Новости дня

25 сентября, вторник













































Алла Пугачева: нелегальная гастроль

0

Афиш не было, билеты распространялись кулуарно

С концертами будущей Примадонне пособила ее двоюродная тетка Мария Словесник, которая жила в Харькове и работала администратором в местном Театре музыкальной комедии. Она договорилась с одним из местных ансамблей, который должен был аккомпанировать Пугачевой. Этот коллектив пел в московских ресторанах, имел успех. Но неожиданно выяснилось, что у музыкантов нет специальной аттестации, а без этого они не имели права выступать на большой сцене. Отменить концерты уже известной певицы Аллы Пугачевой было невозможно – билеты разошлись быстро, публика ждала. И тут Мария Словесник вспомнила о популярном харьковском ВИА «Ритм». Этот ансамбль был «приписан» к местной филармонии, колесил по небольшим городкам и поселкам, перепевая известных в те годы исполнителей. В 1974 году «Ритм» участвовал в V Всесоюзном конкурсе артистов эстрады в Москве, на котором Пугачева получила третью премию. Сам «Ритм» срезался после первого тура, но группу заметили и стали приглашать больше и чаще.

– В конце 1976 года мы ездили с концертами по Московской области, – вспоминает органист ансамбля Александр Литвиненко, который впоследствии объездил с Аллой Пугачевой весь СССР. – Вдруг звонят: «Приезжайте в Харьков, будете аккомпанировать Пугачевой». Я слышал ее песни «Арлекино» и «Посидим, поокаем» – они мне нравились с точки зрения вокала. Пару раз видел Пугачеву по телевизору, но лично мы не общались. Конечно, мы побаивались – все-таки звезда: победила в Болгарии на «Золотом Орфее», выступала с оркестром Орбеляна, пела с «Веселыми ребятами». В общем, администрация свернула наши гастроли, и мы срочно выехали в Харьков. Тут-то и выяснилось, что Харьковская филармония никакого отношения к концертам не имеет. Не было ни одной афиши. Все билеты распространялись кулуарно. Пугачева вообще не имела права сольно выступать – не было разрешения Москонцерта, в котором она работала. Она могла только солировать в составе какого-нибудь ансамбля и исполнить за весь концерт 2–3 песни – так, как она это делала на тот момент в «Веселых ребятах». Поэтому в Харькове мы служили для нее прикрытием – вроде как она была нашей солисткой, но при этом могла исполнить столько песен, сколько хотела.

Уколы в горло

Харьковские концерты начались с сумасшедших репетиций. Музыкантам «Ритма» пришлось на слух и по кассетным записям осваивать программу Пугачевой – 14 песен. До первого выступления оставалось всего двое суток. «Ритмовцы» безвылазно засели в Театре музкомедии, жёны приносили им из дома бутерброды и кофе. Пугачева приехала в Харьков 11 декабря 1976 года около 10 утра с композитором Леонидом Гариным – уставшая, без макияжа, в джинсах. С вокзала сразу отправилась в театр. И тут выяснилось, что она решила исполнить несколько новых песен. Пришлось снова садиться за инструменты – счет шел уже на часы. В результате первый концерт оказался по сути генеральной репетицией – с помарками и нестыковками.

– Работали на износ, – рассказывает Литвиненко. – После концертов без чувств падали, а утром снова бежали на репетицию. Сначала сами оттачивали игру – мы ведь в первом отделении свои песни пели, потом с Пугачевой прогоняли ее программу. Каждое отделение шло по 45 минут. Кстати, знаменитых балахонов у нее тогда не было. Она пела в черном платье с «крыльями», на груди висела массивная цепь. Пугачева сразу сказала, что это бижутерия. Когда она под рояль пела песни из «Иронии судьбы», мы уходили передохнуть и покурить. Зрители были просто шокированы ее выступлением. Они ожидали, что Алла выйдет и просто споет. А она разговаривала, общалась – чтобы зрители поверили, что она открыта перед ними. Я раньше не видел, чтобы так работали. Пугачева пела каждую песню на пределе, очень быстро уставала. Помню, даже приходилось прибегать к помощи медиков, они делали ей уколы в горло.

«Женщина, которая поет»

 Именно на харьковской публике Пугачева впервые обкатала две песни, которые стали ее визитной карточкой – «Сонет Шекспира» и «Женщина, которая поет». Про «Женщину» сама Пугачева рассказывала так: «Как-то в одном из журналов я наткнулась на стихотворение Кайсына Кулиева «Женщине, которую люблю». Меня поразила простота, искренняя, неподдельная теплота в отношении к женщине. Стихи мне понравились, и я показала их моему другу – композитору Лёне Гарину. Он сказал: «Если тебе страшно написать одной, давай вместе напишем музыку». Тогда я только начинала писать музыку. Я рискнула поменять слово «люблю» на слово «поет». Песня сразу стала только моей. После того как она была аранжирована Гариным, мы вызвали музыкантов ночью к себе в номер гостиницы (были гастроли в Харькове) и стали репетировать. Когда прошло первое выступление, меня не покидало чувство, что с этой песней будет что-то связано».

– В Харькове Пугачева отрывалась на полную катушку, – улыбается Литвиненко. – Все-таки первый сольный опыт. Проблем из-за полулегальных концертов не возникло. Да и все, кто мог бы затеять процесс, получили свои билеты и сидели с открытыми ртами. 26 декабря Алла дала последний концерт – и сразу на поезд. Мы проводили ее на вокзал, в купе выпили водки и шампанского. Пугачевой понравилось, как мы сыгрались. Она сказала, что еще встретимся. В общем, была невероятно уставшая, но довольная.

В интервью, которое Алла Пугачева дала газете «Вечерний Харьков» в декабре 1976 года, она так рассказала о своих впечатлениях: «Люблю жанровые сценки, детские песни – с ними интересней работать. Поэтому самое волнительное на моих концертах – это дети, которые сидели, стояли в проходах и даже в оркестровой яме. И главное – они слушали меня. На последнем концерте одна маленькая девочка спела вместе со мной песню. Мы так увлеклись, что даже пропустили один куплет. Вообще, харьковские концерты для меня особенные. Это мой сольный дебют. Был продуман выбор песен. Не знаю, понравилась ли я харьковчанам, но они мне понравились очень».

В Театре музкомедии Пугачева дала 16 концертов. В начале следующего года она вернулась в Харьков уже с «официальными» 18 концертами – город был оклеен афишами, билеты продавались в кассах. И снова – ни одного пустого места. Весной 1977 года Пугачева выступила с «Ритмом» в Москве перед худсоветом Москонцерта и получила «красную строку» – право на собственное отделение. Так у Аллы Пугачевой началась личная гастрольная жизнь.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания