Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Михаил Муромов: Автобиография будет неприличной – бабы, гастроли и опять бабы

«Только звезды» №18-2016

Михаил Муромов // Анатолий Ломохов / Global Look Press

Михаил Муромов рассказал Sobesednik.ru, как выживает на 15 тысяч в месяц и кто из звезд мешал его карьере на сцене.

В советские времена по нему сходили с ума все женщины Советского Союза. Его «Яблоки на снегу» и «Странную женщину» поют до сих пор. А он живет на пятнадцать тысяч рублей в месяц. Об этом, а также о том, куда дел миллионы, заработанные на фарцовке, почему не верит в успех Лазарева на Евровидении и как пытался уберечь от тюрьмы продюсера Айзеншписа, Муромов рассказал в эксклюзивном интервью Sobesednik.ru.

– Михаил, ваши коллеги не устают жаловаться на кризис: концертов стало меньше. Вы сами на себе кризисную историю ощущаете?

– Я не ощущаю, потому что у меня замечательная пенсия – 15 тысяч рублей. Если аккуратно ее разложить и скромно питаться, то можно прожить. Правда, непонятно почему постоянно дорожает квартплата. А так мне особенно тратиться не на что. Я в этом плане совершенно спокойный человек: мне большие деньги не нужны. Вещей у меня запасено много. Разве что на могилки предкам покупаю цветочки. В общем, не жалуюсь!

– Неужели вам хватает пятнадцати тысяч?

– Да, конечно. У меня, правда, еще есть проценты с вклада и периодически приходят авторские. Но у нас их воруют. Сегодня я получаю меньше авторских, чем получал в далекие времена, когда доллар был шесть рублей. Тогда мне платили в месяц тринадцать тысяч, а сейчас такая сумма приходит один раз в квартал. Представляешь? Где деньги? Туда трудно подступиться, понять, что и куда уходит. За двадцать исполнений песни «Яблоки на снегу» я получаю 95 копеек. Смешно? Театр «Модерн» вот хорошо платит – от них приходит по четыреста рублей за спектакль. Другой театр, я узнавал, мне отчисляет полторы тысячи за «Странную женщину», а мне приходит из этой суммы всего два рубля. В общем, авторские минимальные. Другое дело, если бы я книжку написал с хорошим тиражом, тогда миллиончик бы получил.

– Так в чем же дело? Нет желания?

– Желание есть, а вот фабулы нет. Если автобиографию писать, она не очень приличной получится. Бабы, гастроли и опять бабы (смеется). Хотя приличное тоже есть. Я спасал людей. У меня спасенных на воде только человек двадцать. Был случай, когда я за один день спас пятерых человек. В Джубге был серьезный шторм. С одной стороны – керченский шторм, а с другой стороны – батумский. Они соединились, и получилось что-то невообразимое. А кругом продается красное вино. Народ выпивает и лезет купаться. То и дело прыгал, спасал их. В тот день пришлось вынимать и спасателя. Он пытался кинуть круг одной парочке и сам так устал, что повис на нем. Вот я троих человек и вытаскивал на берег. К концу дня у меня уже у самого все тело пошло синими блямбами. Врачиха даже заметила! Мне не страшно было. Я в воде себя чувствую гораздо лучше, чем на земле. В горах я тоже спасал, на речках. Помню, одну девочку вынимаю, ставлю, а там мелко – всего сантиметров сорок. Только отворачиваюсь – она уже лежит в воде. Из-за шокового состояния не могла даже держаться на ногах! Пришлось выносить на берег. Я не только людей спасал. Помню, в студенческие времена на уборке капусты спас двух зайчат. Только собрался кочан рубить, смотрю, а под ним зайчата. Я их вынес. Надеюсь, зайчиха нашла!

Женщин всегда привлекали обаяние и чувство юмора певца / Владимир Чистяков

– Может, вам стоило в спасатели пойти, а не на эстраду?

– На самом деле я мог бы пойти в изобретатели. Если бы знал, что возникнет патентная система и я смогу получать по патентам деньги, трудился бы в науке. У меня хороший изобретательский ум. Но, когда я учился в институте, были авторские свидетельства. Я должен был вписать в свое изобретение еще человек пять или семь. После аспирантуры получал бы 153 рубля – это же смешно. Каждый день ходить на работу за гроши. Ну, стал бы я со временем кандидатом – мне бы платили 250 рублей. Это все несерьезно. Мне предложили в то время в ресторан идти заместителем директора. Обещали платить полторы тысячи рублей в месяц. Причем я попросил четыре месяца свободы и уехал отдыхать. А мне все равно платили эти деньги. В общем, я забил на науку. Когда пришел в ресторан, посчитал, что метрдотелем буду получать больше. Так и вышло. Выходило по две тысячи рублей в месяц!

– Говорят, вы еще хорошо зарабатывали на фарцовке!

– Это правда. Иногда в день выходило по полторы тысячи рублей. Но я никогда не умел деньги собирать, они у меня сквозь пальцы утекали. Но я же не каждый день на фарцовке столько зарабатывал. Приходилось порой фильтровать, смотреть, кто дежурит из милиционеров. Однажды меня взяли, а у меня три пластинки с собой. Спрашиваю у него: «Что ты хочешь?» В общем, пришлось отдать три пластинки, и он меня отпустил. В другой раз задержали, когда у меня на кармане было 800 долларов, 400 рублей и двое часов на руках. Тогда за валюту сажали. А мне по суду дали всего пятнадцать суток. Как так вышло? Благодаря моему характеру. Судья говорит: «Ты такой разговорчивый, тебе бы адвокатом быть! Ты понимаешь, что ты на пятерку (пять лет – Авт.) летел?» Я ей: «Понимаю, но я же все рассказал!» Она улыбнулась: «Так поэтому я тебе и дала пятнадцать суток». Самое смешное, что мне потом отдали и часы, и все деньги, которые забрали. Когда сидел на сутках, сдружился с генералом. Нарисовал им большую карту, несколько транспарантов, а еще, так как был спортсменом, сбегал за них на соревнованиях. Пробежал по Садовому кольцу. Помню, мне за это милиционеры даже потом давали бутерброды. Я их все взял и в камеру принес, с ребятами поделился. Меня там все уважали! В общем, вышел и снова занялся фарцовкой!

– Это вы там познакомились с продюсером Айзеншписом?

– Да, но тогда он не был продюсером. Он фарцовкой занимался. Айзеншпис – великий человек в плане шоубизнеса. Даже когда фарцевал, в клубе «Энергетик» устраивал бесплатные вечера по выходным. Для души! Тогда были модны хиппи, они к нему приходили. А Юра всегда говорил: «Мне хочется, чтобы звучала хорошая музыка». Я ему аплодирую всегда. Единственное – он был неосторожен. Ему нужно было быть более аккуратным.

Покойный продюсер Айзеншпис тоже начинал с фарцовки / архив редакции

– Что вы имеете в виду?

– Когда он первый раз отсидел пять лет, занялся золотыми монетами. Я его предупреждал: «Юра, ты пятерку отсидел. Тебе теперь 12 светит за фальшивомонетничество!» Он не послушал, а так и вышло. Отсидел в итоге 17 лет. Когда вышел из тюрьмы, мне его стало жаль. Я взял его к себе администратором. Так он пытался меня обмануть на первых концертах. Пришлось придавить его по-серьезному. Мы с ним вскоре работать закончили. Я стал выступать один, а он занялся «Технологией», Цоем, потом Билан к нему приблудился. Там у них творческое единство получилось билано-шпицовое. Но в принципе мне Билан нравится. Парень молодой, ничего так поет, прыгает.

– А Лазарев? Что вы думаете по поводу его участия в Евровидении?

– Сомневаюсь. Больше ничего не скажу. Лазарев ничего, кстати. Им бы с Биланом и со Шпицом спеть всем вместе – вообще был бы класс. Трио такое интересное!

– А вам самому на Евровидение никогда не хотелось?

– Нет, мне неинтересно. Мне достаточно, когда Вилли Токарев ко мне подходит и каждый раз говорит: «Слушай, как же ты My Way поешь! Даже Фрэнк Синатра отдыхает». Но и Фрэнк, и Элвис – это все кинопродукты. Вот сейчас и Билан в кино снялся – это ему даст сильный толчок.

– Михаил, зарабатывая такие большие деньги, на что их тратили?

– На что я тратил? С мамой делился, хотя она сама неплохо получала. Машина у меня была, ездил на отдых, возил с собой друзей, девчонок!

– От них, наверное, у вас отбоя не было: симпатичный, богатый!

– Я и сейчас не жалуюсь. Темп в этом деле я не останавливаю. Только остановишься, как тут же сгоришь. Недавно я был в гостях у Андрея Ковалева, мы с ним разговорились на эту тему. Оказалось, он тоже так считает. А я это еще в армии заметил. Допустим, две недели пропустил нужную для организма физкультуру – и уже настроение другое. Бойцовский дух пропадает, стимул.

Многих артистов убрали с телеэкрана люди со связями / Мила Стриж

– А где вы сейчас знакомитесь? На сайтах знакомств?

– Нет, на сайтах не знакомлюсь. Могу по дороге познакомиться или же на банкете. Меня часто приглашают на разные мероприятия. Я запишу координаты пяти женщин, а потом их прозваниваю. Две из них точно попадаются! Мне нравятся девушки со спортивными фигурами и с фигурой «гитара». Спортивные нравятся, потому что тугие. Их приятно трогать, помять можно! У гитарных тоже есть что потрогать. Прикосновения для меня очень важный аспект. У меня была одна девушка, очень соблазнительная. Мы с ней целовались, обнимались, даже какое-то время жили вместе, но контакта кожного не было. И не сложилось. Мне надо, чтобы влажная кожа была, влекомость. Вот как у одной моей дамы из Мексики. Она умела позы разные принимать и так вставать, что тут же ее начинал желать! А еще взгляд такой сделает! Даже сейчас его помню!

– Почему расстались?

– У нее муж вышел из тюрьмы, и она к нему вернулась. А для меня тема свадьбы – табу. В загс не хочу. Зачем мне жениться? У меня есть круг подружек, которые женские работы выполняют. Мне этого достаточно. Так что я свободен и могу с кем-нибудь познакомиться в любой момент.

– Это правда, что, когда вы начинали, вам не давали пробиваться?

– Да. Юра Антонов просил, чтобы меня вырезали из «Утренней почты». Я ему недавно как-то сказал об этом на одном банкете, так он так взбесился! Мы с ним знакомы с 1966 года, столько народа вместе оттоптали! В свое время сильно были дружны с ним, по-настоящему. Сейчас уже нет. В последнее время у него стало какое-то другое мышление. Я думаю, что он уже думает о высоком. Но не только Антонов. У Пугачевой, например, просто люди на зарплате сидели. Получали деньги, выполняя ее пожелания.

– И что она говорила? Уберите Муромова, я его не хочу видеть по телевизору?

– Почему только Муромова? Вы думаете, я что, один такой? А где, например, певица Анастасия, которая пела «Королеву золотого песка»? Ее нет. Потому что она похожа на Пугачеву, а поет даже лучше ее. Всё это гнусные дела, но так было всегда. Я не обижаюсь на Пугачеву: это в порядке вещей.

Выйдя из тюрьмы, Айзеншпис попытался обмануть Муромова / Анатолий Ломохов / Global Look Press

– А ей вы говорили об этом?

– Нет. Я с ней особенно не вижусь: у нас разные компании. Один раз сидели вместе за столом, когда я организовал «Старко». Но говорить не стал: не привык отвлекать женщину от еды. Кстати, при всем этом мне как-то Укупник рассказывал, что она очень уважает мое творчество. Ну что ж, и на том спасибо!

/В тему

«Хожу пешком по семь километров!»

Михаил Муромов всегда находится в прекрасной форме. Певец уверен: в этом ему помогает спорт.

– В спортзал я не хожу, но спортом занимаюсь регулярно, – пояснил певец. – Хожу по холмам у себя в Крылатском. Мы с соседкой и ее мужем проходим по шесть-семь километров в день. Даже по льду, а это очень трудно.

Но наши прогулки дают нам заряд бодрости и сил.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания