Новости дня

22 октября, понедельник













































Аркадий Хоралов раскрыл все тайны личной жизни

0

Песни автора хитов «Новогодние игрушки», «Кружатся диски», «Давай попробуем вернуть» и многие другие с удовольствием перепевают звезды российского шоубизнеса – Анита Цой, Алсу, Жасмин, Витас, Таисия Повалий, Любовь Успенская. Некоторые даже не спрашивают у композитора разрешения. Но Аркадий Дмитриевич не обижается, значит, песни хорошие. Да и в его личной жизни наступили хорошие перемены. Два года назад 60-летний певец женился. Наш репортер побывала в гостях у молодоженов.

Меня встречает красивая, ухоженная женщина, она представляется Светланой и приглашает к столу. В просторной квартире светло и чисто.

– Как в аптеке, – шутит Светлана, – ведь я по образованию фармацевт, у меня свои аптеки есть, вот и привыкла к стерильности. Мы и с Аркадием познакомились на моем рабочем месте. Он зашел за лекарствами, я его увидела и поняла – это мужчина моей мечты. У него такие глаза, что я влюбилась. Правда, он был женат, и поэтому между нами ничего не могло быть. Мы оба так воспитаны. Я ждала Аркадия 11 лет и дождалась. 11.11.11 мы повенчались. Теперь я самая счастливая женщина в мире! Ой, – спохватилась хозяйка, – не наговорить бы лишнего. Я к интервью не привыкла.

– Да, пока я был несвободным, наши отношения были приятельскими, – вступил в беседу Аркадий Дмитриевич. – Я раз в год, может быть, заходил в аптеку за медикаментами. Мы просто разговаривали. Хотя симпатизировали друг другу. Но дальше бесед не заходило. Тогда я жил с Оксаной, мы с ней познакомились в Туле, потом переехали в Москву. Она помогала организовать мой юбилейный концерт в Кремле. Очень хороший получился юбилей. С Оксаной мы прожили 16 лет, может, она устала. С нашим братом жить нелегко. Мы люди своеобразные. Да, наши дороги разошлись, и я года полтора жил один. А потом приехал в Мелитополь, зашел к Светлане и пригласил ее к морю, в гости к друзьям. А через три месяца мы поженились. И обвенчались. Я же верующий человек.

– Но с другими своими избранницами вы обходились только печатью в паспорте. А тут повели жену к алтарю.

– Ну, у меня уже все идет к концу. А что? Света – хорошая жена, она ухаживает за мной, внимательная, добрая, вкусно готовит. Но самое главное, что она молодая, не потому, что младше меня на 12 лет, а потому, что молода душой. Подвижная, раскрепощенная, динамичная. Она громко смеется и разговаривает, в ней есть задор, и в доме чувствуется, что жизнь происходит.

– А еще до венчания Аркадий посвятил мне очень красивую песню, и музыка, и стихи его, – говорит Светлана. –  Называется «Грусть». Дело в том, что у меня литовское гражданство, были проблемы с документами, мы не могли сразу жить вместе. И вот он приезжал на недельку, и так трудно было расставаться потом. Очень грустно. Вот в одну из таких встреч Аркадий сел на балконе в Мелитополе и на моих глазах написал эту песню. Я даже плакала, мне так понравилось. Мы даже в клипе вместе снялись, и сценарий муж сам придумал.

– Аркадий Дмитриевич, вы сочиняете стихи, пишите музыку, прекрасно поете и играете на фортепиано. Откуда столько талантов?

– Как у всех, из детства. В то время нас не грузили компьютеры, поэтому было время на занятия легкой атлетикой, футболом и музыкой.

Я не исключение. Общеобразовательную школу окончил с отличием, выпускные экзамены в музыкалке, где я учился по классу фортепиано, сдал тоже успешно. Неплохие результаты были и в спорте, у меня первый мужской разряд по легкой атлетике, и я был в основном составе юношеской сборной города по футболу. Так что я активный был товарищ, все успевал. И за все свои таланты я благодарен родителям. Мой папа Дмитрий Христофорович на войне служил командиром танкового батальона, у него была контузия, но он тремя пальцами левой руки играл на скрипке. А мама Антонина Яковлевна – украинка по национальности, музыкального образования не имела, но у нее был чистый, красивый голос. Вы же знаете, украинцы певучие. Такая у нас была музыкальная семья. Я учился играть на пианино, а старшая сестра Анастасия на скрипке. Но музыкой я занимался неохотно, я мечтал стать капитаном дальнего плавания. Рисовал в тетрадях корабли, собирал их. Я был обычный мальчишка, иногда хулиганил.

– Он и сейчас иногда хулиганит, – весело добавляет жена Аркадия Светлана.

– Ох, – с улыбкой вздохнул композитор, – сейчас я хулиганю, чтобы порядок был, а раньше, чтобы его не было. Но учился я на пятерки. Мне учеба легко давалась, не было сложностей и с изучением языков. Помимо украинского и русского, я немножко говорю на немецком, английском и армянском.

– Аркадий Дмитриевич, с вашим школьным аттестатом вас бы приняли в любой вуз, а вы выбрали институт механизации сельского хозяйства, чтобы получить специальность инженера по организации и технологии ремонта машин. Почему?

– Объясню. В этом институте, сейчас уже академии, тогда был прекрасный педагог – профессор из Харьковской консерватории, который на базе института создал студенческий оркестр. И конечно, я мечтал об этом оркестре, а не о сельском хозяйстве. Я поступил, и все свободное время проводил на репетициях, концертах. И там уже пел. Красивый голос, как уверяли учителя, у меня образовался в детстве. Соседи слышали, как я напевал, и говорили, что мой прозрачный, звонкий, как у всех детей, голос напоминал вокал Робертино Лоретти.

В школе у меня случилась и первая любовь. Дружили, но после школы поступили в разные вузы. И до свадьбы не дошло, – смеется певец, – но в 18 лет я все-таки женился, правда, на другой девочке. Поехал отдыхать на Азовское море и там познакомился со студенткой запорожского института Аллой. Курортный роман закончился свадьбой. Я еще учился в мелитопольском институте, пел в оркестре, а еще мы с ребятами организовали свою маленькую команду. Все в то время играли «Битлз», а мы, профессиональные музыканты-студенты, – негритянский соул. У нас были саксофон, труба, гитары, клавишные. А когда мне было 20 лет, Алла забеременела, в 1972 году родилась Ирина. Сейчас она живет в Канаде, вышла замуж, но не очень хорошо устроилась. Зато она родила мне внучку, сейчас Натали пять лет. Ира с Натали года три подряд приезжали на Азовское море. В Канаде купаться негде, а у нас – море, воздух, фрукты. И все недорого, все вкусно. Натали прекрасно говорит по-русски, мы каждый день общаемся по скайпу. Дочка Ира молодец, она покупает Натали книжки на русском языке, следит, чтобы девочка прекрасно говорила не только на английском.

Когда Ира была еще маленькая, я пел на танцах со студенческим коллективом. И вот как-то в Мелитополь приехал ансамбль «Поют гитары», и перед концертом у них слетела аппаратура. И они попросили нас помочь. А после концерта забрали меня с собой, так началась моя гастрольная жизнь. Молодая жена жила у моих родителей и ждала меня. Я, конечно, тоже старался: вез домой деньги, шмотки. В Мелитополе меня все уважали и знали, я был местной звездой. А через два года меня пригласили на прослушивание в «Червону руту», где начинала свое восхождение София Ротару. Год мы проработали вместе, все было хорошо, но мне хотелось петь с оркестром. И такая возможность выпала, я стал солистом в Государственном эстрадном джаз-оркестре Армении под руководством Константина Орбеляна. А потом меня взял к себе Юрий Маликов, «Самоцветы» тогда гремели на весь Союз, я не мог отказаться. Тогда Саша Барыкин ушел, и меня взяли на его место. Там у меня много песен было, один из хитов «Горький мед», это не моя песня, но я попросил автора переписать эту песню заново и сказал: «Я мечтаю об этом». А затем я ушел в «Красные маки». Там был сильный состав, потом их всех пригласила к себе Алла Пугачева.

– А вы почему не пошли в команду Аллы Борисовны?

– У меня уже было много своих песен. Мне надо было начинать сольную карьеру. София Ротару в свое время меня познакомила с поэтом Андреем Дементьевым, и он сразу дал мне стихи «Давай попробуем вернуть», и я в машине написал песню. Я быстро пишу в поездах, самолетах, мне не нужна тишина или какие-то особые условия. Когда все приходит, никуда не уйдет.

– Вы популярный артист, жена, наверное, вас ревновала к поклонницам?

– Ревновать было не к кому. Я не тщеславный человек. Конечно, поклонницы были. Причем некоторые летали за мной на концерты даже во Владивосток. Некоторые пробирались в гостиницы, но дверь моего номера всегда была заперта на ключ. И девушки знали: ничего не будет. Жена это знала и не ревновала, человека же видно. По крайней мере, она мне этого никогда не показывала. И расстались мы совсем по другой причине. Алла с дочкой Ирочкой жила у моих родителей и стала вести себя по отношению к моим маме и папе неуважительно. Я этого принять не мог. Моя мама умерла 22 года назад от тяжелой болезни, но ее до сих пор помнят и уважают в городе, папа пережил маму только на два года. Я думаю, он умер от тоски по маме, ведь он из рода долгожителей. В общем, с Аллой мы развелись, я остался один. И вот однажды ехал на поезде из Тулы и познакомился там с двумя девушками, они меня узнали, ведь я в Туле был просто национальный герой, завязался разговор. Одна из подруг мне понравилась – симпатичная, голубоглазая, серьезная, только закончила институт.

Мы с Людмилой стали встречаться, я работал в Тульской филармонии и жил то в гостинице, то в общежитии. Через два года мы решили сыграть свадьбу. А потом родилась Анечка. Сейчас ей 18 лет, она студентка, я, конечно, ее люблю и всегда рад встрече с ней. Мы регулярно созваниваемся.

– Да, Аркадий очень внимательный человек, заботливый отец. И прекрасный муж. Я всегда мечтала быть с ним рядом. И счастлива, что мы с ним повенчаны. Значит, муж и жена перед Богом.

Читайте также:

Скандальные тайны личной жизни Александра Градского

Эммануил Виторган принял Ксению Собчак в семью

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания