Новости дня

26 мая, суббота















25 мая, пятница






























Вдова солиста "Ласкового мая" рассказала, как пережила смерть мужа


В августе прошлого года страшная автокатастрофа в Ставропольском крае унесла жизнь бывшего солиста «Ласкового мая» – красавца Юрия Гурова. В легендарной группе он не работал уже много лет, но поклонники помнили, знали и любили его.

С вдовой Юрия Мариной мы сидим в уютном доме в селе Привольное Ставропольского края.

Как эта красивая и сильная женщина прожила год без любимого, понимая, что он больше никогда не войдет в эту дверь, знает лишь она сама. Марина запретила себе думать о плохом, сохранив в памяти лишь самые светлые воспоминания.

– Юра был солнышком и для меня, и для наших двух доченек – Вики и Вероники, – рассказывает Марина. – Всякое бывало в нашей жизни, мы даже разводились, но потом снова сошлись. Но он никогда меня не обижал.

Юра рассказывал, как впервые меня увидел: «Блондинка, нос красный – на солнце обгорел!» И он сказал мальчишкам, показывая на меня: «Она будет моей невестой!» Он был старше на 6 лет. И вот мне 15. Женихов куча!

Однажды на дискотеке Юра подошел, всех кавалеров моих разогнал (улыбается) и пошел меня провожать. И мы стали встречаться. После 9-го класса я поехала учиться в краевой центр, жила в общежитии, Юра ко мне приезжал.

Однокурсницы ахали: «Это же солист «Ласкового мая»! А для меня – просто Юра. Он никогда не звездил. И позже, когда поженились, дома звездой была я (мягко улыбается).

Продюсер «Ласкового мая» Андрей Разин уверял, будто все участники коллектива – детдомовцы и он лично собирал их по детским учреждениям всей страны. Наверное, так было нужно для имиджа группы. На самом деле в казенных учреждениях воспитывались далеко не все. Юрий Гуров и его брат Андрей, например, росли в благополучной и дружной семье. Папа преподавал в школе физкультуру, мама трудилась продавцом.

– Я помню свое первое знакомство с родителями Юры, – продолжает Марина. – Он тогда первый раз попал в автоаварию – с приятелем встречали каких-то знакомых в Ростове, и в них кто-то врезался. Подробностей не знаю, но авария была такая, что трое пассажиров сзади разбились насмерть, а водитель и Юра серьезно пострадали.

Помню, в номере той машины были три шестерки, дьявольское число. Юра весь в бинтах, я пришла его проведать. Он представил меня своим родителям, а потом принялся угощать зефиром… Очень скоро я уже вошла в их семью.

Через год после свадьбы родилась наша старшая дочь Вика. Мне было 18 лет, ему 24. Бабушкам-дедушкам малышку вечером подкинем, а сами – то на озеро, то к друзьям. Вот когда появилась младшая, Вероника (ей сейчас почти три с половиной года – у дочек разница 15 лет), Юра наконец-то осознал, что такое отцовство. Как он над малышкой трясся!

На дочек он не мог накричать или наказать их. Говорил мне: «Марина, они же девочки, вы друг друга лучше по-женски поймете». Отлично отмазывался! (Смеется.) Так что я в семье была «злая мама», а на папе – все игры. Придет с работы, дочки его облепят…

К моменту женитьбы муж окончательно ушел из «Ласкового мая». И сколько Андрей Разин ни звал его обратно, Юра не соглашался: мол, придется на гастроли ездить, а у меня семья. И в Москву никогда не рвался, хотя была возможность уехать. Он всегда хотел жить только в родном селе.

Каких-то секретов группы муж мне не раскрывал. Может быть, оберегал – мало ли какие истории у них на гастролях приключались. Рассказывал только, что они очень хорошо зарабатывали – за один концерт в Ставрополе мог, говорил, купить себе квартиру или даже две. Но они эти деньги тратили на рестораны, покупали дорогие вещи.

Правда, обновы у них долго не задерживались – раздаривали знакомым и незнакомым. Надо было копить, рассуждал позже муж, но в 18 лет разве думаешь всерьез о будущем? Он никогда не жалел о деньгах – ну, промотали целое состояние, но ведь назад время не повернешь.

На улицах его всегда узнавали, подходили, он никому в общении не отказывал. Говорил мне: «Манюнь, я пошел с народом общаться!»

Иногда, бывало, возвращался подшофе: поклонники магарыч поставили… Я терпела, потом ругалась, а однажды заявила: еще раз в таком виде придешь, подаю на развод!

И ведь подала же! Забрала ребенка, ушла жить на съемную квартиру. После заседания сидим с ним в коридоре суда, смотрим друг на друга и оба чуть не плачем. Несколько месяцев пожили врозь и поняли, что были дураки и друг без друга не сможем. Но после этого муж себе лишнего не позволял. Вообще Юра был спокойный, молчун. Иногда начинаешь кричать: ну что ты в выходной на диване лежишь, столько дел в доме! Он смотрит, улыбается – ну как на него сердиться?! Потом идет, что-то делает по дому.

…Его поклонницы нас не донимали, возле дома не стояли. Иногда приходили письма от незнакомых девчонок: «Юра, давай дружить, ответь мне». «Манюнь, ну зачем я буду кому-то отвечать – у меня жена есть!» – говорил муж. Он всегда называл меня Манюней. А бывало, жабой (улыбается). Получит зарплату, принесет домой (отдавал все до копейки), а через день ходит и канючит: «Манюнь, дай мне денег на сигареты». «Не дам, – отвечала я, – у меня уже вся сумма на месяц распределена – мне же семью кормить, ты первый за стол придешь». Он в ответ: «Ну ты и жаба!» – но беззлобно говорил. Час ходит-просит, два… Ладно, говорю, не пыхти – вот тебе деньги на твои сигареты.

– Говорили, после звездного «Ласкового мая» ребята никак не могли найти себя, работали кто на стройке, кто в похоронном бюро. Это после сцены и космических гонораров!

– Юра работал охранником в одной компании, но на работу ходил без восторга. Говорил: «Не хочу сидеть на месте, скучно». Потом уволился и стал работать на себя – продажа-покупка зерна. Стало получаться. Довольный, делился со мной: там свой особый мир, люди друг друга уважают, не подведут.

Буквально через пару дней должна была состояться крупная сделка, с полученных денег муж планировал начать строительство нашего дома – ведь у нас так и не появилось своего угла, жили и живем в доме родителей Юры. Но буквально накануне сделки Юры не стало…

– Андрей Разин не раз говорил, что помогает всем бывшим подопечным, а вам помогал?

– На нашу свадьбу, помню, подарил нам машину «Чайка»... Андрей дал деньги на поминки Юры, перечислял часть денег от концертов, недавно привез нам 35 килограммов меда - спасибо ему большое.

– А с Юрой Шатуновым общались?

– Прошлой осенью был концерт в Краснодаре, посвященный памяти моего Юры. Шатунов тоже выступал, но прошел мимо меня и даже не кивнул. Хотя он не мог меня не узнать – не раз бывал у нас в гостях, сидели за одним столом. Я сначала расстроилась, а потом думаю: пусть будет на его совести.

– После смерти Юрия вновь заговорили о проклятии «Ласкового мая» – что экс-участники один за другим умирают во цвете лет.

– Я не верю в проклятия, у каждого своя судьба. Юра и второй парень, который был за рулем, ехали быстро, спешили. А там дорога ужасная. Видимо, колесо попало в яму, машину понесло. Вылетели на встречную полосу, а там грузовик, груженный фанерой, – водитель не смог затормозить. Полмашины с той стороны, где Юра ехал, буквально подмяло под грузовик, из-под грузовика Андрей, брат Юры, целыми только ноги достал...

Хоронили Юрочку в закрытом гробу…

А дорожники на следующий же день на том месте все ямы залатали, очевидно, чтобы близкие погибших к ним претензий не предъявили. Но нам и не до того было.

Помню, накануне гибели мужа мне приснилась моя умершая мама. Я проснулась, задыхаюсь, плачу: «Юра, мне сон плохой приснился!» А он в ответ: «Манюнь, все будет хорошо!» И сестре моей снилось, будто мы с ней на мосту режем длинные половики. И на другой день мы с ней поехали покупать длинные полотенца для похорон – опускать гроб в могилу.

– Муж вам снится?

– Приснился через несколько дней после похорон. На его могиле было так много цветов и венков! И снится: Юра идет в каких-то зарослях, руками ветки разгребает: «Блин, как много бурьяна!» Он и в жизни цветы не любил, говорил: бурьян! Я поехала на кладбище и убрала часть цветов.

Один раз снился Вике, старшей дочке, – будто качается на качелях и говорит: «У меня все хорошо, есть аж 7 компьютеров». 7 было любимым числом Юры.

Возле гроба Викуля так горько плакала: папины пальчики меня больше не погладят, кто ж меня поведет на выпускной вечер и на свадьбу? У меня сердце разрывалось. Дочка повзрослела за этот год. Окончила школу, сдала выпускные экзамены – высокий балл, поступает в институт. Заочно – хочет устроиться работать. Будет помогать мне младшую сестренку растить. Я работаю, так что справимся.

– Марина, что помогает вам держаться, не раскисать? Сила духа?

– (Пауза.) 9 лет назад неожиданно умер мой папа – ехал на мотоцикле, и внезапно отказало сердце. Папа для меня был всем, я его очень любила. Его не стало – меня не стало наполовину. Потом и мамочка ушла в мир иной. Словом, жизнь меня закалила. А сейчас и вовсе не имею права опускать руки. У меня же дочки – я им теперь и за мать, и за отца.

Читайте также:

Солист группы «Ласковый май» разбился в ДТП

Композитор "Ласкового мая" рассказал о смертельном проклятье группы

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания