Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Герои, дураки и зрелище: как России победить на Евровидении


Полина Гагарина // Global Look Press

Россия уже сделала для победы на «Евровидении» всё, что могла — и теперь эта победа у неё практически в кармане.

Судя по опыту последних лет, Россия без особого труда попадает в тройку призёров «Евровидения» — просто благодаря «географическому» принципу голосования, когда соседи поддерживают соседей. С таким количеством «младших братьев», как у нашей страны, странно не собирать хороший урожай зрительских симпатий.

Обсуждать номера прошедшего конкурса всерьёз трудно. Я наконец понял, о чём говорят люди, год за годом укоряющие конкурсные песни в однообразии. Пожалуй, впервые я поймал себя на мысли, что ни одну из композиций, прозвучавших на «Евровидении», невозможно представить себе на радио. Все они как будто были рассчитаны не на слушание, а на смотрение — смотрение на сцену, на которой что-то происходит, танцует, летает, горит, взрывается, рисуется. Собственно, победу шведскому исполнителю Монсу Сельмерлеву наверняка не в последнюю очередь принес визуально яркий номер.

По совести сказать, и сценой, и работой операторов и режиссеров трансляции на сей раз трудно быть довольным. Всё выглядело как-то мелкотравчато и суетливо — даже российский КВН, кажется, снимают и показывают качественнее. Есть даже маленькое подозрение, что организаторы это сделали нарочно: несмотря на юбилей, 60-е «Евровидение» вышло таким блёклым, что по крайней мере ближайший год никто не затмит в памяти народной эпатажного прошлогоднего победителя.

Впрочем, гораздо популярнее будет, наверное, другая конспирологическая версия: Россию опять преднамеренно утопили. Уже наутро после конкурса российские СМИ бросились цитировать зарубежных коллег, объяснявших неуспех Полины Гагариной кампанией, развернутой против России. Якобы даже организаторы постарались вложить в голову каждому: в России есть закон о «гей-пропаганде», в России притесняют геев.

Не знаю, насколько это централизованная кампания, но и правда как только в объектив трансляции из Вены попадали российские болельщики, поблизости обнаруживался кто-то с радужным флагом ЛГБТ-движения. Впрочем, отнесем это к таким же совпадениям, как и русские матюги в прямом эфире трансляции во время подведения итогов голосования.

Ещё кто-то из конспирологов наверняка вспомнит о политике. Здесь в каком-то смысле Россия сама подставляется, третий год подряд отправляя на конкурс артистов с песнями о том, как здорово всем дружить, взяться за руки и не воевать, а вместе весело шагать по просторам. Это очень плохо вяжется с агрессивной официальной внешней политикой государства и ещё хуже — с неофициальным участием России в войне на Украине.

Если же вам угодно оставить в стороне политику, то и с точки зрения музыкальной эта череда одинаковых песен за всё хорошее — довольно плохой симптом. Это просто скучно. Не знаю уж, действительно ли «Евровидение» такая музыкальная версия гей-парада, как нас порой уверяют, но очевидно, что зрителям этого конкурса не стоит ждать от России чего-то яркого и необычного, чего-то такого, что привлекает внимание.

Мы, как и все, производим помпезные, готовые лопнуть от собственной важности гимны из материала, для этого непригодного. И наш гимн миру во всем мире с аранжировкой от земли до небес, призванный, как в анекдоте, «закрыть тему», ничем не отличается от таких же напыщенных трехминутных посвящений вечной любви — или тому, как хорошо и правильно весить 159 килограммов (видимо, жалкая попытка угнаться за женщиной с бородой).

Наша исполнительница не одинока в том, как робко помавает руками. Не одинока даже в том, как трогательно расплакалась. И по гамбургскому счёту да по «географическому» голосованию эти гимны стабильно занимают второе-третье место. Уступая то бородатой женщине, то мультяшному клипу на неувядающую тему «родина ждёт героев, а рождаются дураки». То есть — уступая опять-таки зрелищу. Так что на безрыбье и Полина Гагарина сойдёт за «Аббу»: всё, что требуется России для победы на «Евровидении» — дождаться года, когда посмотреть будет совсем уж не на что.

Слушать-то там давно уже нечего.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания