Новости дня

19 октября, пятница






18 октября, четверг







































Наталья Водянова: Я хочу усыновить ребенка

0

Топ-модель Наталья Водянова не только прославила Россию на мировых подиумах, но и завоевала авторитет на поприще благотворительности. На днях в книжных магазинах появилась книга, ставшая бестселлером на Западе, – «Дай мне шанс. История мальчика из дома ребенка» за авторством Алана Филпса. Наталья же к книге о русском мальчике-сироте написала предисловие, так как тема близка ей. Мы встретились с ней в очередной приезд в Россию.

– Наталья, в какой момент вы решили заниматься благотворительностью?

– Когда случился Беслан. Для меня это было огромным потрясением. Я поняла, что пути назад нет, что уже не смогу закрывать глаза или отворачиваться от этого. Я восприняла эту трагедию как личную боль. А боль делает людей сильнее и дает силы бороться за будущее. Особенно когда есть для этого средства.

– Вам не понаслышке известны проблемы детей-инвалидов. Ваша сестра Оксана – инвалид с детства…

– Моя младшая сестра, можно сказать, счастливый ребенок. Она не знала всех тягот жизни, которые легли на плечи людей вокруг нее. Мы с мамой окружали ее любовью. Она для нас была самым главным. Мы переживали за то, чем ее накормить, как одеть, что сделать, чтобы она была в целости и сохранности.

Конечно, для меня в детстве это было очень серьезное испытание. Я даже не говорю о каждодневной физической нагрузке, потому что моральная нагрузка была больше. Так как у моей сестры проблемы с движением, я открываю игровые парки для таких детей. Я верю, что игра для ребенка – самое главное. Только играючи происходит эмоциональная и физическая столь важная разгрузка.

– Но играючи решаются не все проблемы...

– Оказывается, в России большая проблема детям-инвалидам найти врача стоматолога-анестезиолога. Не хотят они брать ответственность за лечение непростых пациентов. Те же, кто берется, делают это полулегально. До того как я уехала из России работать на Запад, у моей сестренки страшно заболели зубы. В течение двух лет они просто сыпались. Ребенок лежал, а на подушку вытекал гной. Заработав денег, первое, что я сделала – вывезла Оксану в Париж, где ей сделали сложнейшую операцию на зубах. В Москве ей не мог помочь ни один врач, ведь она непростой пациент. Сумму, которую мы отдали французскому дантисту, невозможно представить нормальным родителям ребенка-инвалида.

Нас с сестрой сопровождали насмешки

– За последнее время случилось несколько громких скандалов. Усыновленных детей из России увозили на Запад и там истязали или убивали приемные родители. В обществе очень быстро распространилось мнение, что давайте мы не будем им больше отдавать здоровых детей, пусть берут больных. Как вам такое?

– Ну, это действительно очень грустный факт. Видимо, в нас заложен такой менталитет, когда можем позволить себе сказать: на тебе, Боже, что нам негоже. То, что мы запретим усыновлять детей на Запад, не решит проблему. Я очень часто приезжаю в детские дома и хочу заметить, что в России закон не защищает ребенка. У нас можно взять ребенка из детдома, а если не понравился – вернуть. Потом взять другого и опять отдать. Иногда дети меняют до четырех семей. И это у нас считается нормальным! А то, что у нас мучают детей не меньше, чем усыновленных в семьях на Западе, это совершенно точно. Я не буду рассказывать, что у нас происходит в детдомах. Так что те единичные случаи за границей – это капля в море. Не странно ли: у нас такая большая страна с огромными ресурсами, а мы не можем о своих людях заботиться сами.

Но при всем том я бы побоялась отдавать именно детей-инвалидов за границу. Как мать, я не могу понять, как можно отправить дитя, которое не может за себя постоять, не может говорить, не может пожаловаться, в совсем чужую страну! К сожалению, даже те, кто хочет помочь, предпочитают общаться со здоровыми детьми. Когда мы с сестренкой выходили на улицу, насмешки и косые взгляды взрослых сопровождали нас всегда.

– А как реагировали дети?

– Дети, кстати, самые жестокие существа. Особенно когда родители их не направляют и не ставят им рамки, не учат их такту. В таких семьях вырастают злые дети. Расскажу вам на примере. В прошлом году мы открывали детскую комнату в специализированном интернате, там были бизнесмены, поддержавшие нас. Некоторые пришли с детьми. Был такой папа, который свою девочку все время держал рядом. А девочка милая, светлая, хотела побегать, поиграть на площадке с детьми. Но нет. И когда все перешли в комнату к совсем больным деткам, лежачим, этот папа вдруг одернул свою дочку, которая рвалась с нами, и говорит: «Нет, нет, нет. Ты туда не пойдешь». А я ему: «Ничего страшного. Это даже хорошо для ребенка – посмотреть на других детей». – «Вы что! Я вам денег дам, заплачу, но не хочу, чтобы мой ребенок видел это».

Очень часто, когда детей не воспитывают, не рассказывают им о другой стороне жизни, они могут проявлять агрессию. И она распространяется не только на больных детей, но и на животных, на слабых, на стариков. Понятно, что у детей ребенок, у которого текут слюни, вызывает смех. И если им не объяснять, не говорить, что над этим нельзя смеяться, вырастет чудовище.

Сын меня заменит

– Вы сами не думали усыновить ребенка?

– Я все время думаю об этом. Когда ты посещаешь столько детских домов, каждого хочется увести с собой. Но я нормальный человек, не сумасшедшая женщина и понимаю, что свои дети – большая ответственность, а усыновленный ребенок – это в пять раз сложнее. Я ж не могу его просто привести и сказать: вот твоя комната, твои братья-сестры, а я тут делами занимаюсь. Ребенку важно ощущать твое присутствие. Сейчас я хочу тратить время на помощь не одному ребенку – многим.

– Ваши дети знают, чем занимается их мама?

– Конечно. Особенно старший сын Лукас, он любит ездить со мной. Он бывал на всех моих мероприятиях. Лукасу было четыре года, когда мы с ним открывали мой первый парк в Нижнем Новгороде.

– Подрастает помощник.

– Мы с ним договорились, что, когда я буду не в состоянии больше этим заниматься, он возьмет фонд на себя. А пока я еще буду у дел, помощник мне не помешает.

– А как мама отнеслась к вашей благотворительной деятельности?

– Моя мама очень гордится тем, чем я занимаюсь. Сейчас она с Оксаной будет посещать наш центр поддержки семьи, где сестренкой наконец займутся специалисты. Хоть и 22 года спустя, но все-таки...

– Разве специалисты не занимались ею до этого?

– Оксана в прекрасной физической форме лишь благодаря массажу, который мама делала ей с рождения. Честно говоря, мы с мамой до сих пор не знаем, какими способностями обладает моя сестра. Ведь эти дети живут очень закрыто в своем мире. Они берут тебя за руку и показывают, что они хотят, что им интересно. Оказалось, что сестра очень любит музыку. Пытается овладеть музыкальным инструментом.

– Каким инструментом?

– Думаю, начнут с простого – с колокольчиков.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания