Новости дня

24 сентября, понедельник


































23 сентября, воскресенье











Кристен Стюарт стала параноиком

0

Заключительная история об отношениях кровососа Эдварда Каллена и его возлюбленной Беллы Свон «Сумерки. Сага. Рассвет» порадовала фанатов всего мира не только намеками и поцелуями, но и наконец-то настоящим сексом 

Покувыркавшиеся на съемках Кристен Стюарт и Роберт Паттинсон по-прежнему продолжают скрывать свой роман, и сдается мне, до тех пор, пока через год мы не увидим второй части «Рассвета», правду они, чтобы поинтриговать публику до последнего, так и не раскроют.

– До конца «Сумерек» еще год. С нетерпением ждешь этого дня?

– Трудно сказать. Еще совсем недавно я была совершенно неизвестной актрисой, но и тогда прекрасно знала, что популярность имеет две стороны медали. Особенно в Штатах, где на известности все просто повернуты. Не знаю, что изменится через год, но хотелось бы снова начать ходить на работу без преследований со стороны папарацци, которые последнее время бегают за мной толпами.

– Фанаты менее агрессивны?

– Конечно, но часто они не осознают, сколько неприятностей могут причинить. К примеру, один из поклонников сфотографировал меня на свой мобильник в ресторане – и тут же разместил снимок в социальной сети. Через несколько секунд все знали, где я нахожусь, слетелась куча папарацци. Они выгрузились – и началось… Я становлюсь параноиком. Интернет отображает каждый день моей жизни. Покупаешь фотоаппарат – и становишься папарацци. Заводишь страничку в соцсети – и становишься информатором.

– Все еще злишься, когда кто-то называет тебя иконой?

– Да, не переношу, когда кто-то говорит мне, что я икона – стиля или красоты. Это абсолютно странно. Что это вообще означает – быть иконой? Жуткое клише. Скорее Роберта Паттинсона или Тэйлора Лотнера так можно назвать, а не меня.

– Ты в курсе, что многие считают тебя глуповатой?

– По правде говоря, мне всегда было трудно давать интервью. Надо понимать, что у меня просили как бы поговорить сразу со всеми. Но, мать твою, как можно научиться разговаривать со всем миром? И вот чем больше я давала интервью, тем больше появлялось шансов время от времени ляпнуть какую-нибудь дебильную фразу. Так постепенно люди и начали считать меня идиоткой.

– Джоди Фостер, чью дочь ты играла в фильме «Комната страха» в 2002 году, была очень удивлена тем, какого успеха ты добилась.

– Никто не мог даже представить себе, что нечто подобное когда-нибудь случится. В ту пору я была, мягко сказать, совсем не симпатичной. В 12 лет все находили меня странноватой девчонкой. Я была замкнутой и отчужденной.

– Какая сцена была для тебя в «Сумерках» наименее комфортна?

– Сцена с ребенком. Не знаю, почему, но у меня забавная непереносимость детей – я очень плохо с ними общаюсь, – призналась Кристен Стюарт Entrevue. – Уверена, ты ожидал, что расскажу о сцене любви – как это было странно, что в тот момент чувствовала и действительно ли у нас все было по-настоящему. Сожалею, что не оправдала надежд.

– Не страшно. Трудно представить звезд в обычной жизни. На что похожи твои дни отпуска?

– Уф… Не знаю, что делаю. Обычно отвечаю так: люблю читать, люблю гулять… Видишь, когда мне задают такой вопрос, всегда произношу одинаково скучные вещи. А люди читают и думают: ну и дура же эта Кристен Стюарт.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания