Новости дня

22 октября, воскресенье















21 октября, суббота























20 октября, пятница






Мама Наташи Королевой скучает по телевидению


Мама певицы Наташи Королевой Людмила Порывай рассказала, почему она стала редко появляться на телевидении.

Три года назад яркая и энергичная мама Наташи Королёвой – Людмила Порывай – каждый день заряжала позитивом зрителей «Первого канала». Ее появление в кулинарной программе «Время обедать» стало настоящей сенсацией! После закрытия шоу Мама Люда вернулась в Майами, где живет последние двадцать лет. В эксклюзивном интервью Порывай откровенно рассказала об американских буднях, обручальном кольце первого мужа, которое Наташа Королёва носит вместо бриллиантов, а также о бывшем зяте Игоре Николаеве, который следил в бинокль за ее романтическими свиданиями.

– После закрытия вашей кулинарной программы вы стали редко появляться не только на телевидении, но и в России. Скучаете по тому времени?

– А как же! Очень скучаю и даже не скрываю этого. Я живу в Америке, часто езжу в Европу, бываю на Украине, и везде люди мне говорят: «Боже, какая хорошая была передача!» Там же показывали не только интересные рецепты. Мы и пели, и читали стихи, и рассказывали о традициях разных народов мира! Сначала нам писали сценарий, а потом перестали. Сказали, что экспромты у нас с Наташей получаются гораздо интереснее. Ведущие «Первого канала» шутили: «На телевидении в 70 лет уже давно все на пенсии, а тебя только на работу взяли! Ты войдешь в Книгу рекордов Гиннесса – больше таких нет!» Ко мне все относились очень тепло. Александр Васильев из «Модного приговора», когда меня видел, делал комплименты: «У тебя прическа цвета борща!» Наташа смеялась: «Мама, тебе надо на него обидеться!» А мне даже нравилось.

Известие о том, что программу закрывают, для меня стало неожиданным! Мы же ушли на самом пике популярности – рейтинг у «Время обедать» был сумасшедшим, выше, чем у «Новостей». И вдруг нас закрывают! Сказали, что выпуск программы очень дорого обходится! Нам ведь все продукты покупали с рынка, поварам тоже платили: они просто так приходить не станут. А еще сто человек сидели в зале в массовке – их труд тоже оплачивался. В общем, передача была дорогая. Я сначала, правда, подумала, что существуют другие причины. Мне казалось, что нас с Наташей заменят другие люди, но, видите, ведущие не поменялись и передача не возобновилась. Очень жаль!

– Может быть, вам стоит намекнуть Наташе: «Пойдем на другой канал!»

– Наташа, наверное, не так скучает, как я. Она – гастролирующая певица, у нее нет проблем с работой. А я скучаю, потому что двадцать лет прожила в Майами и никогда не думала, что смогу стать телеведущей. Помог случай. Андрюша Малахов приехал в Майами – он в то время участвовал в программе «Две звезды». И Барбара Брыльска, которая сидела в жюри, ему сказала, что у него диафрагма не на месте. В общем, мы с ним позанимались и нашли диафрагму (смеется). Андрюша как-то между делом обронил: «У нас на Первом канале намечается новая программа. Мама Люда, вы бы не пошли с Наташей ведущими?» Я пошутила и забыла. И вдруг через два месяца мне звонят и предлагают приехать на пробы. Тут же набираю Наташе, а она в ответ: «Мама, что такое? Приезжай в Москву!» Я знаю, что на роль ведущих пробовали много семейных пар: и маму с дочкой, и мужа с женой, но мы понравились больше. Вышли в эфир уже через три дня.

Ради работы на «Первом канале» мне пришлось оставить свой бизнес в Америке. Когда я много лет назад оказалась в Майами, не знала, чем буду заниматься. А так как я по образованию музыкант, дирижер, стала проводить уроки фортепиано с детишками. А уже позже открыла школу одаренных детей, которая гремела на весь Майами. Русские в Америку все прибывают, а дети, которые там рождаются, не говорят на родном языке. Я преподавала музыку на русском языке. В результате у меня образовалась очередь. Я поняла, что одной не справиться, взяла еще педагога. Мои ученики не просто машинально играли, они знали биографии всех великих композиторов. Когда программа появилась, я не могла работать и там и там, поэтому школу пришлось закрыть. Сейчас я опять возобновила уроки. Об открытии школы не думаю. Но Наташа говорит: «С твоими способностями еще не вечер, погоди!» Дочь и сама меня регулярно подбивает на разные интересные поступки. Недавно я выступала в Кремле на ее юбилейном концерте.

– Волновались?

– Я дирижер, закончила консерваторию, в свое время руководила громадными коллективами, с которыми ездила на разные конкурсы, поэтому выступать в Кремле не боялась. Переживала за здоровье. Наташа тоже из-за этого переживала. Звонила и спрашивала: «Мама, ты меня не подведешь? Ты со своим давлением договоришься, чтобы оно не бахнуло в неподходящий момент?» Я ей отвечала: «Обещать, Наташа, не могу, но буду очень стараться! Если ты считаешь, что я в 70 лет должна спеть в Кремле, то я это сделаю!» У меня фактически и репетиций не было. Сказали, что выезжать на сцену буду в чайнике. Перед концертом показали, как это будет, и всё. Я себя уговаривала: «Людмила, если споткнешься, тебе простят. Главное, чтобы у Наташи было все хорошо!» Больше переживала за нее. Когда начался концерт, через меня как электричество стало проходить.

Я свое волнение на людях не показывала, залезла в чайник и там сидела. Вдруг слышу, как Андрюша Малахов говорит на весь зал в микрофон, что мне семьдесят лет! Я, конечно, свой возраст не скрываю, но и не афиширую! Думаю: зачем же он это сказал? Люди увидят, что я выезжаю в чайнике, и подумают, что уже сама ходить не могу! Стала себя успокаивать: «Люда, ты должна показать, что тебе не 70 лет, как в паспорте. А всего 30, как в душе!» У меня в карманчике были таблетки. Я три штучки валидола под язык положила и поехала! Поставила себе задачу: я должна всколыхнуть Кремль, и у меня получилось. Даже наш сосед Володя Винокур не ожидал, что я пою. А ведь мне зять Костя (муж сестры Наташи Королёвой. – Ред.) сочинил песню «Пальчики оближешь!».

– На этом концерте Наташа впервые за долгие годы выступила с Игорем Николаевым. Для вас их дуэт не стал неожиданностью?

– Я считаю преступлением то, что они не выступают вместе. Мало ли что может произойти в личной жизни? Сцена – это совершенно другое. Я в прекрасных отношениях с Игорем – мы с ним не остались врагами. Он меня поздравляет с праздниками, я его тоже. Я и маму Игоря – Светлану Митрофановну – люблю. Мы же люди! Что поделать, если они разошлись. Так случилось – видно, сверху было предрешено.

В Кремле их приняли на ура! Представляете, если они дадут совместный концерт – им можно неделю, а то и две выступать! Людям песни, которые написал Игорь, помогали, вели по жизни. Они выросли на этих хитах. Я заметила, что в тот вечер Игорь волновался, не знал, как себя вести. Он никогда не надевал очки на сцене, а тут появился в них. Зрители были в восторге: какие овации им устроили! Игорь не ожидал такой бурной реакции со стороны людей.

– Говорят, в свое время Николаев следил за вашими свиданиями с нынешним мужем. Это правда?

– Игорь всегда ревниво относился к своим женщинам. Мой первый муж умер от радиации, полученной в Чернобыле. Для нас это стало трагедией. Наташа папу обожала и до сих пор вместо бриллиантов на шее носит его обручальное кольцо. Говорит, что оно ей помогает по жизни. С моим характером одной жить невозможно: я ужасно не люблю одиночество. Наташе и Игорю сказали: «Ваша мама встречается с эмигрантом, у которого умерла жена!» Николаеву было небезразлично, с кем его теща встречается. Чистое любопытство, хотя я ничего не скрывала. Хотите увидеть? Пригласите в гости – я его приведу. Но они не приглашали.

Мы прогуливались с моим будущим мужем, кстати, его тоже зовут Игорь, вдоль океана, а в это время Наташа с Николаевым из бинокля за нами наблюдали. Потом спустя какое-то время зять говорит: «Мне сказали, что твой ухажер – картежник и бабник!» Мой Игорь потом ответил: «Картежник – может быть. Но вот бабник – никогда!» Мы со вторым мужем прожили уже 25 лет. И в первом, и во втором браке я счастлива. Наверное, по жизни такая везучая. Но могу еще сказать, что мной и Наташей дирижировать нельзя. Мужчины бессильны в этом случае, мы с ней дрессировке не поддаемся.

– Наташа с Тарзаном вместе уже 15 лет! Вы считаете, что у них идеальная семья?

– Да! У них есть взаимопонимание и нет эгоистичного отношения друг к другу! Наташа полгода занималась подготовкой к концерту, и Сергей ее не отвлекал. Он сам себе и постирает, и купит продукты, и приготовит. Мне нравится, как он относится к дочери. Они сядут вдвоем на кухоньке и шепчутся, шепчутся… А что еще маме нужно? Главное для меня – семейный покой.

– Чем зятя балуете?

– Я знаю, что он все время на диете. Когда приезжает в Майами, всегда готовлю борщ по фирменному рецепту. Покупаю индеечку – готовлю котлетки. Я их приучила к овсяной кашке на воде, без молока, соли и сахара. Поначалу им не нравилось, но теперь едят вместе со мной. В Майами я стараюсь их не тревожить и всячески оберегать их покой. Они с пляжа возвращаются, а обед уже готов. Мне хочется их побаловать разными вкусностями, и я с большим удовольствием это делаю. Хотя Наташа тоже от многого отказывается. Она, например, обожает мучное, очень любит сырнички. Но себе не позволяет. Она маленького роста – метр с кепкой в прыжке. А сцена ведь все увеличивает, поэтому ей нужно держать себя в форме. Ведь дочь нигде не переделана – ни сверху, ни снизу. То, что природа ей дала, то и есть.

– Ваш внук Архип уже второй год живет в Майами. Освоился в Америке?

– Честно говоря, нет. Архипчик – очень послушный мальчик, ему в феврале будет 15 лет. В Москве он учился в потрясающей гимназии, дорогостоящей. Наташа и Сережа платили бешеные деньги за обучение, а ребенок не заговорил на английском. Он понимает, что ему говорят, а сам сказать не может. Я дочь уговаривала: «Послушай, он уже большой мальчик. Пусть на годок приедет в Майами», Наташа согласилась. И действительно: Архип побыл здесь всего один год и стал свободно говорить по-английски. Но он не любит Америку. Внук обожает Россию – у него там все друзья. Сейчас в Москве Архип бывает редко. В Америке с обучением строго: если отстанешь, уже не догонишь. Он занимается и фортепиано, потому что бабушка хочет. Я переживала: у нас семья музыкантов, а Архип не играет. Вот теперь играет, хотя ему это не очень нравится. Он не собирается быть музыкантом – и слава Богу, хоть один пойдет не по нашим стопам. Хотя сейчас у него такой возраст, что все меняется. Так что не будем забегать вперед.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания