Новости дня

16 февраля, суббота














15 февраля, пятница































Лев Пономарев: Для прекращения пыток в тюрьмах нужна политическая воля

«Собеседник» №02-2019

Лев Пономарев // фото: архив редакции
Лев Пономарев // фото: архив редакции

Сергей Коссиев, начальник сегежской ИК-7, где сидел оппозиционный активист Ильдар Дадин, на минувшей неделе был приговорен к 2,5 годам колонии общего режима. Возбудили дело и против руководства амурской колонии, где питается деликатесами член банды Цапков Вячеслав Цеповяз. А в декабре с должности сняли несколько чинов мордовской колонии, где сидела Надежда Толоконникова.

В системе ФСИН наводится порядок или все это спектакль? Разбираемся вместе с правозащитником Львом Пономаревым.

– Все это – абсолютно частные случаи, – говорит Пономарев. – Даже федеральный руководитель ФСИН может оказаться за решеткой. Но мы знаем, что по эту сторону решетки все коррумпировано сверху донизу. А теперь представьте, как оно все по ту сторону. Поэтому сажают их не за пытки (эти факты даже не вошли в дело Коссиева, например. – Ред.), а за экономические преступления. 

Но были же разбирательства и по пыткам.

– Конечно, когда заключенного убивают или, как в Ярославле, когда целое кино показали: какие пытки и кто именно пытает, – то за это могут посадить. Но тот же Коссиев сел за превышение полномочий, хотя он реальный садист. По моим представлениям, есть эксцесс исполнения – избиения происходят практически везде. А есть пыточные зоны, где это повседневность. ИК-7, по сути, была концлагерем.

Почти всегда мы имеем дело с резонансными заключенными. А если в колонию попадает тот, к кому не привлечено общественное внимание, то там ничего и не меняется?

– Да, это есть. Но в свое время я работал с женской колонией – ИК-2, – там стало гораздо лучше. Там, где мы (правозащитники. – Ред.) занимаемся, может возникнуть некоторое облегчение. Но может и не возникнуть. А вообще политических, как правило, сажают в спокойные места, где можно жить и нет ежедневных пыток.

Как вообще прекратить все это?

– При наличии политической воли – очень быстро. Доказано случаем в мордовской ИК-14, где просто взяли и без всяких проверок, СК и прокуратуры сняли начальника. И всё, понимаете? Так и должны делать и по другим случаям. А не как обычно: СК проверил и ничего не подтвердилось…

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №02-2019 под заголовком «Лев Пономарев: Для прекращения пыток нужна политическая воля».

 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания