Новости дня

17 декабря, воскресенье













16 декабря, суббота













15 декабря, пятница



















Кто прав в скандале Ксении Собчак и Чулпан Хаматовой?

0

 

Иногда кажется, что все это провокация. Что Миронов и Собчак долго репетировали за кулисами. Потому что это, похоже, единственный способ отвлечь внимание публики от исключительно неудачной «Ники» этого года. Наградить в шести (!) номинациях смирновскую «Бабу» – либерально-этнографическую версию «Вечного зева» – и демонстративно обнести призами самый смешной, профессиональный и точный фильм десятилетия «Шапито-шоу» – это надо было уметь.

И никто не говорит об этом, потому что всеобщее внимание приковано к элементарной на самом деле ситуации – к вопросу Ксении Собчак, который она прямо и публично задала Чулпан Хаматовой.

Да, вероятно, на праздничной церемонии он был не к месту. А награждение фонда «Подари жизнь» – к месту? Может, награждение Хаматовой был условием трансляции всей церемонии на крупнейшем федеральном канале? Мы же не знаем, у нас теперь вопросы задавать не принято. Знаем мы только, что возможности задать Чулпан Хаматовой прямой вопрос у журналистов очень мало. Она предпочитает отвечать зарубежной прессе – сейчас, например, дала большое интервью BBC.

Интервью, как обычно, очень невнятное. Сказано там, что каждый выстраивает для себя собственные приоритеты, а потому человек, занимающийся благотворительностью, обязан дружить с властью. Цитирую: «Огромное количество подводных камней, которые можно обойти только в сотрудничестве с правящей властью, если мы хотим эффективно помогать детям. Невозможно было сегодня без помощи государства построить такую уникальную клинику, которая уже открыта, и уже помогает детям. Невозможно».

Не совсем ясно: нормальное ли это положение дел – если для строительства клиники, деньги на которую собрал благотворительный фонд, надо сотрудничать с правящей властью и в том числе обслуживать ее идеологически, участвуя в пиар-кампании кандидата в президенты? Если Чулпан Хаматову никто не принуждал, не пытал утюгом, как шутит она сама, и вообще на нее не давил – что значит в таком случае «расставлять приоритеты»? Означает ли это, что условием функционирования ее фонда «Подари жизнь» все же является лояльность, причем не пассивная, а активная, деятельная?

А если не было никаких пыток и шантажа – зачем многочисленные друзья Чулпан Хаматовой обзванивали после ее пропутинского ролика многих изумленных журналистов (в том
числе и меня - Д.Б.) с просьбой ни в коем случае на эту тему не высказываться, потому что Чулпан очень угнетена? А если она очень угнетена, то почему молчит? И, более того, почему принимает звание народной артистки России сразу после выборов, явно в благодарность за оказанную услугу?

На самом деле вина Чулпан Хаматовой... вот черт, напишешь такое – и уже понимаешь, сколько народу сбежится свистеть и кликушествовать. Чулпан Хаматова давно провозглашена святой и неприкосновенной, образцовой и чистой, светлой и безупречной, и Алена Гребнева на «Эхе Москвы» уже объяснила это и Ксении Собчак, и всем остальным. Ничего не поделаешь, Россия была и остается страной табу: Чулпан Хаматова может хоть людоеда пиарить – она спасает больных детей!!!

Больные дети – такая тема, что ее лучше не трогать вообще; даже фонд «Федерация» с его откровенно странным самопиаром, сомнительным происхождением и громкими стартовыми скандалами умудрился отмыть репутацию. Ведь он привез к больным детям Орнеллу Мути! Все разговоры о том, что благотворительность должна быть стерильна, как операционное поле, – пресекаются в зародыше: святая, и точка! Но если попытаться перекричать или хоть проигнорировать это кликушество (исходящее зачастую от людей весьма невежественных и в проблеме толком не разбирающихся) – скажем прямо: вина Чулпан Хаматовой состоит именно в том, что она поставила большинство российского населения перед глубоко ложным выбором.

Если ты хочешь помогать больным детям, ты должен быть за Путина, потому что только Путин способен сегодня осуществить реальную помощь больным детям. Выходит, он прикрылся больными детьми, как Грег Стилсон в «Мертвой зоне». Но после этого, пишет Стивен Кинг, Грега Стилсона не выберут даже в команду по отлову бродячих собак. А у нас все наоборот.

Можно, очень даже можно помогать больным детям, не записывая предвыборных роликов, и даже состоя в оппозиции (тому пример Елизавета Глинка), и даже попросту скрывая свое имя, как делают тысячи волонтеров. И совершенно необязательно было Чулпан Хаматовой сниматься в запутинском ролике – никто не пресек бы деятельность ее фонда, никто не перестал бы строить больницы, а ФГБУ «ФНКЦ ДГОИ» имени Димы Рогачева является федеральным, государственным учреждением, и строить такие центры – прямая обязанность государства. И хотя добровольцы перечислили на строительство этого лучшего в Европе центра детской гематологии огромные средства, считать его
строительство исключительным результатом работы фонда «Подари жизнь» при всем уважении к фонду никак невозможно – это именно государственный проект.

Больше скажу: он и должен быть государственным. Без государственного участия вообще невозможно решить проблему детского здравоохранения, благотворительностью такие глобальные вещи не обеспечиваются – почему же в таком случае эта благотворительность объявляется чуть ли не единственным источником спасения больных детей? Почему мы постоянно слышим славословия в адрес Чулпан Хаматовой, но почти не знаем по фамилиям тех действительно героических врачей, которые спасают детей, не щадя сил? И почему награждать Чулпан Хаматову нужно было именно на празднике кино – на «Нике», – хотя как раз успешных киноролей в ее российской карьере не было уже
очень давно, а зарубежных лент мы, увы, не видим?

Теперь, впрочем, и скептически отозваться об актерских работах Хаматовой никак невозможно, потому что она, см. выше, святая, и негативный отзыв о спектакле по рассказам Шукшина, например, или о любой ее эпизодической кинороли может повредить больным детям. Им, наверное, после этого меньше денег перечислят.

Вот в этом – и только в этом – заключается проблема Чулпан Хаматовой: она слишком тесно увязала проблему со своим личным именем, со своей репутацией, и теперь больные дети, назовем вещи своими именами, стали заложниками этой ситуации. Если вам не нравится Чулпан Хаматова, то, что она делает, то, как она организует концерты фонда «Подари жизнь», то, как ради этого фонда она участвует в «Звездах на льду» или ведет себя с прессой, – вы не имеете права сказать об этом, поскольку в заложниках окажутся больные дети.

Больные дети оправдывают все. Чулпан Хаматова пытается совместить святость с участием в проектах власти – ну так, может, честней с ее стороны было бы не ждать вопроса Собчак, а сразу после рокового ролика внятно и вслух обозначить свою позицию? Она ведь поддерживает не просто Владимира Путина. Всем своим поведением, всей творческой и жизненной стратегией она поддерживает ситуацию в стране. Неужели, если бы она не объяснила ситуацию и не заявила прямо, что ее участие в кампании Владимира Путина было условием спасения детских жизней, Россия всенародно не собрала бы для нее миллионы?

А вот дела у Владимира Путина при таком раскладе пошли бы значительно хуже, – но ведь Чулпан Хаматовой, думается, это совершенно не нужно. Именно путинская Россия – в которой большинство главных вопросов табуировано, а святость оплачивается званием народного аритста, – является для
Хаматовой и Миронова оптимальной средой. Именно в таких условиях два хорошо начинавших артиста, чьи последние работы уже вовсе не выдерживают критики (в особенности, конечно, Достоевский Миронова), могут получать ореол святых и безупречных – и при этом, подобно Миронову, объявлять всех несогласных ублюдками.

Именно путинская Россия способствует кумиротворчеству и исключает прямой и объективный разговор по существу, обставляя жизнь сотнями искусственных табу.

А поговорить есть о чем. Не зря юзер bugur – студент журфака Владимир Куликов – поднял ряд весьма серьезных вопросов к фонду «Подари жизнь» и получил на часть из них вполне удовлетворительные ответы от реального руководителя фонда Екатерины Чистяковой. Правда, не на все вопросы – и не всегда удовлетворительные ответы. Так что диалог продолжился, и это нормальный пример именно диалога, без кликушества и взаимного обзывательства. К сожалению, ни с кем из фанатичных поклонников Чулпан Хаматовой такой диалог невозможен уже давно.

А теперь еще об одном, тоже важном. Многие (и я в том числе -- В.Ж.) не любят Ксению Собчак, хотя теперь и модно наоборот. Но в этой ситуации Ксения Собчак, вот же ужас, выглядит честнее Чулпан Хаматовой, вот же кошмар. И то, что после ее вопроса в зале раздался свист, – чрезвычайно показательно. Просто когда в России поменяются приоритеты, как называет это Чулпан Хаматова, и звание народных артистов будут получать другие люди за другие роли, – мы узнаем очень много интересного, честное слово. И про любимых артистов этой власти. И про их реальный, а не пиаровский, вклад в дело спасения Отечества. И на вопросы тогда придется отвечать все равно.

Так вот, свистеть тогда будут вовсе не Ксении Собчак, а, например, Евгению Миронову, который, правда, будет тогда человеком немолодым – но немолодым ведь еще больней. А Ксения Собчак будет тогда иметь статус духовного светоча и, чем черт не шутит, символа свободной России, и приветствовать ее будут овациями, стоя.

Очень пугает эта перспектива. Но ничего не поделаешь – пока все идет именно к тому.

Уважаемые посетители Собеседник.ру! Кто, по-вашему, прав в конфликте Ксении Собчак и Чулпан Хаматовой? Примите участие в нашем ОПРОСЕ

Все подробности скандала между Ксенией Собчак и Чулпан Хаматовой на черемонии вручения премии НИКА читайте ЗДЕСЬ

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания