Новости дня

18 сентября, вторник







































17 сентября, понедельник






Что творится в Крымске спустя три года после наводнения

«Собеседник» №22-2015

«Собеседник» побывал в Крымске и узнал о нелегкой судьбе местных жителей спустя 3 года после трагического наводнения.

Даже спустя три года не все жители попавшего в катастрофическое наводнение Крымска получили положенную помощь от государства. Люди продолжают тонуть в бюрократическом омуте.

В тесноте и в обиде

Надежда Мальцева вспоминает наводнение 2012 года каждый день – даже три года спустя о трагедии не дают забыть бытовые трудности, в которых она потонула, когда следы потопа уже высохли. Надежда живет на кухне, и никакой надежды расположиться более комфортно у нее уже нет.

– Наш дом, можно сказать, смыло тем наводнением. Когда мы с сыном подавали документы на жилищный сертификат, нам отказали в двушке.

Надежда Мальцева / автора

К сертификату в 1,4 млн рублей Надежде пришлось добавить 100 тысяч рублей, чтобы выкупить эту однушку.

– С тех пор начались мытарства в попытках обменяться на двухкомнатную, на которую мы имели право изначально, – вздыхает Надежда, которой жить на кухне не только неудобно, но и противопоказано: в связи с онкологическим диагнозом врачи запрещают ей находиться в жаре и духоте. Но кто выпишет ей «рецепт» на плюс еще одну комнату?

Про гадов и людей

В доме Валентины Мелкумян людям жить трудно. Зато здесь вольготно себя чувствуют бродячие коты, которые заходят сюда, как в нежилое помещение, и змеи, которые норовят заползти через щели в полу. Непроветриваемая сырость, плесень, гниль.

– Настало лето, и мы большую часть времени проводим на улице. Там нам получше, чем в доме, – рассказала Валентина Мелкумян «Собеседнику».

Валентина Мелкумян / автора

На получение жилищного сертификата у пожилых супругов ушло три года – документы на дом были оформлены по-старому, пришлось переделывать. Потом – восстанавливать права на новое жилье через суд. В мае 2015 года, почти накануне третьей годовщины наводнения, Мелкумянам дали сертификат, на который они сумели приобрести квартиру. Но переехать туда не могут до сих пор.

– Она совсем-совсем пустая, там ни кровати, ни стола, а купить нам, пенсионерам, не на что. Ждем компенсацию на восстановление утраченного имущества – по 150 тысяч рублей на каждого, тогда сможем купить мебель и переехать, – вздыхает Валентина, которая теперь уже на собственном опыте знает: обещанного три года ждут. Дожить бы.

Кто смел, тот успел

Петр Куксенко пережил наводнение, а вот его последствия и предательство людей – не смог. Сначала его разбил инсульт, а второй приступ свел мужчину в могилу. Так и умер – за стареньким столом рядом с обогревателем, в доме, полуразрушенном наводнением. Во время потопа в 2012 году Куксенко спасался от большой воды через окно – выбил стекло и выплыл. А когда немного оклемался от стресса и шока, оказалось, что сестра, проживавшая последние годы в Греции, приехала и получила компенсацию за потоп, купила новую квартиру, сдала ее в аренду и укатила обратно в Европу, оставив брата догнивать вместе с его старым домом.

– Случаев, когда люди незаконно получали компенсацию и сертификаты, много, – рассказала «Собеседнику» крымская общественница Алевтина Устименко. – Как и историй, когда реально пострадавшие люди не могут получить компенсацию.

Петр Куксенко / автора

Фонарик и утюг в помощь

Пенсионерка Лариса Боровскова ходит в местную администрацию, как на работу. Хотя передвигаться ей очень тяжело – она опирается на два полукостыля.

– Я им говорю: ну хотя бы скажите, когда точно приходить, чтобы я впустую не ходила, – почти плачет Лариса Ивановна в разговоре с «Собеседником». – Муж уже не дожил до получения компенсации, не дали нам 150 тысяч рублей за утраченное имущество – вышла экономия государству. Я не знаю, увижу ли я теперь эти деньги...

Впрочем, однажды 78-летней Ларисе Ивановне повезло – расплакалась во дворе администрации, к ней подошел с расспросами мужчина. Оказался главой муниципалитета и пообещал «решить вопрос». Действительно, на следующий день пенсионерке позвонили из администрации и спросили, куда привезти бытовую технику из гуманитарной помощи Красного Креста.

– И на самом деле привезли – холодильник и стиральную машинку «Малютка», которая сразу же и потекла, пришлось вызывать мастера, – рассказала Лариса Ивановна.

Лариса Боровскова / автора

– С этой гуманитаркой до сих пор не могут разобраться. На деньги Красного Креста была закуплена бытовая техника, которую и стали выдавать пострадавшим. Но часть техники оказалась бракованной, нерабочей и устаревшей. Сейчас склады опечатали, остатки техники там заперты, а следователи так до сих пор не могут разобраться, кто и как нагрел руки на гумпомощи, – рассказала Надежда Мальцева.

Елена Бахтарь претендует на бытовую технику и компенсацию потерянного имущества в 150 тысяч рублей.

– Мы живем в бараке на 11 квартир в зоне затопления, – рассказала женщина «Собеседнику». – В доме до сих пор пахнет сыростью, а подвал так и не высох до конца. Но власти упорно не признают нас «утопленниками» и отказывают в компенсации. В последний раз, когда я была, мне сказали: «Вы же мать-одиночка? Значит, льготная категория. Хорошо, напишите заявление, постараемся выдать вам фонарик или утюг».

Анатолий Разумеев / krymsk-region.ru

– Внешне Крымск «причесали», навели лоск, но мы, местные жители, знаем все проблемные места, куда не заглядывают проверяющие. И не заглянут. Мы обращались к губернатору, он приехал, его провели по потемкинским деревням – и всё. Теперь мы, общественники, собрались и написали телеграмму Александру Лукашенко, чтобы он на ближайшей встрече рассказал Путину правду про Крымск. По всем другим каналам нас просто отфутболивают, – поведала «Собеседнику» о диковинной инициативе Алевтина Устименко.

Между тем не все так плохо. На сайте госзакупок появилась заявка на ремонт кабинета главы Крымского района. Ремонт должен обойтись в 1 млн 857 тысяч рублей. И наводнение здесь абсолютно ни при чем.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания