Новости дня

19 мая, воскресенье













18 мая, суббота









17 мая, пятница
















16 мая, четверг







DJ Грув: Любой артист без благодарного слушателя – эмбрион

16:59, 29 апреля 2019

// фото: пресс-служба DJ Грува
// фото: пресс-служба DJ Грува

Поистине самый известный диджей России и композитор Грув (в миру — Евгений Рудин) исчерпывающе рассказал в интервью Sobesednik.ru о рейв-культуре 90-х и проблемах, с которыми сталкивается электронная танцевальная музыка сегодня, о своих глубоких отношениях с кино, а также о радостях отцовства и семейной жизни.

— В чем, по-вашему, причина снижения популярности электронной музыки в последние годы, и, в частности, статуса диджея как такового? Ведь раньше диджеи собирали многотысячную аудиторию, а сегодня в основном работают в клубах и на корпоративах. Причем это характерно именно для России, тогда как в Европе-то вроде бы с этим всё в порядке: появляются новые имена, проходят масштабные рейвы, а тот же Нильс Фрам вполне себе выступает на престижном джазовом фестивале в Монтрё, а Пауль Калькбреннер вообще суперзвезда шоу-бизнеса.

— Причин несколько: 

1. Отсутствие стабильной экономики в стране. У людей стало меньше денег, и поэтому для многих лучше пойти с друзьями в караоке или в недорогой ресторан, кальянную, а не в клуб. Ещё люди стали вести здоровый образ жизни, и это стало массовым трендом.

2. Неумение звукозаписывающих лейблов работать с танцевальной аудиторией и с артистами танцевального жанра. Отсюда наш материал становится популярным в Европе, а не в России. Много примеров, когда российские продюсеры и программные директора пропускали треки, которые становились хитами за границей, и только потом они их ставили в эфир и обращали на них внимание. И, конечно же, есть вопрос в отношении: российский шоу-биз до сих пор уверен, что танцевальная электронная музыка — это по-прежнему несерьёзно, когда по всему миру она стоит на первом месте по продажам и гастролирующие артисты этого жанра собирают стадионы. С электроникой сейчас перемешаны все стили и направления. В Европе исполнители не боятся и делают достойные коллабы с музыкантами и диджеями, которые потом получают «Грэмми». У нас много достойных артистов, с которыми можно делать интересные фиты, но они либо боятся и недопонимают, либо хотят за любое задействование больших денег, не думая о том, что это новое направление для них и потом хит вдвойне для них отобьётся ротациями, продажами и концертами.

3. Интернет и VST-технологии. Хорошие музыканты потерялись в огромном количестве заурядных любителей, которые делают посредственный материал, а псевдо диск-жокеям достаточно скачать музыку «ВКонтакте» и необязательно уметь хорошо её играть. Но не всё так печально: в то же время у нас есть очень много хороших музыкантов/проектов, и все они со своей публикой, отлично издаются и катаются по миру.

— Не секрет, что в массовом сознании вы считаетесь главным диджеем страны. Насколько комфортно вы ощущаете себя в таком качестве? Не одолевала ли «звёздная болезнь»? Доводилось ли сталкиваться с завистью коллег по диджейскому цеху?

— Я остаюсь всегда благодарным своим постоянным и новым слушателям, которые следят за моей музыкой. И это правда. Любой артист без благодарного слушателя — эмбрион. Если называть «звёздной болезнью» то, что я стал хотеть большего и лучшего для себя, то, возможно одолевала, но только в таком проявлении. (улыбается) С ростом популярности мой график стал сильно перегружен, и, как следствие, я стал более требователен к комфорту. Я считаю, что артист свой комфорт и райдер должен заслужить! (улыбается)

— Электронная сцена ведь довольно тесно связана и с рэп-культурой. Одобряте ли вы нынешний бешеный спрос на новое поколение рэперов у публики и как оцениваете их творчество? Вы же в своё время сотрудничали с группой «Мальчишник» на предвыборной кампании Бориса Ельцина в 1996 году, да и прочим, так сказать, «олдскулом». Достойная ли пришла смена в этом смысле и кто из имён вам наиболее интересен?

— Рэп всегда был и остаётся вызовом для массы людей. Таким он остался и сейчас. Конечно, появилась возможность безбожно материться в текстах, но без этого рэп не рэп. Если вам не нравятся песни с матом — не слушайте их, просто выключите.

Всегда был аспект важности текстов. Нужно понимать: если артист говорит, что он — это его тексты, то я считаю, что он должен нести ответственность за свои слова перед подрастающим поколением слушателей. Когда моя 11-летняя дочка пришла из школы и спросила: «Папа, а как это — "я хочу тебя на 360"»? Мне пришлось всё это ей перевести в другое русло. Вот это я и называю ответственностью.

Интересен ранний Вася Баста, Oxxxymiron, Noize MC, а совсем из новых — последний альбом Face. И очень нравится Jah Khalib, но для меня он скорее певец и просто уникальный исполнитель — от тембра голоса до музыкальности.

— И ещё о президентах. До сих пор встречается разная информация по поводу участия в записи вашего суперхита «Счастье есть» Михаила и Раисы Горбачёвых. Они всё-таки сами записывали голоса в студии или же это были сэмплированные фрагменты?

— Голоса для «Счастье есть» были специально записаны на часовую кассету у Раисы Максимовны и Михаила Сергеевича в загородном доме. Сначала это были просто фразы, которые я затем выбрал и положил на музыку.

— Общались ли вы лично с Михаилом Сергеевичем и Раисой Максимовной? Какое впечатление они на вас произвели?

— Я общался только с Михаилом Сергеевичем по телефону после выхода трека и его ротации на радио и ТВ. Он сказал, что это очень хорошая и правильна песня. (смеётся) И передал привет от Раисы Максимовны.

— А приходилось ли сталкиваться с политически ангажированной критикой этой музыкальной композиции? Ведь, как известно, отношение к Горбачёву в нашем обществе, скажем так, неоднозначное. Каково ваше отношение к нему как к политику и уже, в общем-то, исторической фигуре?

— Я всегда был далёк от политики. Я музыкант, и меня волнует только музыка. Какая-то критика была, но я любую критику пропускаю мимо ушей. Всегда. А отношение к Горбачёвым у меня исключительно уважительное, как к семье. Это была прекрасная пара, где политик впервые показал первую леди в СССР.

— Сравнительно недавно вы заявили, что хотели бы записать аналогичный трек с главой МИДа Сергеем Лавровым. Продвинулась ли как-то эта идея на пути к своей реализации?

— Мне нравится тембр голоса Сергея Викторовича. Когда я его слышу на пресс-конференциях, то отключаю для себя политический мотив его разговора и представляю себе, что он просвещает нас о раннем творчестве Квинси Джонса и Рэя Чарльза. (улыбается) Насколько я знаю, он пишет стихи, значит человек творческий. С ним бы получился отличный трек в стиле glitch-jazz! (улыбается) Пока что идея остаётся идеей, я никогда не форсирую события.

// фото: пресс-служба DJ Грува

— Вы сделали довольно много ремиксов на песни и мелодии из советской киноклассики, а также музыкально оформляли КВН. Не было ли опасений, что таким образом можно, скажем так, «опопсеть», слишком коммерциализироваться и потерять репутацию серьёзного исполнителя и композитора? Или это вообще никак не парит и вполне органично сочетается?

— Это всё предрассудки — попса, не попса. Есть талантливая музыка — и посредственная, какое бы предназначение у неё не было.

Все ремиксы на киномузыку я делал исключительно из-за уважения к гению того или иного композитора. А музыка для КВН — это то, что на слуху у каждого человека. Вообще я считаю, что Шаинский — один из самых гениальных мелодистов в стране.

— Вам ведь не раз и самому доводилось делать музыку к кино. Легко ли вам дался кинодебют в «Даун хаусе»? И не только в качестве кинокомпозитора, но и как исполнителю одной из ролей? Как вообще работалось с Романом Качановым? И как сложился ваш творческий тандем с режиссёром Олегом Асадулиным, которому вы написали музыку к четырём картинам?

— Киномузыка — это особая страсть. Это совершенно другой музыкальный вектор. Это вершина карьеры любого музыканта, особенно, когда у тебя есть классическое образование.

Для «Даун Хаус» было всё очень быстро написано. На одном дыхании. Хорошо помню этот день. Звонит мне Фёдор и говорит: «Жень, есть офигенный сценарий, который написал Ваня [Охлобыстин]! Сейчас перешлю тебе!» Я почитал — и сполз по стенке, насколько это было круто! Затем я познакомился с Ромой [Качановым], мы начали вместе работать, и я попросил его дать мне небольшую роль. Так я получил роль таксиста, после которой мной произнесённое предложение начали цитировать в народе: «Исключительный вы человек». 

А с Олегом Асадулиным у нас особая связь, мы понимаем друг друга с одного слова. Он бесконечно талантливый режиссёр, достаточно посмотреть его картину «Зелёная карета». 

— Как я понимаю, самый коммерчески успешный кинопроект с вашим участием — это «Наша Russia. Яйца Судьбы». Можно ли сегодня безбедно жить, только лишь сочиняя музыку к кино?

— Безбедно можно жить в любом виде искусства, если есть талант и ты не ленишься работать. На 100% процентов таланта всегда должно быть 80% работоспособности! (улыбается) «Яйца Судьбы» — один из результатов многолетней дружбы с «Камеди Клаб», который был действительно коммерчески успешен.

— Планируете ли и в дальнейшем работать в кино как композитор? Воспринимают ли вас в этом качестве в самой кинотусовке?

— У меня сейчас в процессе переговоры по двум полным метрам. Появился свой киноагент, который подыскивает для меня интересные проекты.

Кинотусовка иногда с удивлением обнаруживает, что я не «ум-ца ум-ца» и «поставь мой компакт-диск». После моей музыки, которую они слышат, конечно же, их восприятие меняется. Но это нормально: все мы полны стереотипов, и многогранность в музыке всегда всех удивляла.

— Разделяете ли сегодняшний всплеск ностальгии по «лихим 90-м»? Что было хорошего и что плохого в то время?

— Люди всегда будут ностальгировать по музыке, которую они слушали в молодости. Первая дискотека, первый поцелуй, первая любовь и так далее. Желание вернуть те моменты счастья вполне понятно. Поэтому, как человек, я это прекрасно понимаю и, когда меня приглашают на подобного рода вечеринки, с удовольствием соглашаюсь, ведь я музыкант, артист, и моя задача — сделать свою публику счастливой вне зависимости от формата мероприятия, будь то тусовка 90-х или drum’n’bass. Это было прекрасное время. Прекрасное время должно быть всегда, здесь и сейчас. (улыбается)

— Два года назад вышел документальный фильм «Я — Гагарин» о рейв-культуре Петербурга начала 90-х годов, где так и не была поставлена точка относительно исчезновения вашего товарища — культового диджея Ивана Салмаксова. Как вы думаете, его всё-таки действительно убили, как утверждал в этой картине экс-главред журнала «Птюч» Игорь Шулинский?

— Я не видел этот фильм. Ваня был прекрасным промоутером и отличным техно-диджеем. Почему он исчез, я не в курсе.

— Кстати, питерская рейв-тусовка того времени ведь была тесно переплетена с рок-сценой. С кем из рок-звёзд в тот период вам доводилось общаться?

— Чаще всего общение в то время складывалось с Борисом Гребенщиковым и Сергеем Курёхиным, группами «Два Самолёта» и «Колибри»... Это было большим везением и огромным опытом для меня — оказаться в тот момент рядом с этими музыкантами.

— Вы пожили в Питере, потом перебрались в Москву. В известном вечном споре между этими двумя городами на чьей вы стороне — где лучше?

— Я на стороне хороших людей, моих друзей, которые живут в этих городах и с которыми меня связывает многолетняя дружба и творческие отношения. Вот мы до сих пор с Димой Нагиевым поздравляем друг друга с праздниками, хотя он тоже то в Питере, то в Москве, и не забываем о том, как мы все начинали и через что прошли. Дружеские отношения всегда очень важны.

— Имея за плечами опыт петербургской консерватории по классу оперного вокала, поёте ли вы хотя бы иногда сейчас, ну хотя бы для себя, принимая душ например? И не приходила ли мысль сделать как Моби, который сначала был диджеем и мьюзикмейкером, а потом вдруг запел и поёт до сих пор?

— Про пение я давно уже забыл. Нужно постоянно тренироваться, а желания запеть не было. Мне не очень нравится мой тембр голоса.

— Почему всё-таки закрылось радио электронной музыки «Станция 106,8 FM», на котором в 90-е выросло целое поколение? Можно ли сказать, что вас выжили тогда из эфира, или на то были какие-то иные причины?

— Из-за долгов. Рекламу стали плохо покупать, и каждый месяц был минус.

Из эфира никто не выживал. «106.8 FM» переродилось в «Станцию 2000», а потом уже в «Динамит ФМ». Нужно сказать огромное спасибо РМГ [«Русской медиагруппе» — ред.], что они не отказывались от танцевального формата и всегда уважительно относились ко всем работающим на этих волнах.

— Функционирует ли сейчас ваша школа электронной музыки? И даёте ли вы мастер-классы для начинающих диджеев и электронных музыкантов?

— «Аудиошкола DJ Грува» работает и продолжает готовить продюсеров и диск-жокеев. Мастер-классы даю, а также принимаю экзамены у студентов, которые по завершении курса «music production» показывают свои треки.

— Чуть более года назад у вас родился сын Марк. Освоились ли уже в качестве отца семейства? Удаётся ли сочетать размеренную семейную жизнь с вечеринками или уже совсем остепенились?

— Это самое прекрасное, что произошло в моей жизни. Я знал, что я буду хорошим папой. Если любишь свою семью и работу, то такое сочетание — одно удовольствие.

— В прессе не раз утверждалось, что ваша супруга Дениза Вартпатрикова — бизнесвумен. А каким именно бизнесом она занимается, если это не секрет?

— Дениза 15 лет профессионально занимается коммерческой недвижимостью и является топовым специалистом в этой области. А ещё она прекрасная мама и любимая жена. (улыбается)

— Как так случилось, что Новый год вы встретили выступлением в Ессентуках? Всё-таки немного странно, что не в столице и не в кругу близких, а работая за диджейским «станком».

— Это нормально для каждого артиста — работать в Новый год. Это было, есть и будет, а близкие всё поймут и будут ждать тебя на следующий день за праздничным столом. (улыбается) Это своего рода особая энергетика — выступать на городской площади перед тысячами собравшихся и делить с ними один праздник, одну радость! 

— Как известно, вашим одноклассником в школе города Апатиты Мурманской области, откуда вы родом, был известный телеведущий Андрей Малахов. Кроме того, вашим земляком является блогер и радиоведущий Максим Кононенко. Общаетесь ли вы с ними сегодня? И почему так много получилось знаменитостей в таком относительно небольшом городке?

— Север всегда был кузницей знаменитостей. С Андреем мы дружили в школе и, даже когда уехали в Москву, продолжаем общение.

— Ваш последний на сегодня альбом вышел почти пять лет назад. С чем связана такая длительная пауза и когда порадуете публику новой студийной работой?

— Да, это так, но сейчас альбомы стали слишком «массивной» историей для слушателя, поэтому я переодически выпускаю синглы, которые можно найти на главных площадках. В ближайшее время пойдёт активное движение по синглам и клипам, готовим релизы.

— У вас ведь есть и немалый опыт продюсирования других артистов — группы «Гости из будущего», певца Никиты. Есть ли у вас на сегодняшний день какие-либо подопечные и с кем бы хотелось поработать в этом смысле в обозримом будущем?

— Сейчас я не занимаюсь продюсированием, но помогаю нескольким проектам, один из которых — BLACK CUPRO, модный музыкальный DJ-проект, который взял «ПЕСНЮ ГОДА 2018» за совместную песню с группой BURITO. У ребят большие планы, и я им стараюсь помогать.

— Где-то писали, что вы занимались разведением котов и собак редких пород. По-прежнему ли у вас живут домашние питомцы и сколько их?

— Не-е-ет. (смеётся) Разведением не занимался. В определённый этап моей жизни со мной проживали шесть котов и две собачки. Сейчас в нашей семье живут две собаки: корги, зовут Тюбик, и померанский шпиц, зовут Понита.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также