Новости дня

14 декабря, четверг













































Эрик Робертс: Пошлятина? О чем вы? Мы здорово повеселились

«Только звезды» №29-2015

Эрик Робертс // Андрей Струнин / «Собеседник»

Sobesednik.ru побывал на съемках «Максимального удара» в Москве и пообщался с голливудским актером Эриком Робертсом.

Голливудский красавец, который почти за сорок лет своей актерской карьеры (трудно представить, но дебют Эрика в большом кино в фильме «Король цыган», получивший «Золотой глобус», состоялся аж в 1978 году) разбил не одно девичье сердце, посетил российскую столицу. Приехал он по делу: снимается в блокбастере «Максимальный удар», который продюсируют наши люди – культурист и актер Александр Невский и Александр Изотов, основатель «Царь pictures» – кинокомпании, которая первой в России стала выпускать полнометражные фильмы голливудского формата.

Невскому и Изотову удалось созвать в свой новый фильм немало звезд и помимо Робертса: тут и Том Арнольд – близкий друг и партнер по боевикам Арнольда Шварценеггера, и «мачете» Дэнни Трехо, который сыграл в парочке культовых фильмов. Также в картину записались и ударники нашего шоубизнеса – от Анастасии Волочковой и Виктории Бони до Евгения Стычкина и Максима Виторгана. В такой компании голливудским звездам в Москве скучать точно не придется и без всякого осмотра достопримечательностей, на который в этот раз времени нет: съемки идут с вечера до утра, а днем кинобригада спит, из-за чего сдвигается весь график: то, что должно начаться в 12:00, начинается в 19:00, в результате чего Робертс и компания фактически живут по родному американскому времени, что им даже удобнее.

Sobesednik.ru напросился на целый съемочный день, который проходил не в такой уж дыре – в небоскребах «Око» и «Город столиц» делового центра «Москва-Сити». В тот день как раз снимались Робертс и Арнольд, которых наши башни совершенно не впечатлили – они у себя в Америке и повыше видали.

Эрик и Джулия Робертс / архив редакции

Несмотря на то, что это самые звездные актеры фильма, Эрика и Тома поселили в простые киновагоны без всяких излишеств. В фургончике Робертса даже свет не горел, а хлипкая дверь едва спасала его от шквалистого ветра и проливного дождя. Впрочем, Эрик и не жаловался, а оказался таким своим парнем – очень простым в общении и отзывчивым. Пока ждал начала съемочного процесса, чтобы скрасить себе и нам вечер, с удовольствием дал эксклюзивное интервью Sobesednik.ru. Вопросы его не волновали совершенно: Робертс готов был поговорить и о политике (в которой, впрочем, совершенно не разбирается, поэтому сказать ему все равно нечего), и о личной жизни (в которой сейчас мало что действительно интересного, кроме его сложных отношений с легендарной сестрой), и о чем угодно еще. А вот в остальном он капризничал: так, просил фотографировать его только сверху. Актер серьезно уверен, что за последнее время сильно постарел и вообще «уже не тот», и боится, что при неправильной съемке у него проявится второй подбородок или дряблое тело, хотя вживую он выглядел очень даже ничего. Единственное, Робертсу из-за перенесенной недавно операции было очень трудно стоять, поэтому всем желающим с ним пообщаться приходилось вставать на колени рядом с креслом, в которое усадили актера. Второго кресла просто не нашлось, да и это добыли с трудом. И еще Эрик наотрез отказывался общаться с кем-либо из россиян без переводчика, даже если собеседник заверял его в своем знании английского.

– Нет, нет, не надо мне тут ничего доказывать! – Робертс почему-то сразу пресекал все попытки показать, что Россия в этом плане культурная страна и что единственный человек, который у нас не дружит с языком Шекспира – министр спорта Мутко. – Кто мой переводчик? Кто мой переводчик? Без переводчика ничего не скажу!

Причем, даже если кто-то, уже стоя перед ним на коленях, все равно пытался хотя бы поприветствовать его в России на английском, он требовал переводчика повторять и это, хотя отлично все понимал. Ну странный он, хоть и милый, одним словом. Говорят, наркотическое прошлое таким образом иногда дает о себе знать. Я тоже готова была беседовать с ним через переводчицу, но тут Эрик опять удивил: смотрел на меня не отрывая глаз, так что все общение само собой пошло без «третьего лишнего», а переводчице разрешил от себя уползти. Говорил он открыто, но односложно: на каждый вопрос постарался дать максимально емкий и короткий ответ, из которого, впрочем, можно было узнать очень даже многое.

Закончив интервью, я попросила Эрика о фото на память. И тут он опять учудил. Сначала просто проигнорировал просьбу, несмотря на то, что до этого мило со мной ворковал, заигрывал и даже пожал руку. А потом сказал, что просто хочет от всего отдохнуть и на фото сил и желания у него нет никаких. Объяснял он мне это очень эмоционально минуты три, и в конце я чуть не заплакала. Отошла от него к знакомым мальчикам и стала жаловаться на причуды Робертса. Не успела закончить свой рассказ, как мальчики мне говорят: смотри, мол, он тебя подзывает к себе. И правда: стоит у своего фургончика Эрик и энергично машет мне обеими руками. Я бегу к нему, мальчики – за мной: фотографировать, пока опять не передумал.

Эрик Робертс с продюсером картины Александром Изотовым / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Нет, мальчики, назад! Не подходите сюда! – кричит Робертс так, словно они сейчас наступят на минное поле. Мальчики тут же останавливаются и из-за инерции чуть не влетают в проходившего мимо Арнольда. – Пусть подойдет ко мне одна!

Раз – и Эрик уже совсем другой: заходит ко мне сзади, обнимает за плечи и даже позирует, а потом еще и желает прекрасного вечера, как будто это не он всего пару минут назад посылал меня в самый конец титров. Все-таки действительно наркомания не проходит даром.

А потом, когда все было готово к съемкам, он пошел к башне «Город столиц» и заблудился. Те, кто вел его к небоскребу, просто не знали, как выглядит нужный – не все из них как-либо обозначены. Шел проливной дождь, темнело и холодало. Эрик грустил и нервничал. Мои мальчики хотели его проводить – они-то знали, куда идти – и нисколько не обиделись, что Робертс и их послал куда подальше. Но Эрик был непреклонен: качался из стороны в сторону и твердил, что не хочет, чтобы они за ним шли. Когда же ему cказали, что не они, а он может за ними пойти, тоже не сменил гнев на милость и потребовал, чтобы они показывали дорогу, но на большом расстоянии – метров в десять. То есть шел фактически по следам, оставляемым в свежих лужах. Такой он, звезда «Бродяги» и «Поезда-беглеца».

Еще одним продюсером боевика выступил Александр Невский / Андрей Струнин / «Собеседник»

Дойдя до места, Робертс тут же засел вместе с Арнольдом в дорогущем ресторане башни и был абсолютно безразличен к съемочному процессу. Актеров на массовые сцены тем временем набирали прямо с улицы: кто пришел и подходил по каким-то внешним параметрам и росту, того и сняли. У помощника режиссера даже не оказалось нужной одежды, и на роль папарацци, которые по сценарию преследуют героя Робертса, взяли по принципу: кто выглядел презентабельно, то есть был хотя бы в брюках и белой рубашке. Один из тех, на кого накричал Эрик, был даже в галстуке, поэтому его и поставили в сцену к голливудской звезде, хотя тот, может, и был не рад. Хотя, судя по моим наблюдениям за Робертсом, ему было скорее всего все равно: и кто с ним снимается, и где, и как. Он выглядел настолько ко всему равнодушным, что, может, даже и не особо отдавал себе отчет, в каком городе, в какой картине, у какого режиссера снимается, если вообще все эти подробности знал.

– Эрик, Sobesednik.ru приветствует вас в Москве! Вы когда-нибудь уйдете из кино или будете сниматься всю жизнь?

– К сожалению, продолжений многих полюбившихся картин и сериалов с моим участием больше не будет, но сам я не закончусь никогда. А буду ли я сниматься в сериалах? Несомненно, какие бы мне ни предложили. И на телевидении в качестве ведущего вы меня еще увидите.

– Труднее или легче работать с русскими режиссерами?

– Абсолютно одинаково.

– А что вы чувствуете, снимаясь в России?

– То же самое, что и везде.

– Но вам у нас нравится?

– Здесь превосходно, я влюблен в Россию, – улыбнулся Робертс и погладил меня по спине.

– Вы голливудская звезда первой величины, можете требовать на съемках все что угодно. Какой у вас райдер?

– Только одно пожелание – зеленый чай. И никакого мяса, я вегетарианец, а вот пиццу могу себе позволить – это моя самая любимая еда.

– А как же женщины?

– Нет, я очень-очень женатый человек и очень-очень счастливо женатый уже много-много лет. Я примерный семьянин, так что никаких женщин.

– Вы переиграли в кино много плохих парней. Это как-то испортило ваш собственный характер?

– Нет, но теперь я понимаю злодеев.

– А что вам больше всего нравится в съемочном процессе?

– Когда все закончено и ты ждешь выхода фильма на экраны.

– Эрик, я вас очень люблю и уважаю, но недавно вы снялись в страшной пошлятине – клипе Рианны, где она насилует, пытает и убивает женщину, а потом еще и ее мужа. Как вас туда занесло? Вам не стыдно?

– О чем вы? Это веселая рок-н-ролльная песня. Мы здорово повеселились на съемках, – ответил Эрик с невозмутимым лицом.

– И последний вопрос: как ваши отношения с сестрой Джулией?

– Ох. Могло быть и лучше.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания