Когда дошло до развода с отцом ваших детей бизнесменом Павлом Свирским, что было для вас самым главным в тот момент?

– Я не разводилась с ним. Мы разъехались, и я даже не знаю, развелся он со мной или нет. Я пока замуж не собираюсь, и мне это неинтересно. Если соберусь, пойду и посмотрю, в разводе я или нет. Сейчас мы с Павлом вместе воспитываем детей. Живем недалеко друг от друга. Дети то у него, то у меня. Он соучредитель школы, в которой они учатся. Все как-то наладилось потихоньку. Для меня самое главное, чтобы у моих детей были с ним хорошие отношения.

– То есть общаетесь только по поводу детей?

– Только. Исключительно.

– Вы всегда экстравагантно одеваетесь, эпатируете и шокируете публику. Пытаетесь сразу убить наповал, привлечь внимание или так вам самой комфортно?

– Эпатаж был до рождения детей. Сценический костюм появился на мне позже, потому что до этого костюмы на мне отсутствовали. Вы помните, в чем я выступала?

Когда стала матерью, у меня уже были более осознанные подходы к костюмам, более эстетические. Они были дорогие, креативные, но они всегда были мои и всегда отражали мою сущность. Я снялась беременной в клипе. Но это было так по-женски. После меня некоторые пытались повторить, снимались с голым животом. Вот это уже эпатаж. Единственное, хотя это сложно считать эпатажем – я снялась топлес у Екатерины Рождественской. Все равно считаю: это искусство. Все мои «Плейбои» были до 29 лет. Потом стала мамой, и мой эпатаж выражался только в креативных костюмах.

На «Рождественских встречах» у Аллы Пугачевой мою голову украшали крылья птицы. Я много живу за границей, дружу с разными западными дизайнерами и много черпаю оттуда информации. Вообще считаю, что я какая-то другая. Не буду говорить фишку, как некоторые, что я с другой планеты (смеется). У меня своя история, своя энергетика. Я где-то ее черпаю. Сама не знаю, откуда. Я где-то ее черпаю.

– А где вы доставали костюмы еще в те времена?

– Придумывала, что-то покупала. У меня есть коллекция одежды, которую создала сама. Из трех пальто сделала одно. Сейчас это хобби перешло в увлечение машинами. Это мое новое увлечение в бизнесе. Я делаю ретро-эксклюзивные машины. Есть ретромашины в первозданном виде, а мы с мастерами реставрируем и создаем из ретромашин новые. Например, мы сделали эксклюзивную «Волгу» из шести машин.

У меня много направлений в бизнесе. Агентство по подбору персонала уже достаточно известно и имеет прекрасную репутацию. Еще занимаюсь дизайном интерьеров, модой.

– Вы занимаетесь исключительно тем, что вам нравится?

– Конечно. Тем, что не ординарно и не похоже на что-то другое. Сейчас у меня хобби – я восстанавливаю старые музыкальные произведения. Песню «Как я любила» мне подарил Леонид Дербенев, когда мне было двадцать. Этой песне на тот момент было лет 30–40. Дербенев написал ее в молодом возрасте. Я сделала из нее современный дэнс-трек, который до сих пор актуален. Или, например, ремикс на песню Анны Герман «Когда цветут сады». Тоже только в моем исполнении песня получила такую яркую вторую жизнь.

Я очень люблю старинные вещи. У меня коллекция разных антикварных предметов, украшений XVIII, XIX, начала XX века. Я коллекционирую «Диор» – шляпы, украшения, корсеты, платья, сумочки, старинную бижутерию, в которой снимались звезды Голливуда 40-х годов. Все связано с кино, с модой. У меня есть несколько уникальных украшений. Они единичные. Их сделал мой друг, известный итальянский дизайнер русского происхождения Сергей Гринько. Он создал свадебное платье, расшитое золотом, королеве Иордании. Я очень часто езжу во Флоренцию и бываю на аукционах. Мне нравится брать антикварные вещи и создавать что-то новое.

– Уже есть ноу-хау от Лады Дэнс?

– Хиты, которые были созданы, как я говорю, в XX веке (смеется), были достаточно креативны. В 95-м на фестивале в Америке мне стоя аплодировала Мадонна и я получила самое большое количество предложений от студий, потому что наши композиции были не похожи ни на одну из тех, что там исполнялись. Это отражается во многом. И в моих интерьерах тоже. У меня очень интересный дом, который создавала сама. Сейчас занимаюсь спектаклем. Хочу играть и быть продюсером всего этого действа.

– Почему вы отказались от работы в Америке, ведь могли там остаться?

– Могла. Но мне было 26 лет и у меня совершенно не было мозгов. Величковский тогда сказал, что у нас 20 концертов по Сибири и надо возвращаться. Конечно, я была самоуверенной. Думала, меня там будут ждать. Было конкретное предложение от продюсера Кристала Уотерса. Он лично забирал меня в Нью-Йорк. Я сказала, что слетаю в Россию, поработаю и вернусь. Естественно, в Америке никто никого не ждет. Мы вернулись. Начались бесконечные концерты. Я была тогда в топе, и об Америке как-то забылось...

– Вам, наверное, много раз поступали сомнительные «интересные» предложения от влиятельных людей?

– Они всегда поступают. Даже не обращаю внимания. Предпочитаю дружить. Для меня дружба гораздо важнее. Мужчины – мои друзья с детства. Это мой фронт, моя армия. Это реально преданные мне люди. Когда мне плохо, звоню мужчине, а не женщине. Могу положиться только на мужчин. Они в любой момент придут на помощь и всегда поддержат. Подруг у меня мало, тем более настоящих. Другая энергия, с ними немножко сложно.

– А поклонники надоедают?

– Естественно, сумасшедших полно. Некоторые постоянно названивают. Ну а что делать? Надо все принимать. Когда я упала на лыжах и порвала ногу, мне немедленно нужна была операция. Во Франции она стоила бешеных денег. Один олигарх откликнулся – не могу называть его имени – и сразу все оплатил. Человек подарил мне новую жизнь, потому что, если бы операция не была оплачена, ушло время и я была бы инвалидом. Кто он – поклонник моего таланта или просто ко мне так относился? Не знаю. В любом случае это история с хорошим концом.

– Любите экстрим?

– Мой мужчина пристрастил меня к охоте. Вот только вернулись. Год я была просто оруженосцем. Носила оружие, наблюдала, ездила в клубы по стрельбе, стреляла по тарелкам и наконец решилась. Я сама лично добыла уток и фазанов. Завтра у нас будет пати. Повариха уже готовит добытые трофеи. Вообще, это очень красивое времяпрепровождение: природа, егеря, собаки, какие-то ритуалы, обеды. Новые интересные люди, новое общение. Мне безумно нравится.

– Какие подарки вам дарят?

– Сейчас ружье подарили, очень хорошее, красивое. Лошадей дарили.

– И вы, как настоящая леди, совершаете конные прогулки?

– Конечно. Я занимаюсь верховой ездой.

– А какое самое необычное признание в любви сделал вам мужчина?

– Признания всегда очень неожиданны и необычны. Однажды захожу в ресторан, а там духовой оркестр играет мою песню. Мне было прикольно. Кто-то самолет с розами прислал.

– Деньги, карьера, успех – эти ценности для вас?

– Это мужская история. Я все-таки женщина. Для меня важны отношения, любовь, духовные качества. Отношение к деньгам очень спокойное. Они просто помогают легче жить, но не являются мерилом ценностей.

– Расскажите, какой у вас дом.

– У меня мини-дворец. Для меня главное, что это дворцовый стиль. Потому что я родилась и выросла в старинном особняке, на бывшей немецкой территории, в Кенигсберге. В саду я лопаточкой выкапывала старинные украшения, бронзу, столовые сервизы. У нас в доме было много каталогов, которые я изучала в детстве. Может, поэтому люблю все старинное, не знаю. Но у меня обязательно присутствуют современные элементы. Лепнину мне делали итальянцы. Это они делали два зала в Кремле, когда была реставрация. Я выбираю предметы, которые вписываются в классический интерьер. Картины обязательно. Тоже собирала их по всему миру. Обязательно комната, где я могу лежать и думать о чем-то часами, сочинять. Есть небольшая студия, для музицирования. Я давно не играла на фортепиано. Сейчас опять начала. Ванная комната всегда в одном помещении со спальней. Не знаю, откуда это, может, из прошлой жизни. Сейчас я обустраиваю мини-янтарную комнату. Интерьеры будут из янтаря по эскизу янтарной комнаты. Все заказала у себя на родине, в Калининграде.

– Вы говорили, что часто живете во Флоренции?

– Раньше жила в Форте Дей Марми под Флоренцией. Сейчас живу много где. И на Лазурном берегу, и в Испании. Где только не жила. Но я пока ничего не приобретаю. Снимаю. Еще не знаю, где бы хотела осесть. Мне кажется, каждый человек, если у него есть такая возможность, должен иметь резиденцию у моря. У меня есть жилье в Калининграде. Сейчас там тоже идет ремонт.

– Родителей перевезти к себе не хотите?

– Они в разводе. Мама не хочет. Ей хорошо в Калининграде. У нее там подружки.

– В доме много помощников?

– Нет. Когда дети были маленькими, было много. Меня это сильно изматывало. Сейчас у меня только помощник по дому, садовник, охрана – и все. Повар у меня приходящий. Иногда и я люблю что-нибудь приготовить.

– Чем дома любите заниматься?

– Валяться с детьми, читать, смотреть что-то, рассуждать, сочинять. Завалы свои разбирать обожаю. Иногда делаю в доме перестановки. У меня периодически это бывает.

– А что дети от вас унаследовали, чем удивляют?

– Всё плюс еще и приумножили. Они такие талантливые, продвинутые. Сейчас они сконцентрированы на учебе, на большее их не хватает. А дальше что захотят, то и будут изучать.

Беседовала Наталья Лазарева

Читайте также

Ладе Дэнс грозят суд и тюрьма
Лада Дэнс не может не выпендриваться
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания