Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Тайны советской спецоперации "Анадырь"

Собеседник №42 '14

27 октября 1962 года (этот день позже прозвали «черной субботой») мир как никогда был близок к началу глобальной ядерной войны. Президент США Кеннеди уже готовился отдать приказ о вторжении на Кубу, а советский лидер Хрущев – ответить ядерным ударом.

[:same:]

Как советские военные и ракеты оказались на Кубе, чтобы «напугать» США, рассказал «Собеседнику» участник спецоперации «Анадырь», генерал-лейтенант ВС РФ Игорь Куринной.

Лыжи и тулупы для «отдыха» на Кубе

Все началось с того, что в 1961-м США разместили на территории Турции ядерные ракеты, которые были нацелены на западную часть СССР и могли достать аж до Москвы. Советский Союз не заставил себя ждать, и в июне 1962-го на Кубу было отправлено несколько десятков кораблей с личным составом и ракетами Р-12.

Игорь Куринной в то время был старшим лейтенантом, помощником начальника политотдела по комсомольской работе 43-й ракетной дивизии, дислоцированной на Украине.

– В мае 1962-го приехал к нам первый зам. главкома ракетных войск стратегического назначения полковник Толубко, – вспоминает Игорь Иванович. – На собрании он сказал: «Вашей дивизии предстоит продолжительная командировка на учения в Анадырь, в суровых климатических условиях, возьмете с собой полушубки, лыжи…»

«Анадырь» – всего лишь легенда, но даже офицеры не предполагали, что везут их вовсе не учиться на север, а воевать в субтропики, на Кубу.

/

Почти месяц проводился тщательный отбор участников «учений»: около 30% состава были забракованы. Чекисты обращали внимание в том числе и на национальность: в основном брали русских, украинцев и белорусов.

[:rsame:]

Лейтенант Куринной проверку прошел. Ему тогда было всего 24 года, он только что женился. Лейтенант попросил, чтобы на «учения» взяли и его молодую супругу Анджелу (ей тогда было 18, она только закончила мед-училище). Так участие в операции «Анадырь» стало их свадебным путешествием.

Начали грузить военную технику. Из-за огромных размеров ракет Р-12 (длина вместе с головной частью – 22,768 м) приходилось разбирать палубы и опускать ракеты под углом.

– Это, кстати, помогло нам без шума переместить ракетные войска на Кубу, потому что американцы знали размеры наших ракет и не верили, что они могут поместиться на таких небольших кораблях. У нас было 36 ракет Р-12 с радиусом действия 2000 км и ровно столько же ядерных боеголовок, – вспоминает Куринной. – Представьте: на Хиросиму и Нагасаки были сброшены 2 ядерные бомбы общей поражающей силой 0,7 Мт, а у нас было 36 боеголовок и каждая – по 1 Мт. То есть почти сто Хиросим!

В Севастополе всех переодели в «гражданку», выдали плотные костюмы из габардина, рубашки, галстуки и фетровые шляпы. А в конце июня корабли «Адмирал Нахимов», «Балтика» и «Николаев» начали отправляться. На «Адмирале Нахимове» во главе с генералом И. Д. Стаценко находился личный состав управления ракетной дивизии, два госпиталя и отдельные подразделения инженеров и связи. Личный состав плыл в трюмах, на палубу подниматься запрещалось, а стояла невыносимая жара... Шли корабли в среднем от 15 до 21 дня.

Фига разведке США

Когда еще только грузили технику, это засекли немецкие разведчики и, по всей видимости, продали эту информацию Америке. Над советскими кораблями начали кружить самолеты США. Правда, по легенде, наши корабли перевозили оборудование для кубинского автозавода и для уборки сахарного тростника...

– Когда самолеты пролетали над нами, а они низко летали, мы даже видели летчиков в кабинах и показывали им фиги, – вспоминает Куринной.

Но так или иначе – когда корабли прибыли на Кубу, тайна советского груза уже была раскрыта.

Разгрузить, переместить и установить 36 ракет с ядерными боеголовками было проблематично: с корабля их снимали краны, а по суше пришлось везти на длиннющих телегах. Развернуть такую махину удавалось не всегда, поэтому приходилось договариваться с местными властями и даже сносить некоторые дома.

ракета /

На Кубе русских встречали как родных (в 1962-м США безуспешно пытались свергнуть режим Кастро). Среди прибывших советских людей было много женщин, в основном это были медики и машинистки.

[:same:]

– Однажды одну красивую машинистку – Валю Дубину – кубинцы украли, – вспоминает генерал. – Ну благо Валя не пострадала, оказывается, кубинцы просто покатали ее по Гаване. А командир дивизии чуть с ума не сошел, потому что она была допущена ко всем секретам. За это Освальда, старшего лейтенанта кубинской армии, Фидель Кастро снял с должности.

Машинистку вывели из штаба, несмотря на то, что проникнуть туда (или беспрепятственно выйти) было практически невозможно. Вокруг штаба было 3 кольца охраны: внутреннее кольцо охраняли только русские, среднее – и наши, и кубинцы, а внешнее – только кубинцы.

Кнопка ядерной войны

Секретность операции не позволяла военным никому, даже родным, сообщать о том, где они находятся. Но отправлять письма на родину разрешалось, только обратный адрес указывался – «Москва-400».

– Я писал письма родителям, и они действительно думали, что я пишу из Москвы, – вспоминает Игорь Иванович. – А вот моя жена зашифровала «Кубу» в предложении: «Я бы хотела знать, Куда Уехала Бабушка Алена». И ее родители догадались.

Между тем страсти вокруг Кубы накалялись день ото дня. 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия».

Советские офицеры уже были готовы к войне. Применение ракетно-ядерного оружия могло быть произведено либо из Москвы, либо прямо с Кубы, потому что разрешение на запуск ракет в ночь с 23 на 24 октября было передано еще и командующему нашей группировкой на острове генералу армии Иссе Плиеву.

– Я сомневаюсь, что Плиев нажал бы на кнопку: он был кавалеристом и мало понимал в ракетном деле, – рассказывает Куринной.

И. И. Куринной / Александр Алешкин

Ходили слухи, почему назначили именно Плиева: Хрущев не любил его потому, что генерал командовал Закавказским военным округом и не раз имел неосторожность возражать Никите Сергеевичу, а иногда даже ставил под сомнение выполнение приказов.

[:rsame:]

Но когда палец уже висел над кнопкой и в любую секунду могла начаться ядерная война, ближе к концу октября Хрущев попытался связаться с Кеннеди, чтобы разрешить конфликт мирным путем. Однако некоторые американские военные хотели, чтобы развернулась война, поэтому генсек так и не смог дозвониться до президента США. Тогда Хрущев решил «докричаться». Его обращение к Кеннеди передали все радиостанции мира. Президент США немедленно связался с ним и услышал предложения СССР: убрать военную технику из Турции и Италии и оставить Кубу в покое. Он согласился.

28 октября Плиеву и Стаценко было приказано прекратить несение боевого дежурства и в течение недели демонтировать все пусковые установки.

Советские солдаты управились за неделю и отправились домой.

В тех событиях участвовал и мой дед, шифровальщик 11-й ракетно-зенитной дивизии Владимир Михайлович Савицкий. Немного, но кое-что он рассказывал.

Например, как однажды он с двумя сослуживцами отво-зил с о. Пинос в штаб в Гаване секретные документы. В этот момент штаб начали штурмовать американские и кубинские контрреволюционеры. Один из советских солдат, чтобы задержать нападение, подорвался на лестнице у входа. В это время военные начали защищать штаб, и они смогли дать отпор контрреволюционерам. А шифровальщикам удалось спастись: они выбежали на крышу здания и оттуда спрыгнули в фонтан.

Официально же наши люди «ни в каких боевых действиях на о. Куба не участвовали». Соответственно и льгот никаких им не было положено. От деда еще сохранился дневник – самодельный крошечный блокнотик, где он тайно делал записи (не разрешали!) во время возвращения домой на «Адмирале Нахимове». Аж четыре месяца спустя после разрешения Карибского кризиса. Можно сказать, повезло – хотели оставить на Острове свободы еще на год...

блокнот /

Сохранился дневник шифровальщика 11-й ракетно-зенитной дивизии Владимира Михайловича Савицкого, моего деда, который он вел по дороге домой после операции «Анадырь». Делать какие-либо записи было нельзя, поэтому пришлось записывать все в крошечный самодельный блокнот, который можно было легко и быстро спрятать.

15.03.1963 г., пятница

8:30. Началась погрузка на автомашины л/с 4 года службы.

В 9 часов наша колонна двинулась по направлению к Гаванскому порту.

В 11:40 началась погрузка [на] теплоход «Адмирал Нахимов». Я разместился в каюте 3 класса № 89-К, но каюта приличная и хорошо отделана. Со мной в одной каюте разместились еще 5 человек.

[:same:]

В 15:20 наш белый, как лебедь, лайнер начал отчаливать от причала. Проплывая мимо набережной, мы видели провожающих нас кубинцев и наших — русских, которые машут нам. Проплывая мимо командующего, теплоход дал прощальный гудок. Через минут 20 мы вышли в Карибское море. Как хочется вернуться в родные дома, где нас очень ждут. Несмотря на то, что срок нашей службы истек уже больше чем полгода назад.

16.03 Находимся еще в Карибском море, идем курсом на юго-восток. В 7:50 над кораблем начали делать облет два американских самолета-разведчика. Летали над самыми мачтами, почти на протяжении часа.

Сегодня в 9 часов услышали по радио «голос Москвы». Мы очень внимательно слушали, у меня даже мурашки по коже от радости.

В 5 часов корабль облетали 3 вертолета американских, и один из них делал фотоснимки. Летали над самым кораблем на высоте около 20 метров. А с левого борта на расстоянии около 3 км сопровождал американский военный корабль-крейсер.

17.03 Идем в Саргассовом море. Делали облет 2 американских самолета.

18.03 Еще находимся в Саргассовом море. В 16 часов с левого борта появились кашалоты на расстоянии 1 км.

19.03 Находимся в Саргассовом море. Сбавили ход, почти стоим на месте, идем на одном винте. Заканчивается ремонт второго винта.

20.03 Вышли в Атлантику. В 14 часов с левого борта на расстоянии около 200 м прошел американский танкер.

/

21.03 Идем в Атлантическом океане. Проходим по северному тропику. Загораем на верхней палубе. До Гибралтара осталось еще 2073 мили.

24.03 Находимся в Атлантическом океане, идем курсом на северо-восток. От Гаваны прошли 3624 мили.

[:rsame:]

28.03 В Атлантике. В 7:25 проходили и остров Мадейра на расстоянии около 8 миль. В 21 час нас сопровождали 4 неизвестных корабля.

29.03 Идем в Атлантике. Утром делал облет корабля американский морской разведчик.

30.03 В 5 часов утра вошли в Гибралтарский пролив. Ширина пролива при входе с Атлантики 7,8 мили (самое узкое место пролива).

Сейчас 11 часов. Уже вышли в Средиземное море. В 10 часов облет делал американский гидросамолет (морской разведчик).

31.03 Проходим в Средиземном море мимо берегов Алжира. Берега гористые, на побережье видны постройки. Встречаются корабли. Корабль около 12 часов облетали французские самолеты (морские разведчики). Возле корабля появились дельфины.

2.04 Идем в Средиземном море курсом на северо-восток.

В 7 часов проходили мимо о. Сицилия на расстоянии около 30 км. Стало теплее, можно опять загорать на палубе.

Делали облет корабля американские гидросамолеты.

Прошли от Гаваны 5378 миль. Осталось до Севастополя 1079 миль.

3.04 Проходим в Эгейском море. Вошли в 9 утра. Встретили чехословацкий танкер. Облет корабля делал американский самолет.

4.04 До 15 часов проходили в Эгейском море, потом вышли в пролив Дарданеллы. На борт корабля поднимались подплывшие на катере таможенники, но задержались на корабле недолго. Около 18 часов вышли в Мраморное море.

5.04 В 4 часа утра вошли в пролив Босфор. Хорошо были видны берега, где расположен Стамбул. Скоро будет Золотой Рог и ворота в Черное море. Зайдем в Черное море и возьмем курс на Севастополь.

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания