Новости дня

17 октября, вторник














16 октября, понедельник





























"Позвоните Вовану и Лексусу и спросите, договорились они или нет"


Адвокат Филиппа Киркорова рассказал, что Дидье Маруани предлагал сделать из его клиента «блин».

Александр Добровинский поздно вечером в своем офисе рассказал о некоторых деталях, связанных с задержанием известного французского музыканта Дидье Маруани и его адвоката Игоря Трунова. Главная из них состоит в том, что переговоры якобы от имени российского артиста с французом вели пранкеры Лексус и Вован. По версии Добровинского, это была их инициатива. Позже пранкеры якобы сами обратились к адвокату Киркорова, предоставив переписку и телефонные переговоры.

Впрочем, г-н Добровинский во вторник вечером так и не предоставил вещдоки журналистам.

— Филипп принял решение и обратился в правоохранительные органы, — рассказал он на импровизированной пресс-конференции у себя в офисе. — Они всё проверили довольно точно. Я снимаю шляпу перед этими ребятами. Проверяли скрупулезно. Может быть, потому что Дидье Маруани — звезда, серьезный музыкант. И, поверьте, никогда не пошли бы на задержание этих двух людей, если бы не увидели состав преступления.

Маруани приехал в Москву и позвонил мне. Я никогда с ним не разговаривал, не посылал ему ни одного e-mail’a и вообще не знал о его существовании еще месяц назад. Он позвонил и сказал: «Ну что? Или пресс-конференция джентльменская и мы говорим, что мы все решили за миллион евро, или я иду вместе с Труновым и делаем, фигурально выражаясь, из Киркорова блин». Я позвонил Филиппу. Киркоров сделал то, что должен был сделать, — рассказал адвокат.

— Дидье Маруани приехал с очаровательной девушкой для того, чтобы получить миллион евро. Ни о каком подписании мирового (соглашения) не было никакой речи. Никаких бумаг никто не привез, хотя об этом Трунов действительно говорил, что «мы подпишем». Знаете, что говорил Дидье Лексусу и Вовану? «Это будет совершенно конфиденциальная информация. Никто не узнает. Ты мне даешь, Филипп, миллион евро, вообще все будут молчать». Но Трунов все это сливал в прессу, поэтому в понедельник, когда прилетел Маруани, все возбудились. А Киркоров ни одного раза не разговаривал ни с кем.

Филипп написал заявление и сослался на три статьи. Пункт «б» части 3 статьи 163 УК «Вымогательство», особо крупное — с 3 до 15 лет, часть 2 статьи 128 УК «Клевета» и часть 1 статьи 137 УК «Распространение сведений о частной жизни», — резюмировал Добровинский.

Адвокат Киркорова особо отметил, что его клиент не является автором музыки, а претензии предъявляли именно ему, а не композитору Олегу Попкову, из-за «жажды денег».

Добровинский не распространялся на тему, корректно ли трактовать переговоры о заключении мирового соглашения, тем более с третьими лицами, которые себя выдавали за артиста, как вымогательство.

— Вы позвоните завтра Вовану и Лексусу и спросите: они договорились о том, что им платят миллион евро и подписывают мировое соглашение, или нет, — сказал Добровинский, отвечая на вопрос Sobesednik.ru. — Киркоров мировое соглашение подписывать не мог: он до сегодняшнего дня Маруани не видел и не разговаривал с ним.






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания