Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Левиафан по-ростовски: убить себя из-за беспредела властей

Собеседник №12-2015

У крестьянина Ивана Тыняного и его односельчан местные дельцы отобрали их родовую землю // архив редакции

Трагедия в Ростовской области, где отец двоих детей покончил с собой, шокирует своей циничностью и моралью.

[:rsame:]

Землю – в «хорошие руки», людей в петлю

Зая, как все в деревне называют Зайнаб Тыняную, держится, хотя и из последних сил. На работу вышла: зарплата в сельском магазине всего 8 тысяч 500 рублей, но лучше-то не найдешь, а двоих детей кормить надо. Стиснув зубы, терпит, как на ее покойного Ивана и на всю семью выливают ушаты грязи.

– На днях, – вспоминает, – нас вызывал на допрос следователь, записал, что я говорила, и протянул мне листик: «Прочтите и подпишите!» А там написано, будто я сказала про Ваню, что он «…сильно пьющий». Но я ж такого не говорила, да это и неправда! Ну, он тогда извинился и исправил протокол.

Трагедию в ростовском селе Генеральское властям выгодно списать на бытовуху – пьянство, нелады в семье и недостаток образования. Но то, что у крестьянина Ивана Тыняного и его односельчан местные дельцы отобрали их родовую землю, это разве не такая же «бытовуха», ставшая привычной частью местного социального пейзажа!

Катя Тыняная с трудом может находиться в доме, где повесился ее отец / архив редакции

В полиции уже не первый год лежит несколько десятков заявлений жителей села, требующих привлечь к уголовной ответственности людей, виновных в фальсификации протокола собрания, на котором деревня якобы добровольно изъявила желание отдать все окрестные пастбища в «хорошие руки». Крестьяне требуют вернуть их общине, всем жителям Генеральского. Тем более что никакого собрания и в помине не было: людей попросили сдать свидетельства на землю якобы для обмена на документы нового образца, а когда вернули, то оказалось, что у каждого из 343 пайщиков отрезали 0,6 га.

[:rsame:]

Сейчас на бывших пастбищах на берегу живописной степной речки Тузловка уже строятся коттеджи состоятельных ростовчан и Family-park в придачу. Первый объект «для семейного отдыха» – огромный тир под открытым небом – уже готов. Стоит за этим проектом, как и за всем освоением отобранных у крестьян гектаров земли, Алексей Ковалевский, зять председателя Законодательного собрания Ростовской области и лидера регионального отделения «Единой России» Виктора Дерябкина.

Кстати, историй таких на Дону много: чуть ли не половину Кашарского района скупил бывший глава районной администрации Александр Гончаров, ненамного от него отстал действующий глава Зимовниковского района Виктор Грянников... Вот и выходит самая что ни на есть «бытовуха», от которой тянет кого в бутылку, а кого и в петлю.

Наезд по кадастру

Генеральцам просто не повезло больше прочих – город рядом, в двадцати километрах, а пригородная земля ценится дороже. Совсем недавно это было даже преимуществом села: народ в Генеральском живет работящий, одних только коров держали больше полтыщи голов. А теперь и полсотни не осталось – негде стало пасти и заготавливать сено. Местный фермер все свое стадо вырезал. Однако больше всего от внимания «высоких особ» пострадали семьи, живущие на окраине села у маленького озерца (по-местному – ставка), где бьет мощный источник и стоит водонасосная станция, закачивающая воду в сельский водопровод.

Таких историй на Дону много / Serguei Fomine / Russian Look

Этот-то участок в числе многих прочих и присмотрел для своей семьи Алексей Ковалевский. Вернее, покупал он участок чуть в стороне, но потом тот необъяснимым образом переместился. Соответственно сдвинулись и все соседние наделы, наехав в итоге на подворья нескольких генеральцев, включая Ивана Тыняного. То есть в натуре, на местности, те, где были, там и остались, но по кадастру вышло, что в Генеральском произошли неизвестные науке сдвиги земной поверхности. А живущие рядом Данильченко и Тыняный остались без права оформить в собственность землю, на которой еще их родители жили.

[:rsame:]

Судья Родионово-Несветайского районного суда на место выезжать, конечно, не стал, как и его коллеги из прочих судебных инстанций, куда потерпевшие обращались. Все вместе они узаконили кадастровый сдвиг. Прошлым летом Иван Тыняный вместе с односельчанами даже приезжал в центр Ростова на митинг. В руках он держал транспарант: «Президент Путин! Спасибо за Крым!! Защитите село от произвола чиновников и судов!!!» Но высокое начальство акцию протеста вроде как и не заметило. И даже спасибо за «спасибо» не сказало.

«Назад пути нет»

Тыняный, рассказывают соседи и друзья, очень переживал из-за того, что лишился земли, которая для крестьянина – особая ценность. Впрочем, не только из-за земли.

– Ваня все очень близко к сердцу принимал, особенно несправедливость, – еле слышно говорит Зайнаб. – С судов возвращался мрачнее тучи, сядет на табуретку и молчит, начну расспрашивать, ответит: «Всё нормально!» – и дальше молчит. Но я знаю, как он переживал. И из-за того, что у нас было много долгов, особенно за «коммуналку». Последнюю долговую квитанцию за газ я получила уже после его смерти – 18 тысяч! Где их взять? Когда он работал в СПК, бывшем колхозе, платили копейки. На заработки с другом поехал, вернулся ни с чем, не взяли его там, только последние деньги потратил – двух свиней зарезали и продали, чтоб денег собрать на дальнюю дорогу.

Земля для крестьянина – особая ценность / Nikolay Gyngazov / Russian Look

А тут еще эта история с землей, с беспределом, на который нет управы... Похоже, от всей этой безнадёги тракторист Иван Тыняный и повесился на тридцать третьем году жизни прямо в доме, где жили его родители. И где теперь, без отца, будут жить его дети. На прощание прислал жене СМС: «Прощай. Назад пути нет».

[:rsame:]

«Значит, сердечко у него не выдержало!» – так объяснила мне все, что произошло с ее внучком, двоюродная бабушка Саша, живущая по соседству. Его школьная учительница сказала, что очень уж он был добрым, мухи никогда не обидит, таким в жизни трудно. Друзья считают, что «парень дал слабину», а от того, что о местных дикостях напишут в газете, ничего ровным счетом не изменится. С собой в селе больше пока никто не покончил, но и в лучшее мало кто верит – такая вот «бытовуха».

/цитата

Председатель Заксобрания Ростовской области Виктор Дерябкин:

Председатель Заксобрания Ростовской области Виктор Дерябкин / архив редакции

– Я бы говорил не только о споре отдельных собственников, но и в целом о Генеральском. Ведь почему-то никто не пишет, что в 2007 году, когда Ковалевский скупал земли, все были довольны и никто не возмущался... Такое впечатление, что кому-то выгодна такая ситуация, чтобы она длилась подольше и меня вспоминали чаще. Меня сейчас упрекают, что я чуть ли не в смерти парня виноват.

– Я поначалу даже хотел съездить к вдове и, может быть, помочь с похоронами… – продолжает Дерябкин. – Но, наверное, не время, да и кривотолки разные по-шли бы: мол, Дерябкин чувствует свою вину и пытается ее загладить... Сейчас мной уже принято решение, что на апрельскую сессию будет вынесен вопрос по Генеральскому. Я расскажу депутатам о ситуации, и пусть они решают: если скажут уйти, я уйду.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания