Новости дня

16 ноября, пятница






15 ноября, четверг







































Александра Демьяненко доконала проклятая роль

0

Александр Демьяненко уехал из Свердловска через год после окончания школы и вскоре стал любимцем всей страны. Казалось бы, на малой родине должны гордиться знаменитым земляком. Но память о нем хранят лишь одноклассники и школьные друзья.

Цепко стоял на воротах

Свердловском столица Урала называлась с 1924 по 1991 год. Сегодня Екатеринбург – современный мегаполис с вычищенными улицами, офисными центрами и иностранными туристами, которые в основном интересуются историей царской семьи, расстрелянной здесь в июне 1918 года.

– Город изменился, – рассказывает 75-летний Владимир Деведжиев, одноклассник Александра Демьяненко. – Стареньких улочек не осталось – они были очень привлекательные. Из того, что было в нашем с Сашей детстве, сохранились центральная улица и школа. Помню, в Городке чекистов (район в Екатеринбурге. – Авт.) стояли гараж и забегаловка, в которой продавали водку с пивом, – почему-то ее называли «американкой». Мы играли там в футбол. Но больше всего любили гонять мяч в лиственничной роще недалеко от школы. Сашка цепко стоял на воротах, как сейчас помню его большие кожаные перчатки. Сейчас это место застроено, от рощи осталось только одно дерево, которому уже около ста лет. Напоминает о былых годах.

В школу №37 Саша Демьяненко перешел в 4-м классе. Жил недалеко – в деревянном поселке Пионерский, через железную дорогу. Теперь там каменные высотки. В 1950-х годах школа была мужской, сегодня это гимназия с углубленным изучением немецкого языка. Здание несколько раз капитально перестраивалось и достраивалось – старый центральный вход давно замурован. Остались только ступеньки, заменяющие трибуну во время школьных линеек.

К сожалению, не сохранились и документы, связанные с Демьяненко, – когда одного из директоров уволили «по суду», он то ли в отместку, то ли со злости сжег весь школьный архив. Фотографию актера, на которой у него все тот же печальный взгляд, можно найти лишь в галерее знаменитых выпускников в фойе.

В средних классах Саша Демьяненко был обычным мальчишкой, завсегдатаем «конных боев» – популярной пацанской игры, когда сражающиеся сидят на закорках у других. На переменах все этажи заполнялись барахтающимися пацанами, пока у учителей не лопнуло терпение и они не выдали официальное разрешение биться, но только в фойе, стену которого украшала надпись: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»

– Еще мы с Сашей учились фехтовать, – рассказывает Владимир Деведжиев. – Делая выпады, кричали: «Берегитесь, сударь!» Физрук предложил нам записаться в секцию фехтования, мы отказались – на носу были экзамены. Но, видно, крепко в нас сидел этот бес, поскольку Саша потом блестяще фехтовал в фильме «Операция Ы», а я стал чемпионом города по фехтованию на шпагах.

Отказался вступать в комсомол

В самой школе, конечно, каждый знает, что в ее стенах учился тот самый Шурик. Хотя на него вряд ли можно равняться в плане учебы: учился Саша неважно – хромали точные науки.

– Английский мы додумались делать так: один урок учил я и рассказывал Сашке, другой – он мне, – вспоминает Деведжиев. – Потом опробовали этот прием на черчении. Преподаватель приносил какую-нибудь деталь, которую надо было начертить в изометрии. Чертеж делали по очереди – то Саша, то я. Однажды за один и тот же чертеж я получил пятерку, а Сашка – четверку. Он страшно возмутился. Позже на каком-то юбилейном вечере наш преподаватель черчения признался, что намеренно занижал оценки, видя похожие чертежи.

Тем не менее, несмотря на неважные успехи в учебе, Демьяненко выбрали председателем совета отряда – была такая «ответственная должность» в советских школах.

– Я был старше Саши на три года, возглавлял совет дружины, – вспоминает Рель Петрович Матафонов. – Примерно раз в месяц мы встречались, что называется, по «партийной» линии. Говорят, он был замкнутым человеком. Неправда. В школе был очень общительный. От других отличался четкостью мысли, звонким голосом и всегда бодрым духом. Что лично мне нравилось в нем, так это его скромность, интеллигентность и доброжелательность.

Впрочем, с «идейной» карьерой у Александра Демьяненко в школе не сложилось.

– После смерти Сталина в 1953 году был объявлен набор в партию и комсомол, – вспоминает бывший комсорг школы №37 Виктор Борисович Поль. – А Демьяненко в то время был «беспартийный». Я предложил ему вступить в комсомол, но он отказался. Потом наш общий друг Дариан Дралюк объяснил, что, оказывается, Демьяненко не любит, когда им командуют.

Разумеется, мне как комсоргу было неприятно. Уже после того, как они оба поступили в ГИТИС и Саша стал актером, я спросил у Дарьки, как Демьяненко мирится с тем, что им командуют режиссеры. Он засмеялся: «Это же не комсомол, а совсем другое дело».

В школе №37 регулярно устраивались вечера, на которые приглашали девочек из других школ. Танцевали падеграс, падеспань, польку, краковяк, молдаванеску. Нередко эти вечера устраивал Сашин отец Сергей Петрович, который в свое время окончил ГИТИС, служил в Свердловском оперном театре, преподавал в консерватории, потом переквалифицировался в массовики-затейники. Женщинам он нравился. Сергей Петрович ушел из семьи, когда Саша был совсем маленький. В новом браке у него родились двое детей. Спустя какое-то время после их рождения Сергей Петрович вернулся к Сашиной маме, а потом снова ушел – на этот раз навсегда.

Александр Демьяненко был похож на отца, только выше ростом. Знавшие его рассказывают, что за ним всегда вилась стайка девчонок. Видимо, по наследству ему передался и актерский талант – уже в старших классах Саша показывал на переменках какие-то сценки, а потом записался в театр юношеского творчества при дворце пионеров, расположенном в бывшей усадьбе купцов Расторгуевых-Харитоновых, в которой в 1824 году останавливался император Александр I. В 1937 году это здание, одно из самых красивых в Екатеринбурге, было передано пионерам и школьникам, и в нем сразу же обосновался театр. Дисциплина была жесткая: за двойки и опоздания могли объявить выговор и отстранить от репетиций.

В учетной карточке Демьяненко указаны почему-то только два спектакля – «Сливовая косточка» и «Волынщик из Стракониц», – хотя начинающий актер участвовал и в других. Как и во взрослой актерской жизни: Демьяненко снялся более чем в 100 фильмах, но остался вечным Шуриком.

В музее дворца пионеров хранятся два любопытных снимка, сделанных в один и тот же день. На обоих – актеры юношеского театра. Но на одном Саша Демьяненко стоит на видном месте в первом ряду, а на другом, где присутствует руководитель театра Леонид Диковский, он уже в верхней шеренге и его практически не видно. Рядом с Диковским – только его любимчики.

– Саша пришел поздно, уже практически перед выпуском, – предполагает заведующая музеем Любовь Субботина. – Играл вторые роли, не успел проявиться как актер.

Ефремов и Демьяненко были оба вдрабадан

Выпускников 1954 года школы №37 собрали в Доме Советской армии для вручения аттестатов. А вечером в парке Харитонова десятиклассники гуляли. Пригласили девочек из других школ, танцевали танго. После экзаменов Демьяненко попробовал поступить на актера – в город как раз приехала приемная комиссия МХАТа, – но провалился. Сдал экзамены в горный институт на юрфак, продолжал актерствовать в театре дворца пионеров, а на следующий год поступил в ГИТИС.

– В конце 50-х я был в Москве в командировке, – вспоминает екатеринбуржец Виктор Борисович Поль. – Зашел к Дралюку, он жил в общежитии в одной комнате с Демьяненко. Разговариваем. Вдруг открывается дверь, заходит товарищ Ефремов (Олег Николаевич, будущий худрук МХАТа. – Авт.) и заносит на себе товарища Демьяненко – оба вдрабадан. Не знаю, что у них был за повод. Дарик говорит: «Саша, наш комсорг приехал». Но Саша промычал что-то в ответ, упал на кровать и отрубился. Будить не стали, чтобы не портить человеку настроение. Второй раз я виделся с Демьяненко в 80-х, когда он уже работал и жил в Ленинграде. Решил пойти вечером в театр. В театральной кассе возле метро спрашиваю: «Что посоветуете?» – «В Театре комедии премьера, спектакль про французских сыщиков». – «А что там интересного?» – «Демьяненко играет». Сразу купил билет.

После спектакля решил понахальничать, зашел в гримерку к Саше, поздравил его с премьерой, он поблагодарил и спрашивает: «А вы кто?» Говорю: «Саша, земляков надо знать в лицо». Он: «Та-а-а-а-ак. А поподробней?» – «Свердловск, школа №37». И Демьяненко сразу: «Пчелкин!» А Пчелкин – это наш общий друг. Говорю:

«Саша, ты почти угадал. Но я – Поль». Посмеялись, поговорили и больше не виделись.

Проклятая роль его доконала

Фильмы «Кавказская пленница», «Операция Ы», «Иван Васильевич меняет профессию» сделали из Демьяненко кинозвезду первой величины. Свердловские друзья по-хорошему завидовали: снимается с такими красивыми актрисами! Но роль Шурика стала для актера роковой.

– Он дублировал несколько фильмов Рижской киностудии, где я работал звукорежиссером, – вспоминает 87-летний Глеб Коротеев, живущий в Риге. – После очередного фильма пригласил всех участников дубляжа на свою дачу под Ленинградом. Мы посидели, выпили, потравили актерские байки. Разошлись по комнатам. Утром я вышел на двор и увидел Демьяненко, сидящего на крылечке – уставшего, угрюмого и почему-то в узбекском халате. Спросил: «Саша, у вас голова болит?» «Да нет, – говорит. – Все в порядке. Сегодня баню русскую истоплю».

Проклятый Шурик его доконал. Хороший актер, мог играть любые роли. Но у него отбили вкус к съемкам, потому что всюду, куда бы ни приходил, он слышал: «О, Шурик!» Режиссеры все-таки бессердечные люди – в погоне за славой и хорошим фильмом ни перед чем не останавливаются. Ну снял ты одну историю, ну уймись. Нет, навесили хомут на всю жизнь. Вот основная причина Сашиной мрачности. И напрасно сейчас снова взялись за «Кавказскую пленницу»: Демьяненко можно только подражать, переплюнуть не получится.

В Екатеринбурге нет памятника Демьяненко

В самом начале актерской карьеры Александр Демьяненко часто приезжал в Свердловск. После смерти родителей визиты стали редкими. У его одноклассников не было традиции собираться на годовщины выпуска. Общение с ними практически прекратилось.

– В один из его приездов мы случайно встретились на улице, – вспоминает его одноклассник Владимир Деведжиев. – Саша уже был известным актером. Мы быстро поговорили и разбежались. Я спросил о личной жизни, он ответил: «Детей нет».

Александр Демьяненко умер от сердечной недостаточности 22 августа 1999 года, не дожив до операции всего 10 дней.

Лишь несколько изданий написали о его кончине. В родной школе актера не проводятся мероприятия, связанные с датами его рождения или смерти – они приходятся на конец мая и август, когда у школьников экзамены или каникулы. Зато в конце каждого учебного года на протяжении вот уже 10 лет отличившимся в области искусства ученикам вручают стипендию имени Демьяненко. В самом Екатеринбурге есть памятники Майклу Джексону, Владимиру Высоцкому и Марине Влади, группе «Битлз» и даже Гене Букину. Но до сих пор не появился памятник или хотя бы мемориальная доска с именем Демьяненко.

В рамках круглогодичного социального проекта «Екатеринбург гордится своими!» на улицах города появляются постеры с изображением именитых земляков. Были президент Борис Ельцин и разведчик Николай Кузнецов. До Демьяненко руки еще не дошли – «пока в списке».

Может, поэтому далеко не все екатеринбуржцы знают, что «тот самый Шурик», за похождениями которого они наблюдают каждые праздники, – их земляк.

 

Фото Сергея Пустовойтова, из архива Дворца детского и юношеского творчества (Екатеринбург)

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания