Новости дня

23 ноября, четверг


























22 ноября, среда



















Как "самооборона Крыма" творит самоуправство и беззаконие

Собеседник №47 '14

Крымская "самооборона" // Global Look Press

Крымская вооруженная «Самооборона» угрожает местным жителям, выходя за полномочия народных дружин.

В присоединенном Крыму «лихие 90-е», похоже, в самом разгаре. «Не рыпайтесь, а то зароем» – такими угрозами сопровождают свои незаконные действия представители местной «самообороны».

Хищники на птичнике

Герои «русской весны», кажется, полагают Крым не субъектом РФ, а собственной вотчиной беспредела. Об этом заявляют отнюдь не представители «пятой колонны», а ярые сторонники присоединения.

Народное ополчение Крыма – те ребята в камуфляже, что в феврале – марте участвовали в пророссийских митингах, «охраняли» украинские воинские части. Казалось бы, после референдума они могли бы вернуться к мирной жизни.

– Но они тут начали, мягко говоря, своевольничать, – считает первый секретарь крымского отделения партии «Коммунисты России» Леонид Грач. – Когда началась национализация, врывались на предприятия, захватывали объекты. «Самооборона» выходит далеко за пределы полномочий народных дружин, подменяя российскую полицию, приставов. Люди боятся их, обращаются с просьбами защитить их от «самообороны».

[:same:]

Так, об этом уже около полугода тщетно просят сотрудники Госплемптицезавода им. Фрунзе в Сакском районе Крыма.

– Крупнейшее предприятие отрасли под управлением «самообороны» идет к банкротств­у, – говорит экс-директор Андрей Пряхин. – До этого мы занимали 35% рынка Украины по поставкам суточных цыплят.

В конце марта люди в камуфляже «отгрузили» самого директора – буквально выкинули его с предприятия.

– Эти боевые отряды по сути провели силовой захват. – Главный экономист птицефабрики Людмила Максакова уволилась после 14 лет работы. – Директором поставили прежнего руководителя и потребовали, чтобы он взял на работу «самооборонщиков». А это люди очень сомнительные, среди них были и наши экс-сотрудники. Один их лидер, работая у нас трактористом, списывал по 800 л топлива ежемесячно. Другой засевал свои поля за счет предприятия. Бывший менеджер по персоналу была уволена за «мертвые души». Директор отказался их нанимать. Продержался месяц, пока к нему не ворвались с угрозами: мол, уроем, посадим. После его отставки вернули Пряхина, он сразу взял на работу этих товарищей.

Но Пряхина это не спасло, он также проработал около месяца.

– В июне меня уволили по анонимному письму «за махинации», – говорит Андрей Владимирович. – Позвонили из Сов-мина Крыма: завтра не выходи. И советуем не возникать, тебе же еще жить во Фрунзе.

Новый директор прибыл, по слухам, из Симферополя, где руководил ЧОПом. Дозвониться до г-на Лисицына нам не удалось. Но управлять он стал вполне в духе времени.

– Нанял семь замов, которые пытались заставить наших работников обрабатывать свои частные поля, – рассказывает рабочий Вениамин Плеснивый. – Когда люди отказались, «самооборона» пригрозила «повыбивать всем зубы».

Тогда работники впервые собрали подписи и покатили жаловаться в Симферополь. Поездка ничего не дала, как и все последующие. Большинство подписантов уволили.

– Зато за счет «самообороны» раздули администрацию и штат охраны, по зарплате охранники почти сравнялись с рабочими, – говорит Максакова.

Сейчас сотрудники фабрики составляют письмо президенту Владимиру Путину с подробным описанием ситуации.

– Реализация суточных цыплят давала 80% прибыли, сейчас нет и 20%, – говорит Пряхин. – Продаж нет, тем более что прежних клиентов кинули. Так, Луганск не получил цыплят на 300 тыс. рублей. Счета предприятия опустошены, а долги с нуля выросли до 16 млн руб. При этом другие предприятия нашего профиля процветают, ведь цены на продукцию растут. Коллег произвол пока не коснулся. Может, оттого, что они частные.

Крымская "самооборона" / Global Look Press

Закон не писан

Увы, участие «самообороны» частников тоже не миновало.

– Под предлогом национализации происходят рейдерские захваты, – рассказывает крымский юрист Жан Запрута. – Ведь федерального закона о нацио­нализации нет, отчуждение возможно лишь по решению суда через процедуру выкупа. Но Крым будто вне правового поля РФ. Здесь же «переходный период». И с августа мы наблюдаем ситуации, когда на предприятия приходят люди в масках, иногда с нарезным оружием, объявляют, что решением Совмина вводится временная администрация, собственника выкидывают.

Причем собственники – не зловредные украинские олигархи, а граждане РФ, крымчане.

[:rsame:]

– Сейчас они подают в суды, – продолжает Запрута. – Правда, судьи боятся таких дел, берут самоотводы. А на захваченных предприятиях творится неизвестно что. Так, одна фирма прокладывала газовые трубы в частные дома. Стоимость работ – 57 тыс. руб. А «временная администрация» требует по 300 тыс. только за проект. Еще одно крупное предприятие – «Крым-автотранс». В первый день «самооборонщики» изъяли там дневную выручку в 7 млн. Куда пошли эти деньги, кому идут нынешние доходы – неизвестно.

При этом новое руководство «Крымавтотранса» обвинило старое в неуплате налогов и... помощи «Правому сектору» (украинской организации, деятельность которой на территории РФ признана экстремистской и запрещена на территории РФ решением Верховного суда от 17 ноября 2014 года).

– Хотя это единственное крупное предприятие, что много лет помогало русскому движению в Крыму, – говорит глава казачьей общины «Соболь» Владимир Тюнин. – Их сложно назвать врагами России. Как и нас: я 15 лет в движении, даже под западные санкции попал. Но сегодня действия «самообороны» создают почву для социального взрыва. Силовое звено Аксенова творит беспредел, превращая регион в сатрапию.

«Порядок в лесу»

«Самооборону» некоторые называют «личной армией» главы Крыма. Сергей Аксенов не раз говорил, что расформировывать дружины не стоит – они работают эффективнее органов. В июле специальным законом Народному ополчению присвоили статус государственного казенного учреждения.

– Тоже в нарушение законов России: казенные предприятия работают по контракту, который получают на основе конкурса, – говорит Запрута. – Дошло до того, что, как я слышал, из МВД прислали Аксенову письмо, мол, не может быть в России такой структуры.

В итоге около недели назад статус Народного ополчения сменили на общественную организацию. Но послушать крымских чиновников – так без «самообороны» им по-прежнему никуда. Ополченцев снаряжают на борьбу то со стихийной торговлей, то с незаконной застройкой. На днях решили, что дружинники будут охранять заповедники: «порядок в лесу будет наведен так же, как в других сферах». Недавно вице-премьеру Шеремету, курирующему Народное ополчение, рассказали о нарушителях на территории Партизанского водохранилища. Шеремет предложил «зарежимить объект» силами бойцов. Пообещав, что стоимость услуг по охране будет «нормальной». Кстати, на нашу просьбу о комментарии насчет его подшефных вице-премьер не ответил. А насколько успешно ополченцы охраняют объекты, можно судить по такой ситуации.

Крымская "самооборона" / Global Look Press

– В апреле мы поставили крымским партнерам 54 единицы стройтехники более чем на 5 млн $, – рассказывает юрист компании из Донецка Сергей Моргасюк. – До сих пор не получили ни копейки, через неделю после отправки связь с ними пропала, по их юрадресу никого не нашли. А когда приехали в Симферополь забрать технику, на стоянке встретили вооруженных людей из «4-й роты самообороны» с приказом никого не пускать. Власти Крыма на наши жалобы не реагируют.

Напротив, власти благодарят ополченцев за службу. Так, им передали в безвозмездное пользование ряд объектов. В том числе бывший военный городок в Симферополе. А бойцы заодно решили освоить прилегающие к нему частные земли.

[:same:]

– Там 7 участков, которые в 2008-м люди покупали под ИЖС, – рассказывает один из собственников. – Мне принадлежат два общей стоимостью около 6–7,5 млн рублей. Приехав туда около месяца назад, я увидел, что люди из «самообороны» срубили деревья, сняли грунт. Заявили, что будут делать там парковку для своего штаба...

Владельцу земли пообещали, что, если будет возникать, его там и «зароют». Тем же стращали и «несогласных» сотрудников птицефабрики во Фрунзе. Накануне сдачи номера рабочий Плеснивый написал мне, что его пытались избить на собрании коллектива: «Коллеги еле отбили меня у «самообороны». Неужели именно так надо обращаться с людьми, которые по своей воле стали гражданами страны?

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания