Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Фашистов победил, власть – условно. Главный бой Ивана Савина

«Собеседник» №15-2015

Иван Савин // Личный архив

89-летний ветеран ВОВ Иван Савин шесть лет боролся за свою квартиру в Домодедово, перенес два инсульта, но стал бомжом.

[:rsame:]

На улице Энергетиков в подмосковном Домодедове еще недавно стояли два двухэтажных деревянных дома. Сейчас вместо одного из них — трансформаторная будка. Раньше в снесенном доме проживал Иван Кузьмич Савин, а после его сноса он лишился и крыши над головой, и прописки, и здоровья... Так ветеран ВОВ приобрел новый статус — человек без определенного места жительства. Бомж, короче говоря. За те 6 лет, что ветеран пытается доказать свое право на нормальную жизнь, он перенес два инсульта, практически потерял зрение и возможность самостоятельно ходить...

А начиналось все так. Квартира в доме № 6а на ул. Энергетиков была в собственности у дочери ветерана Раисы, которая там была прописана вместе с отцом, супругом и дочерью. Правда, квартирка была слишком маленькая для такой семьи (всего 10,9 кв. м), поэтому жил в ней только Иван Кузьмич, остальные же родственники жилье снимали.

В 2006-м рядом с домом Савина некое ООО «ПКФ "Гюнай"» начало возводить многоквартирную высотку. Когда застройщику стало понятно, что места для трансформаторной будки не хватает, администрация города Домодедово признала дом ветерана и еще несколько других домов, так же мешавших возведению коммерческих метров, аварийными и подлежащими сносу. Кое-кто из соседей удовлетворился переездом в коммуналки, кто-то полученными от города деньгами... А что касается Савина, тут все оказалось сложнее.

Логично было бы ожидать, что дочери ветерана как собственнику жилья взамен сносимой предложат новую квартиру, где сможет жить Иван Кузьмич. К тому же ветеран имел полное право и на улучшение жилищных условий (согласно ФЗ «Об обеспечении жильем ветеранов ВОВ 1941–1945»), но не тут-то было.

[:same:]

— Городские власти сфальсифицировали документы: якобы моя жена Рая отказалась признать решение о сносе, — рассказывает зять ветерана Андрей Рябец, — и самовольно приняли решение о том, что аварийное жилье подлежит выкупу. А мы об этом узнали только в суде, когда там рассматривали иск горадминистрации о выкупе нашей квартирки.

Причину, по которой власти города решили не давать ветерану жилье, они объяснили так:

— Мол, у Савина уже есть несколько квадратных метров для существования. Дело в том, что раньше у него действительно была доля в квартире во Владивостоке. Но он еще в 2003-м, переезжая к дочери в Подмосковье, выписался оттуда и оставил свою долю родственникам, — поясняет адвокат ветерана Игорь Кабанов.

В общем, власти города выкупили-таки аварийное жилье Савина — аж за... 393 360 руб. Деньги эти перевели Раисе на счет. Впрочем, забирать эти деньги она не собиралась — им нужна была квартира для Ивана Кузьмича, а за такую сумму и каморку папы Карло не купишь.

А медали-то исчезли...

Как только начался суд, ветерана стали выживать из квартиры. Сначала предлагали съехать из дома мирно, затем последовали угрозы от застройщика.

— В конце апреля 2009-го представитель ООО «ПКФ "Гюнай"» предупредил, что с 1 мая дом отключат от коммунальных услуг. И действительно, приехала бригада МУП «Электросеть» и отрезала провода от дома, отключили воду, — вспоминает Андрей.

Между тем ООО «ПКФ "Гюнай"» не погнушалось даже вымогательством. При этом затеяло его аккурат во время суда — видимо, настолько безнаказанным чувствует себя зам. гендиректора этого ООО Елены Пащенко: за предоставление (положенного по закону!) жилья этой семье она просила порядка 2,6 млн. руб. — копия письма есть в редакции.

— Это было единственное «предложение» нам жилья взамен аварийного, — уверяет зять ветерана. — Более того, гендиректор застройщика сказал мне лично, что мы должны срочно «свалить из дома вместе с вещами», что дом он все равно снесет, законы для него не писаны, судиться с ним бесполезно — у него все схвачено, и жаловаться на него можем хоть президенту, ему все равно.

/

Поскольку находиться в собственной квартире без света воды и тепла Савин не мог, старику пришлось «гастролировать» по родственникам. Тем временем его дочь и зять забрасывали жалобами прокуратуру. Но все ответы были как под копирку — «оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

А уже весной 2010-го от дома не осталось и следа.

— Когда папа увидел, что произошло с его домом, узнал, что ему больше негде жить, у него случился инсульт, — вспоминает Раиса.

Иван Кузьмич лишился не только крыши над головой, прописки, но и самого дорогого — нескольких медалей за заслуги в Великой Отечественной войне. Они исчезли при сносе его дома.

«Дедушка еще жив?»

[:rsame:]

В апреле 2014-го эта история дошла до губернатора Московской области Андрея Воробьева. Тогда, в прямом эфире телеканала «Подмосковье» он заявил: «Ветерана в обиду не дадим. Будем разбираться и помогать».

И впрямь, буквально на следующий день после телеэфира на собрании актива городского округа Домодедово депутат местного совета Ализаман Рагимов сообщил: по решению возглавляемой им производственно-коммерческой фирмы Ивану Савину предоставлена однокомнатная квартира.

Но это был очередной обман.

— Нам пытались «втюхать» не квартиру в собственность или хотя бы в соцнайм, а практически договор ренты. И даже нянечку предлагали! — рассказывает адвокат Игорь Кабанов. — Но мы-то знаем, как в нашей стране такие дела делаются: вскоре бы они отправили бы дедушку куда-нибудь в психушку...

От такой «помощи» у ветерана случился второй инсульт.

И опять все сначала: лечение и реабилитация Савина, письма в прокуратуру, судебные инстанции...

— Мы старались оберегать Ивана Кузьмича и не таскать его по судам. Но создалось впечатление, что все ждали: ситуация разрешится сама собой. Нам не раз задавали вопрос: «А дедушка еще жив?» — рассказывает Андрей.

На том месте, где стоял дом Ивана Савина, застройщик возвел трансформаторную будку / Стоп-кадр НТВ

Власти одумались

Во время подготовки этой статьи пришла радостная весть: Ивану Кузмичу наконец дали квартиру.

— 10 апреля у нас была встреча в администрации — по решению суда семье Савина выдали-таки квартиру, — комментирует Игорь Кабанов.

По словам зятя ветерана, квартиру дали хорошую: однокомнатную и даже уже обставленную мебелью — хоть сегодня заезжай.

— Но праздновать победу пока рано — ждем, когда оформят все документы, — говорит Андрей Рябец.

Впрочем, и тут возможен подвох. Понятно, что власти по-своему подготовились к 70-летию Победы. Опасение вызывает другое — это та самая квартира, которую Савину предлагали по договору ренты. Впрочем, власти города этого и не скрывают:

[:same:]

— Мы должны были предоставить квартиру Савину до майских праздников — предоставили. Кстати, если бы год назад адвокат ветерана не отказался подписывать документы [прим. ред. — когда предлагали договор ренты], то Савин уже год бы жил в этой квартире. Но, поскольку жилплощадь находится не в муниципальной собственности [а все у того же застройщика «Гюная» — ред.], мы будем ее выкупать, и только тогда ее можно будет оформить в соцнайм, — прокомментировал «Собеседнику» ситуацию глава комитета по оформлению имущества администрации города Домодедово Владимир Барулин.

Как долго бы еще добивались новой квартиры от властей ветеран Савин и его семья, если бы власти не торопились выполнить Указы президента к 70-летнему юбилею? Неизвестно. Но говорить о том, что история закончилась, тоже нельзя — еще неизвестно, как обернется дело после того, как пройдет 9 мая...

Бизнес под крышей

Почему же руководство «Гюнай» чувствует свою безнаказанность? Если посмотреть внимательно на происхождение этого застройщика, вопросы о отпадают сами собой. Эта фирма существует уже 23 года, и бессменно возглавляет ее не кто иной, как Ализаман Рагимов, который также является депутатом совета депутатов городского округа Домодедово и членом политсовета местного отделения «ЕдРо». За это время компания успела захватить практически весь строительный рынок в городе: так, у ПКФ «Гюнай», по данным ЕГРЮЛ, есть 10 госконтрактов на общую сумму в 32,2 млн рублей и целая сеть «дочек», которые так же имеют отношение к строительным работам и недвижимости (ООО «Диск», ООО «ИК Гюнай», ЗАО «Мособлстройтрест № 11», ООО УК «Гюнай» и так далее).

На руководящих местах сидят, конечно же, самые родные и близкие — дочери Рагимова, соратники по партии и депутаты. Более того, ООО ПФК «Гюнай» учредило ТСЖ «Жилпоселок» совместно с комитетом по управлению имуществом администрации Домодедово, руководителем которого является первый замглавы Каширского района Домодедово Алексей Спасский.

Вот так получилось, что бизнес и политика слились в лице одной компании и, фактически, в лице одного человека — гендиректора «Гюная» господина Рагимова, который не гнушается ради дополнительной прибыли выбросить ветерана ВОВ на улицу.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания