Новости дня

22 января, вторник










































21 января, понедельник



Stone Submarines пытаются оставаться собой и привлекать аудиторию Музыкой


Пиар-директор популярного исполнителя L'One со своей группой покоряют музыкальные чарты: Stone Submarines всего пять лет, однако ребята уже успели выпустить первую пластинку, которая расположилась в топе раздела «альтернативная музыка» в Apple Music. Трек «Under the Gun» уже долгое время занимает первую строчку в «горячих треках» этого жанра. Альбом добрался до 26-й строчки в общем чарте лучших альбомов iTunes, что можно считать победой для артиста не таких популярных музыкальных направлений, как хип-хоп или попса. Также в этом году группа приняла участие в двух крупных фестивалях: FIFA FUN FEST и «Дикая Мята».

 

Об истории группы, дуэте с певицей Manizha и отношении L'One к параллельной работе своего пиар-директора Sobesednik.ru рассказал Александр Шанин, 34-летний барабанщик группы Stone Submarines:

— Группа образовалась в конце 2013 года и прежде представляла собой трио. Я тогда играл в другой команде, «The Riots», которая в определенный момент распалась, и около года я жил без музыки, пока вокалист Николай Морозов не позвал меня на репетицию Stone Submarines, когда от них ушел прежний барабанщик. Порепетировав с ребятами несколько раз, я понял, что влюбился в их музыку и в совместное музицирование. У нас нет лидеров и мы не подписаны на лейбл, но внутренние рабочие процессы у нас распределены четко по ролям: кто-то занимается социальными сетями, кто-то поиском и коммуникацией с фестивалями, кто-то юридическими вопросами, кто-то пиаром, насколько это возможно. Ну и, конечно, музыка рождается совместно.

— Почему название и репертуар группы на английском языке?

— Название Stone Submarines было придумано вокалистом Николаем Морозовым. Оно вызывает несколько разных ассоциаций, круто звучит, несложно и, самое главное, на тот момент не было занято. Он еще не знал, кстати, что через несколько лет займется серфингом и поймет, что название емко описывает его стиль катания на доске.

Название на английском, потому что репертуар на английском. Репертуар на английском, потому что для нас главное — это музыка, а не тексты. Английский в нашей музыке звучит органично, а русский — нет. Ну и мы не хотим ограничиваться рамками одной страны, хотим, чтобы нас понимали слушатели из других стран — на английском это проще. Хотя не скрою, что за наш английский нас неплохо так травят на Родине, все просят петь на родном языке. (улыбается)

Stone Submarines

— К какому стилю вы относите себя?

— Честно говоря, отнести нашу музыку к какому-то определенному музыкальному стилю довольно сложно, и чаще всего мы стараемся уходить от её описания. Во-первых, потому, что это стезя критиков (всем привет), а во-вторых, незнакомые слова и определения пугают аудиторию. Ну смотри: человек увидел обложку пластинки, и даже, может, послушал её и ему понравилось, но потом прочитал в описании «неопсиходелик рок», и в голове появилась мысль: «Сатанисты какие-то». (улыбается) Поэтому пускай это будет просто легкий рок.

— Есть ли представители вашего стиля в России? Да и вообще, жив ли рок? Все говорят, что он давно умер...

— Артистов, играющих подобную музыку, в России нет. Звучит это, наверное, громко и самоуверенно, но, по крайней мере, я не встречал. Существуют аналоги на западе, но это совсем другая история.

Что касается суждения о том, что рок умер. В поисках ответа на этот вопрос летом 2018-го я отправился в город Мадрид на фестиваль Mad Cool, где выступали Tame Impala, Queens of the Stone Age, Nine Inch Nails, MGMT, Black Rebel Motorcycle Club и другие ребята. И стоя в стотысячной толпе возле сцены, со слезами на глазах я понял, что ничего не умерло, просто в России мы живем в информационной пропасти.

Про русский рок могу сказать, что этот парень уже давно пребывает в полумертвом состоянии , но лично для меня это параллельный мир, поэтому не скажу, что нахожусь в расстроенных чувствах по этому поводу.

В треклист дебютной пластинки Stone Submarines вошел трек «All Rise», записанный совместно с известной певицей Manizha, исполнительницей таких хитов, как «Люстра» , «Любил, как мог», «I Love Too Much».

— Мысль о сотрудничестве появилась сразу после того, как придумали основу трека, — рассказывает о дуэте Александр. — На следующий день отправили демку Маниже, а через какое-то время продолжили работу уже совместно. Вообще «All Rise» — не просто песня, а интереснейший эксперимент, в котором каждый из нас открыл себя с новой стороны, в каком-то смысле прогулка в собственное подсознание. Один мой товарищ, послушав её, сказал: «Саня, это песня Мира» — и это, пожалуй, лучшее определение этому треку. Другие варианты сотрудничества мы даже не рассматривали, сложно представить кого-то ещё на месте Манижи: она уникальный артист с мощнейшим голосом, благодаря которому трек обрел свою особенную атмосферу.

— Ты работаешь в «Black Star»  как они реагируют на твою «вторую жизнь», скажем так? Есть ли от них поддержка? Что думает о вашей музыке L'One?

— Не думаю, что кому-то, кроме нескольких человек, вообще интересно, чем я занимаюсь после работы. Мы можем существовать вместе под одной крышей в будни, но уж живем-то мы точно в разных галактиках, и это меня устраивает. У нас есть какие-то внутренние рабочие чаты, но я никогда не прошу о поддержке — зачем это нужно? Леван знает о группе, и вроде как она ему нравится — пойду уточню, кстати. (смеётся)

— В последние годы многие молодые музыканты с легкостью пробиваются в шоу-бизнес благодаря ВК, Apple Music и прочим таким площадкам. Так как конкуренция большая, у каждого своя фишка. Чем берете вы?

— Я с трудом могу назвать все происходящее шоу-бизнесом в полном его понимании. Скорее это конвейер по производству безликих мутантов. Да, механика попадания в топ, безусловно, изменилась, спасибо за это цифровым площадкам, но если задуматься — изменилось ли что-то на глобальном, качественном уровне? Раньше плясали нафталиновые мумии, а сейчас пацаны в сланцах, надетых на носки. Что лучше — черт его знает. Считаю, что наша главная задача — оставаться собой и привлекать аудиторию Музыкой.

— Сейчас модно такое понятие, как хайп. Кто-то экспериментирует с внешностью, кто-то пускает сплетни в прессу. Готовы ли вы на хайп в целях пиара?

— Конечно, после нашего разговора пойду в модный ночной клуб и раздам там всем люлей. Или набью на лице слово из трех букв — пусть про меня расскажут в новостях. Пиар, конечно, инструмент важный, но, может, уже музыку писать начнём, ребята? (смеётся)

— Так как вы молодой коллектив, у вас на музыку более свежий взгляд. Кто сейчас в российском шоу-бизнесе на пике, на ваш взгляд? У кого новые идеи и звучание?

— На пике сейчас непонятные для меня артисты, не буду их имена произносить, но очень круто, что параллельно со всем этим существует другой мир с другой музыкой. Мне импонирует Манижа и тот факт, что она продолжает гнуть свою линию, дико кайфую от Montezuma’s Revenge. Отношусь с большим уважением к Therr Maitz, Tesla Boy, Pompeya, Cruel Tie. Вообще интересных артистов у нас в стране — огромная масса, только, к сожалению, никто про них не рассказывает.

— Вы за короткое время смогли отыграть уже несколько больших концертов в Москве , да еще и на хороших площадках. Трудно было собрать зал?

— До солд-аута нам еще работать и работать. В марте следующего года в Москве пройдет большая презентация нашей дебютной пластинки «Stone Submarines», которую мы выпустили 13 декабря. Вот это серьезная для нас планка, которую мы обязаны взять. Собрать зал — задача не из простых, потому что музыка специфическая для российского слушателя. Хотя, в Европе, Америке или Австралии артисты, работающие в подобной стилистике, собирают большие залы и живут полностью этим. В общем, нам есть куда стремиться.

— Вопрос как пиарщику: насколько сложно пробить группу вашего стиля в наш шоу-бизнес?

— Сложный вопрос. Мое жизненное правило — «нет ничего невозможного, все границы в твоей голове», но в данном случае, боюсь, массовая аудитория пока не готова к такой музыке. Я не питаю никаких иллюзий и четко это понимаю, поэтому наша главная цель все-таки двигаться в другом географическом направлении. Хотя мы ребята открытые, если вдруг кому из рэперов будет интересно совместный трек сделать, давайте замутим. (смеётся)

— Какова ваша глобальная, скажем так, цель на сцене? Что вы хотите донести своим творчеством?

— Наша главная цель, находясь на сцене — максимальное освобождение от всех возможных внутренних переживаний и жизненных сложностей, чтобы доносить это чувство свободы и легкости до слушателя.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания