Новости дня

16 октября, вторник





















15 октября, понедельник
























Скандал с Исаакиевским собором: алчность РПЦ теряет границы?

«Собеседник» №30-2015

Исаакиевский собор // Семен Лиходеев / Russian Look
Исаакиевский собор // Семен Лиходеев / Russian Look

Чем грозит Санкт-Петербургу попытка местной епархии перехватить права на Исаакиевский собор, разбирался «Собеседник».

На волне почитания совместного «бренда» РПЦ и власти – князя Владимира – церковь, похоже, решила, что границ ее влияния больше нет.

Аппетит за госсчет

Письмо с просьбой о передаче собора петербургский митрополит Варсонофий недавно направил губернатору Полтавченко. Епархия хочет взять на баланс Исаакий и Спас на Крови. И это притом что еще два объекта, входящие в комплекс «Музея четырех соборов» – Смольный и Сампсониевский, – уже практически переданы церкви. Хотя внятного ответа от городских властей пока нет, притязания РПЦ на вторую половину имущества поразили интеллигенцию культурной столицы.

– Меня эта весть ошеломила, тем более узнал я об этом не от епархии или Смольного, а из прессы. Вести такие переговоры без участия музея по меньшей мере неприлично, – сказала Sobesednik.ru директор «Музея четырех соборов» Николай Буров. – До недавних пор мы очень гордились многолетними отношениями с РПЦ. Мы даже смирились с передачей двух соборов, притом что два других используются нами совместно, в том же Исаакии регулярно приходят богослужения. И мы ни копейки не брали с приходов на коммунальные и другие расходы. Но передача этих двух объектов фактически уничтожит музей, третий по посещаемости в стране, 400 сотрудников останутся на улице. Мне не совсем понятно, зачем это государству и как церковь собирается содержать эти объекты, которые к тому же никогда ей не принадлежали.

В епархии заверяют, что хотя Исаакий и строился на средства госказны, но это место «не для музея, а для молитвы» (хотя из 3,2 млн ежегодных посетителей с религиозными целями сюда приезжают лишь 1%). Вопрос с содержанием объекта в РПЦ также решают просто. Протоиерей Чаплин прямо заявил, что управлять собором будет РПЦ, а «все расходы по обслуживанию и реставрации должно нести государство». По его убеждению, «смена пользователя не повлияет на объем госпомощи». Видимо, Чаплин не знает, что этой помощи не было.

– Мы единственный музей, который уже десятилетия не берет из бюджета ни копейки, – говорит Николай Буров. – Причем мы ежегодно платим не менее 50 млн налогов, эти деньги бюджет потеряет. Годовой оборот комплекса в 2014-м – 650 млн, на реставрацию уходит не менее 200 млн в год, еще свыше 100 млн – на содержание. Епархия, как заявляют дешевые популисты, отменит плату за вход. И где они найдут необходимые деньги? Нужно не менее 500 млн в год. Можно, конечно, лет 5 прожить без затрат, довести собор до предаварийного состояния и потом попросить гораздо больше.

Исаакиевский собор / Семен Лиходеев / Russian Look

Директор музея отмечает, что попытки РПЦ получить объект предпринимались и раньше, но не так энергично.

– Еще когда я был главой комитета по культуре, приходили робкие запросы из Москвы: мол, в каком году можно говорить о передаче собора? Я отписывался, что в 2033-м, надеясь, что до этого позора я все-таки не доживу, – говорит Буров.

Поправление бюджета

Сейчас оппозиционные депутаты ЗакСа собирают подписи за референдум о судьбе Исаакия. Хотя за последние два месяца РПЦ предъявила претензии еще на ряд объектов, включая и два крупных музея. Несмотря на то, что т.н. реституция – передача бывших церковных объектов – со скандалами проходит по всей стране. В Питере в последнее время напор РПЦ явно усилился. Некоторые связывают это с воцерковленностью нынешнего губернатора.

– Системно это ситуацию не меняет. Разница управления лишь в стилистике – Матвиенко делала все с комсомольским задором, а Полтавченко – с Божьей помощью, – считает один из инициаторов референдума, депутат ЗакСа Максим Резник. – Губернатор, мне кажется, сам не рад аппетитам епархии. А они скорее всего связаны со сменой духовной власти.

Весной местную епархию возглавил митрополит Варсонофий, земляк Патриарха из Мордовии. Его стиль работы вызвал ропот не только в светской, но и в духовной среде. На ключевые посты стали назначать священников из Саранска. Среди них, кстати, и новый ключарь Исаакия, который в одной из первых проповедей пообещал питерцам, что «завтра начнется война». Спустя месяц на закрытом пасхальном приеме Николай Буров прямо заявил митрополиту, что город, переживший блокаду, «переживет и вас».

Максим Резник / Алексей Высоцкий / Russian Look

Другая отличительная черта новой команды епархии – активная борьба за доходы. Новый митрополит, говорят, сразу повысил отчисления с приходов. Правда, вся бухгалтерия РПЦ при новом Патриархе – тайна (прежний раз в год подробно отчитывался). Но на днях стало известно, что поступления в храмовые кассы от прихожан сильно упали – до 4,15 млрд с 4,6 в 2013-м. Особенно в Петербурге – с 2,9 до 1,3 млрд. Эти потери тоже надо компенсировать. Хотя изначально в епархии заявили, что плату за вход в том же Исаакии брать не намерены. Позже заявили, что средства на реставрацию все же получат от экскурсий. Вдобавок пример храма Христа Спасителя показывает, что зарабатывать на аренде, торговле и прочих непрофильных услугах можно немало (об этом «Собеседник» подробно писал в 2012-м). В интеллигентном Петербурге напрямую в стяжательстве РПЦ не обвиняют.

– Но методом исключения я прихожу к выводу, что главная цель – перераспределение финансовых потоков, – дипломатично говорит Резник.

Музей греха

Тем более что епархия претендует на самые доходные и благополучные объекты. Например, на недавно отреставрированную Благовещенскую усыпальницу, где находится единственный в стране Музей городской скульптуры. Решение о его передаче уже принято.

– Хотя к нам еще никаких бумаг не приходило и мы надеемся на лучшее, – рассказал Sobesednik.ru замдиректора музея Константин Карасев. – Во-первых, нет площадей для переезда. Во-вторых, перевозка многих ценностей, массивных надгробий весом по 1,5 тонны физически невозможна. Некоторые экспонаты имеют страховку до 1 млн долларов, как церковь будет ее оплачивать, тоже неясно.

Ранее от претензий религиозной общины еле отбился Музей Арктики, нахождение которого в Никольской церкви в епархии прямо назвали «грехом». Музей собирались ссылать то в Кронштадт, то в Архангельск, но в итоге Росимущество отказало общине за неимением охранного обязательства. Кстати, этот документ в РПЦ должны подписывать при приемке любого памятника культуры, гарантируя его сохранность.

– На деле это правило зачастую игнорируется, а новый собственник ведет себя безответственно, – отмечает член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга Александр Марголис. – На полноценную реставрацию РПЦ, конечно, не тратится. Художественные элементы сохраняются, если они удобны для жизни храма. А если нет, с ними можно легко расстаться. Так было на Соловках с храмом XVII века, где варварски обошлись с иконостасом.

На волне событий питерские депутаты предложили поправки в федеральный закон, запрещающий передачу объектов РПЦ, если те находятся на балансе учреждений культуры более 25 лет. Правда, перспективы предложения оценивают невысоко.

– Но вопрос надо ставить, – говорит автор закона Борис Вишневский. – Иначе алчность церкви уже теряет границы. Вместо того чтобы восстанавливать разрушенные храмы, РПЦ пытается отнять у общества высокодоходные объекты культуры.

Дальнейшую судьбу Исаакия, по мнению противников передачи, также решит гражданское общество – на референдуме или без него.

– У нас большой опыт сопротивления, удалось остановить строительство башен Газпрома, хотя этот безумный проект был поддержан первыми лицами государства, – напоминает Александр Марголис. – Надеюсь, удастся защитить Исаакий, если только светские власти совсем не потеряют разум.

/Кстати

Политика РПЦ этим летом спровоцировала феномен, который уже назвали «парковой революцией». Жители Москвы и Питера одновременно поднялись на защиту городских скверов от храмовой застройки. В Москве это вылилось в многодневное противостояние православных активистов и местных жителей на месте будущей стройки в парке «Торфянка». Чуть не дошло до рукопашной, «разнимать» стороны пришлось увещеваниями Патриарха. Сейчас судьба парка решается в судах, а стороны продолжают нести дежурство в сквере. Одновременно регулярные акции протеста проходили в парке «Малиновка» на окраине Петербурга, где также собирались строить огромный храм. В итоге губернатор Полтавченко заверил общественность, что стройки не будет. И подтвердил это в письменном ответе почетному жителю Петербурга актеру Олегу Басилашвили.

Олег Басилашвили / Геннадий Усоев / Russian Look

– Я обратился с письмом к губернатору, поскольку ситуация в «Малиновке» была очень тревожная, – говорит Олег Валерианович. – Этот парк – зеленая зона, вокруг которой и так сплошная застройка. Храм, наверно, необходим, но где-то в другом месте, а парк должен оставаться достоянием жителей района. С неменьшей осторожностью надо относиться к судьбе объектов общенационального достояния, таких как Исаакий. Справится ли церковь с задачами реставрации? Не ухудшит ли передача состояние памятника? Мы, конечно, в долгу перед церковью за действия советской власти. Но к судьбе объектов культуры надо относиться очень бережно.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Внимание! Акция на подписку