Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Надежда Румянцева зовет мужа в могилу

0

Со дня смерти звезды фильма «Девчата» Надежды Румянцевой прошло четыре года. С тех пор муж актрисы, дипломат Вилли Хштоян, свято хранит память об умершей супруге. Он говорит, что постоянно слышит голос своей любимой Нади и держит с ней связь. Но больше всего знакомых потряс такой его поступок – рядом с памятником жене он установил могильную плиту для себя.

В пасхальный день, когда я дозвонилась Вилли Хштояну, вдовцу Надежды Румянцевой, у него в загородном доме был накрыт стол. Вместе с соседями он поминал Надежду Васильевну.

– Недавно, в день ее смерти, 8 апреля, мы с друзьями и родственниками ездили на кладбище, – с грустью говорит Вилли Вартанович. – На могиле жены уже установлен памятник и для меня, он у нас вообще как бы один на двоих. Я уже знаю: мое место после смерти – рядом с ней. Если б от меня зависело, и умер бы с Надей в один день. Уже пятый год пошел, как ее нет, и иногда существование становится просто невыносимым! Спасает только работа, я хожу туда не ради денег, а для моральной поддержки, стараюсь почаще ездить в командировки.

По словам вдовца, в доме, где они с Надеждой Васильевной счастливо прожили много лет, после ее ухода все вещи так и остались там же, где были при ней.

– Она разводила в доме много цветов, и представляете, ни один из них не завял. Я и ее подруга, которая живет недалеко, постоянно следим за растениями, – говорит Хштоян. – Каждое лето разбиваем цветник во дворе, так, как делала она.

Вилли Вартанович верит в то, что душа супруги постоянно присутствует в доме, и делает для этого все. «Здесь должен сохраниться ее дух!», – говорит он. Нередко он слышит голос Румянцевой, который ободряет его. Как правило, это происходит в моменты отчаяния, когда он заново осознает свое горе.

– Просыпаюсь утром, состояние – не жить бы, и вдруг слышу голос жены: «Виля, вставай, делай зарядку!», – признается он. – И сразу легче. А недавно я навещал внука, который работает в Сингапуре, и поехал после этого в Малайзию. Когда-то с Надей мы там жили пять лет. Оказалось, многие местные жители ее помнят, я для них устраивал обеды, вместе вспоминали прошлое. В такие периоды особенно чувствовал присутствие жены. Несколько раз она мне снилась, причем хорошо.

При жизни ни Вилли Вартанович, ни Надежда Васильевна не склонны были верить в худшее. Поэтому и не забеспокоились, когда Надежда Васильевна упала и ударилась головой, потому что любимый пес актрисы Юджин на прогулке резко рванул вперед. Похожее случалось и прежде. Потом Румянцева вспоминала, что в этот момент у нее ёкнуло сердце, что даром эта травма не пройдет. Но у нее было правило – никому не жаловаться, и она даже не рассказала о случившемся мужу.

– Дело в том, что, когда она в первый раз так упала, я был в командировке и ничего не знал, – говорит Хштоян. – Второй раз, когда это случилось из-за пса, она отлежалась дома.

Проблемы начались через несколько лет, когда у актрисы стали повторяться сильнейшие головные боли. Потом она несколько раз упала в обморок. Обследование показало, что у нее развивается опухоль головного мозга и операцию делать уже поздно.

– Из-за того, что Надя никогда не жаловалась, мне казалось, что все будет в порядке и ее состояние стабильное, – говорит супруг актрисы. – К тому же врачи 61-й больницы действительно нам очень помогли, они поставили Надю на ноги. Ее состояние ухудшилось, потому что, вернувшись домой, она простыла. Но, даже болея, Надя вела активный образ жизни, делала китайскую зарядку, работала в саду. Она держалась до последнего. Кстати, пес, который невольно стал причиной травмы, умер вскоре после ее ухода. Ему было уже 16 лет, я его выхаживал, но он затосковал и ушел вслед за Надей.

Снова и снова перебирая в памяти эти события, Хштоян не может смириться со смертью супруги. Даже, можно сказать, не осознает ее до конца.

– Пока я жив, буду хранить память о жене и делать все так, будто бы она рядом, – говорит он. – Я не знаю, как по-другому мне пережить эту потерю.

Памятник при жизни – это самоубийство

Если человек заранее выбирает себе место для захоронения и устанавливает памятник, не приближает ли он день своей смерти? С таким вопросом мы обратились к экстрасенсу Дарье Мироновой.

– Ставя себе памятник при жизни и выбирая место для могилы, человек запускает программу на самоуничтожение. Подобные действия в энергоинформационном поле воспринимаются как нежелание жить. По сути это медленное самоубийство, своего рода самопроклятие. Существует термин «некротическая связь» – когда человек не может отпустить умершего. Пока есть эта связь, умерший будет звать за собой живого. Особенно если в доме много вещей ушедшего человека. Тогда душа умершего действительно может постоянно приходить в этот дом, потому что она не может успокоиться.

Вдовцу Румянцевой советую вещи его покойной жены раздать бедным, вообще же это положено делать после сорока дней. Еще ему следует пригласить в дом священника и освятить все углы, окурить их ладаном. Тогда душа Румянцевой найдет покой, и Вилли Вартановичу тоже станет легче.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания