Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Виктор Пеленягре: Басков 17 раз пел "Шарманку" президенту Украины

«Только звезды» №11-2016

Николай Басков // архив пресс-служб

Поэт Виктор Пеленягрэ рассказал Sobesednik.ru о конфликтах со звездами из-за песен и поведал, кому бы написал хит.

22 марта автору хитов «Как упоительны в России вечера», «Акапулько», «Шарманка», «Я вышла на Пикадилли», «Позови меня тихо по имени», «С высоких гор спускается туман» Виктору Пеленягрэ исполнится 57 лет. Sobesednik.ru встретилcя с поэтом в Центральном доме литераторов в Москве. Он рассказал о том, как родились знаменитые шлягеры, почему считает, что его песни портят, кому из молодых певцов хотел бы подарить новый хит и как складывается его вторая попытка построить семейное счастье.

– Родился я в Молдавской ССР, в селе Згурица, в простой семье: мама работала медсестрой, отец кем только не был – и электриком, и разнорабочим. Три года назад не стало мамы, она умерла в 86 лет, можно сказать, исчерпала свою жизненную энергию. Отец умер год назад, его сгубили вредные привычки – он пил и курил до последнего дня, при этом дожил до 86 лет, но я думаю, что он был запрограммирован на более долгую жизнь.

О своем поэтическом призвании Виктор Иванович знал еще со школьной скамьи. Первое стихотворение написал в 7 лет, будучи учеником первого класса.

Виктор Пеленягрэ / личный архив

– Я этот детский стих – «Белые зубки, алые губки, дай поцелую тебя» – посвятил своей однокласснице Сильве, в которую тогда был влюблен. Она меня, можно сказать, окутала своей красотой. После школы почему-то пробовал поступить в Кишиневский государственный университет на исторический факультет. Мне тогда казалось, что я очень хорошо знаю историю, но меня туда не взяли. В итоге поступил в техникум, получил образование каменщика-монтажника, даже получил четвертый разряд. В итоге, конечно, в этой профессии я не остался.

Помню, нас было 17 человек каменщиков, среди них почти все отсидели, так что контингент еще тот был. После этого я решил, что, прежде чем покорять Москву, надо получить высшее образование. Поступил в Калужский педагогический институт, окончил его по специальности «учитель русского языка и литературы». Потом мне удалось поступить в Литературный институт им. Горького в Москве. За место в этом вузе была невероятная конкуренция, ничуть не меньше, чем, например, в театральных институтах. В 1986 году я окончил Литературный институт и пустился в свободное плавание. Тогда же понял, что штурмовать высоты в столице нужно бандой, поэтому создал Орден куртуазных маньеристов – некий большой театр в поэзии (маньеризм – течение в европейском искусстве XVI века, отличающееся напряженностью образов и манерностью форм. – Авт.), куда входил в частности писатель Дмитрий Быков.

Орден куртуазных маньеристов / рelenyagre.ru

Виктор Иванович оказался успешен не только в поэзии, но и смог реализоваться как автор многих бессмертных хитов. Он написал слова ко многим известным песням.

– Как-то пришел в гости к своему знакомому, а он в это время писал какую-то песню. В общем, мы с ним поспорили на пиво, что я за 10 минут напишу песню. Выиграл – уложился в 9 минут. Эту песню под названием «Ностальгическое танго» в 1988-м исполнила рок-группа «Бригада С», которую основали в 1984 году Гарик Сукачев и Сергей Галанин. Когда я увидел эффект после написания песни, как ее принимала публика, мне это понравилось. Получилось так, что я делал не просто песни, а визитные карточки артистам. У группы «Белый орел» главный хит «Как упоительны в России вечера», у Лаймы Вайкуле – «Акапулько» и «Я вышла на Пикадилли», у Николая Баскова – «Шарманка», у Крылова – «Девочка», у «Любэ» – «Позови меня тихо по имени».

Раньше я не брал денег за песни, потом Лайма, услышав песню «Я вышла на Пикадилли» в 1995 году, сказала: «Сколько ты хочешь за эту песню? Это хит!» Я тогда ответил: «Так себе песнярка! Давай 300 долларов». На том и решили. А позже узнал, что только один билет на ее концерт в Москве столько стоил, и понял, что прогадал. С тех пор говорю исполнителям так: «Называйте свою цену». Как правило, выясняется, что я себя недооцениваю.

Лайма Вайкуле и Виктор Иванович познакомились много лет назад на вечеринке / Григорий Горячев / Global Look Press

Был такой период в творчестве, когда я считал, что композиторы и исполнители не так истолковывают смысл моих текстов. Например, мне казалось что танцы Лаймы Вайкуле отвлекают людей от смысла «Акапулько». Хотя, безусловно, хореограф Алла Сигалова ставила ей прекрасные номера, но они, на мой взгляд, были лишними. В самой песне заключается все. Мои любимые певицы – статичные, типа Таниты Тикарам, за исполнителем должна чувствоваться судьба. Хотя мне нравится агрессивная манера пения Ирины Аллегровой, я для нее написал песню «Хулиган». Импонирует и то, как поет Любовь Успенская. Чтобы мои тексты обретали ту кровь и плоть, которую в них закладывал, стал сам писать к ним музыку (наш собеседник окончил музыкальную школу, он умеет играть на многих духовых инструментах, на баяне и гитаре. – Авт.), а потом решил и сам петь. У меня есть даже альбом со всеми известными песнями, которые написал, в моем собственном исполнении.

– Наверное, были у вас серьезные разногласия с кем-то из певцов по поводу песен?

– Вайкуле отказывалась исполнять песню «Не спеши, дорогой» с тем текстом, который я написал. Там были строчки: «Не спеши, дорогой, ты сведешь меня с ума, не спеши, мой родной, все я сделаю сама». Лайма говорила, что это слишком откровенно и так она петь не будет. Я отказывался переписывать текст. В итоге она изменила на «Не спеши, мой родной, ведь волнуюсь я сама» – этим песня была безнадежно испорчена. Такие разногласия возникают сплошь и рядом. Поэтому я и решил сам петь то, что написал.

Самый большой ужас был, когда я первый раз услышал по радио песню «Как упоительны в России вечера». Я написал изначально так: «Балы, красавицы, пролетки, юнкера», а там спели «лакеи, юнкера». У меня был шок – какие лакеи, их в то время не замечали господа. Но уже было поздно переписывать песню, она пошла в ротацию. Говорили, что эту строчку изменил композитор Владимир Матецкий, ух я тогда хотел с ним поговорить... Это было ужасно. Я над этой строчкой очень долго бился, но, так как они не знали, что такое пролетки (легкая двухместная повозка. – Авт.), решили переписать мой текст. Последнее время пою вместо слова «пролетки» – «гвардейцы, юнкера» и считаю, что именно в моем исполнении самый правильный вариант.

– Сейчас молодежь слушает группы наподобие «Время и стекло», где текст строится на одном сочетании слов «Имя любимое твое, твое именно...», и таких глубоких смыслов как у вас, уже давно нет...

– Вот и я так думаю: надо возвращаться в шоубизнес, где ждут девушки, деньги и слава. А то меня там нет и слушать стало совсем нечего, – иронично подмечает Виктор Иванович. – Последнее время я отвлекся – писал роман «Пальцы веером, или Рулетка, железка и шары для неимущих», над ним работаю уже давно, написал по объему, как «Война и мир», теперь вот судорожно сокращаю. Это произведение обо мне, больше сказать не могу – прочтете. Надеюсь, что в этом году книгу напечатают.

Группа «Белый орел» многими своими хитами обязана Пеленягрэ / архив редакции

– Хотели бы для кого-то из молодых исполнителей написать песни?

– Я бы написал для Димы Билана или Сергея Лазарева, у них как раз таки нет «песен-визиток», которые напевала бы вся страна. Есть миф о том, как Николай Басков получил звание народного артиста Украины в 2004 году. Он 17 раз подряд спел «Шарманку» тогдашнему президенту Леониду Даниловичу Кучме. Вот такие песни нужны молодым певцам, которые знал бы наизусть каждый прохожий. По этим знаковым хитам судят о масштабе личности не только исполнителя, но и поэта.

Виктор Иванович со своей молодой супругой Ксенией. Им семейное счастье нагадала цыганка... / личный архив

При этом свою личность Виктор Иванович раскрывать не спешит, на все вопросы о личной жизни отвечает скупо, говорит, у поэта должна быть загадка.

– Я второй раз официально женат. Мою нынешнюю супругу зовут Ксения (девушка намного моложе героя нашей публикации. – Авт.), она – вольный художник российского бизнеса.

– Вы давно в браке? – пытаюсь уточнить я.

– Как говорил Гоголь: «Предостаточное количество», – уходит от ответа автор Пеленягрэ.

– У вас есть дети?

– Мопассан так писал: «Если встретишь ребенка, погладь его, может статься, что это твой ребенок!»

В каждой шутке, как известно, есть доля шутки. Так и в случае с моим уклончивым собеседником: романов, по его же собственному признанию, было очень много. О первом браке он говорить и вовсе отказался, назвал его «перевернутой страницей».

– Любой брак, любовный союз – это энергия заблуждения, когда она заканчивается, люди расстаются. На каждой девушке жениться невозможно, но я могу сказать, что счастливчик по жизни – мне повезло и с дамами, и с коллегами, и с профессией.

/Досье

По данным «Википедии», Виктор Пеленягрэ принимал участие в создании мистификации – книги стихов вымышленного древнеяпонского поэта Рубоко Шо в сотрудничестве с автором книги Олегом Борушко, анаграммой имени которого (О. Борушко) и является имя японского поэта.

Пеленягре во время празднования Масленицы / личный архив

Замешан в нескольких окололитературных скандалах, связанных с плагиатом. В частности, Пеленягрэ использовал без упоминания об авторе строки поэта Андрея Туркина в песне «А в чистом поле», а в тексте известной песни, ставшей всенародным хитом, можно уловить большое сходство со стихотворением Ю. Влодова, а также с одной влодовской строкой: «И небо – в голубых глазах поэта! И нервный скрип гусиного пера…»; в песне та же самая интонация: «И только небо в голубых глазах поэта. Как упоительны в России вечера!»

О себе Виктор Иванович Пеленягрэ сообщает, что в 1996 году получил Венецианскую премию за лучшую поэтическую книгу.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания