Новости дня

14 декабря, четверг













































Звезда группы "Стрелки" Гера: Муж бил и ломал меня!

0

Гера // официальный сайт певицы

Cветлана Бобкина, ее знают под псевдонимом Гера, пела в составе популярной девичьей группы «Стрелки». Вместе с другими солистками она снялась обнаженной в клипе «Нелюбовь», ведь до них на российской эстраде этого никто еще не делал. Почему она несколько лет не могла избавиться от жесточайшей депрессии и как сложилась ее жизнь после ухода из группы, узнала наш репортер.

Элитная многоэтажка в центре Москвы, чистый и просторный подъезд, звоним. Дверь открывает Светлана Бобкина, никаких помощниц по хозяйству, она привыкла все делать сама. Готовит, стирает, убирает, пишет музыку, пробивает дорогу в кино, придумывает проекты и пытается их осуществить. Удивительно, что в такой хрупкой женщине столько сил, отваги и веры в себя. А ведь ей приходилось ох как несладко!

– В группе «Стрелки» я проработала семь лет. И весь этот период меня преследовали неудачи. Однажды я после ночного концерта возвращалась домой, я тогда жила с родителями. Припарковалась, пошла к подъезду, часа четыре уже было, и тут на меня напал мужчина. Он молча наносил мне удары, стараясь бить по лицу. Я закричала, но он продолжал меня бить, пока не упала. От боли или от страха я потеряла сознание, сколько пролежала, не знаю, на мой крик вышли соседи.

Подняли меня, привели в чувство. Я встала и пошла к машине. Они меня окликнули:

– Света, ты здесь живешь!

Я повернулась и тихо пошла в подъезд. Дверь открыла мама. Она подумала, что я пьяная. Даже выглянула в окно, машина стоит ровно. Мама мне постелила, я в каком-то оцепенении была, легла. Выключили свет, чувствую, что мне хуже. Позвала маму. И когда она увидела мое лицо, то ужаснулась. Оно раздулось и было похоже на большой воздушный шар, который синел, зеленел на глазах. В общем, в больнице с диагнозом сотрясение головного мозга я провалялась целый месяц. Продюсеры Игорь Селивёрстов и Леонид Величковский меня шутливо благодарили:

– Гера, это хорошо, что тебе не везет. Какие пиары делаешь группе! С твоими историями про нас пишут!

– То есть таких неприятных историй было немало?

– Да, и не только со мной. 28 января 1998 года наша Юлия Долгашева попала под машину, а ровно через год я сломала ногу. Мы, все девочки из «Стрелок», поехали на неделю в Австрию. Три дня были в Вене, а затем махнули на горнолыжный курорт. Вместе с нами поехал режиссер Макаренков, мы хотели сделать съемки к клипу «С Новым годом». Там я упала с крутой горы и... как в том кино, очнулась – гипс. Но через два месяца уже выходила на сцену.

У нас еще был такой случай: Екатерина Кравцова, Радистка Кэт, ушла из группы, вернее, ее ушли. И вот она, проработавшая в «Стрелках» пять лет, оказывается в сложнейшей ситуации. И на личном фронте у нее что-то не складывается, она решила отравиться таблетками, точно не помню. Но ее мама, видно, почувствовала беду, пришла. Скорая, врачи ее успели спасти.

– Какая-то мистика. А после вашего ухода из группы что-то подобное происходило?

– Конечно! Помните историю – про майора милиции Дениса Евсюкова, который стрелял в столичном супермаркете? Так его женой была Карина. Мне даже звонили и спрашивали, что она за человек. Но я девочек из второго состава не знаю. Мне, честно говоря, вообще было стыдно, что нас распилили на составы. Однажды был концерт в Москве. И меня спрашивают: «С кем ты сегодня поешь?»

Я оглянулась и никого толком не узнала, была я, новенькая, которую никто еще не знал в лицо. И остальные девушки из балета. Причем каждая была одета, во что успела нарядиться! Мне было стыдно выступать. Продюсеры нас не берегли. И не хотели что-то менять, деньги шли, а творчество и новые программы им были не нужны.

Зачем нанимать людей, вкладывать эмоции, силы? К нам относились, как к марионеткам, которые не имеют право голоса. Мы с девочками даже подходили к руководителям группы, предлагали изменить направление, стиль музыки, заказать новые костюмы, подготовить новую программу. Но они ответили: «Зачем делать тюнинг «Запорожцу»?» Это было очень неприятно, нас не ценили, если говорили такое, значит, считали нас группой второго сорта. Я такого отношения терпеть больше не могла! И в 2003 году ушла в никуда, а в 2004-м мы с Марией Корнеевой организовали группу «Бридж». Но через два года Маша забеременела, и группа распалась.

– Мария предпочла сцене семью. А вы преданы только сцене?

– Как и все женщины, я хочу быть любимой и любить! Первый раз вышла замуж еще совсем юной, когда училась на актерском факультете во ВГИКе, это был студенческий брак. Олег тоже учился на актерском, сейчас он, кстати, довольно известный артист. (Речь идет об актере Олеге Василькове. Он был последней любовью актрисы Елены Майоровой, которая сгорела заживо. – Авт.) Но о нем я говорить не хочу, не потому, что мы как-то плохо расстались. Просто у него уже давно своя жизнь, семья. Это была какая-то детская любовь. Сейчас мы плотно не общаемся, но если встретимся на мероприятии или концерте, мило беседуем. С праздниками друг друга не поздравляем, но и не воюем, он просто мой однокурсник, и это – спонтанная студенческая история, которая и должна была так закончиться. Мы просто помогали раньше друг другу. Мило встретились и мило разошлись.

Во второй раз вступила в брак с режиссером. С ним все сложилось непросто. Сэм – из Америки, но тоже учился во ВГИКе. Он интересный человек, умный, ему даже прочили великое будущее. Считался одним из лучших учеников Соловьева. Его фантазия на уровне гениальности! Но характер у Сэма...

Я непростая, но он очень сложный человек, и слава Богу, что все это закончилось. Мы разошлись, не общаемся, и у меня нет никакого желания с ним общаться! Он очень талантливый, и это светлая его сторона. Но что касается человеческих его качеств – там черным-черно. Когда мы познакомились, я другую его сторону не разглядела.

Он снимал фильм и пригласил меня как актрису. На съемках я была поражена его видением мира. Свадьбу играли в Америке, а потом мы вернулись, и начались семейные будни. Вместе прожили три года. Сложно жили! Как хорошо, что я из этого выбралась! Вышла за него замуж в 26–27 лет, но я была еще ребенком по восприятию, наивная и глупая. Он не то чтобы издевался, он деспотичный был. Ломал меня! И дома, и на съемках. А когда я уже готова была сломаться, ушел.

Я благодарила Господа Бога, что это случилось. Я уже надломилась, но если бы все продолжилось, стала бы абсолютно сломленным человеком. Он не только психологически меня подавлял, он мог меня ударить, и не получалось развязать этот узел. Родителям не могла рассказать, что он меня обижает, бьет! Он ревновал меня страшно. Например, на улице встретила друга: «Ой, привет! Привет!» И какой-то поцелуй в щеку. За это я могла получить! Во всем неадекватность и негатив... А он как режиссер так и не состоялся. Даже после его ухода я чувствовала его гнет, мне потребовалось несколько лет на восстановление. И я долгое время была несчастна. У меня были поклонники, но не оказалось рядом моего человека, с которым не нужно говорить, объяснять, можно помолчать. Который меня понимал бы, не дергал, не мешал, которым можно восхищаться. Я искала такого мужчину, но потом поняла: надо ждать. Отпустила ситуацию, подумала, что, видно, я его никогда не найду.

– И встретили новую любовь? Как вы познакомились с Ромой? Вы – в актерской среде, он – в строительном бизнесе?

– Я поехала отдыхать одна, люблю путешествовать одна. Мне пишется хорошо, думается, не нужно говорить, можно слушать экскурсовода и много нового узнать. Так я поехала в Таиланд. Одна ходила на пляж, одна купалась. И вот как-то выхожу из моря и вижу Рому. У него на животе красивая татуировка в виде солнца. Правда, потом Рома объяснил, что это было не солнце, – смеется Светлана, – я, конечно, не стала его разглядывать. А он спросил меня по-английски: «Откуда вы?» Принял меня за итальянку. Завязался разговор, потом были свидания. Роман показал мне другой остров – Пхукет, не туристический. А через два дня уехал. Потом общались в Интернете, еле-еле дождались встречи. Он, как истинный мужчина, настоял, чтобы я собрала вещи и переехала к нему. Мы вместе уже три года.

– Вы не собираетесь пожениться?

– Собираемся, но этот год високосный, следующий какой-то мистический, цифра «13»... Ведь штамп в паспорте не главное, важнее – отношения!

Как появился Роман, у меня все встало на свои места. Сейчас чувствую приближение успеха! Как-то все складывается так. Мне встретились люди, которые слышат меня, понимают, чего я хочу. У меня прекрасный педагог по вокалу, который не зажимает меня, и я открылась заново! Услышала свой голос. Музыканты тоже на моей волне. Чувствую, что новая программа даст новые ощущения. Это знаете, как суп. Варишь его, кидаешь в него все, кидаешь, а он варится, ты накрываешь крышкой и ждешь. Главное, уметь ждать. Потом бульон настаивается и получается вкусный суп. Надо кидать, кидать в него и ждать.

Так и сейчас, я все эти годы готовила и ждала...

Читайте также

Звездных жен тоже бьют. И не только в России
Ирина Салтыкова изменяла мужу

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания